Подписаться
Деловой квартал / Новости / «То, что я начал шить плащи, — это Вселенский замес. Какого черта я все это зна...
«То, что я начал шить плащи, — это Вселенский замес. Какого черта я все это знаю и умею?»
Источник: DK.RU

«То, что я начал шить плащи, — это Вселенский замес. Какого черта я все это знаю и умею?»

Самое читаемое
  • «Это никакая не экономия». Госдума приняла законопроект о пенсионной реформе «Это никакая не экономия». Госдума приняла законопроект о пенсионной реформе
  • Ругать без персоналий. Депутатам запретили критиковать Путина за пенсионную реформу Ругать без персоналий. Депутатам запретили критиковать Путина за пенсионную реформу
  • «Институт семьи разрушается. Это уже не ячейка, это бизнес-проект», — Самвел Аветисян «Институт семьи разрушается. Это уже не ячейка, это бизнес-проект», — Самвел Аветисян
  • Рост на 54% в год. Тихая революция на этом рынке коснется каждого бизнеса Рост на 54% в год. Тихая революция на этом рынке коснется каждого бизнеса
  • «Мне стыдно за каждый потраченный рубль». Десять признаков нездоровых отношений с деньгами «Мне стыдно за каждый потраченный рубль». Десять признаков нездоровых отношений с деньгами
06:00   14.07.2017

«В России нет смысла размещать заказы. Дело не в деньгах: в Китае ты контролируешь весь процесс, и там никого не испугают объемы от 10 тыс. штук». Опыт Андрея Кравцова, основателя марки одежды SH'U.

Марке одежды SH'U [«Шью»] исполнилось пять лет. Ее основатель, 27-летний Андрей Кравцов, ведет счет с 1 апреля 2012 г. — дня, когда продал свой первый плащ-дождевик. Сейчас под своим брендом он выпускает не только плащи, но и зимние куртки, резиновые сапоги, рюкзаки, футболки и джинсы. Его одежду носят музыканты Tequilajazzz и 5'nizza, для группы «Муммий Тролль» к 20-летию альбома «Морская» он сделал эксклюзивную коллекцию плащей, а Илья Лагутенко снялся в ролике к первому юбилею SH'U. В прошлом году оборот компании составил 55 млн руб., а сам Андрей уже больше двух лет живет на две страны — Россию и Китай.

Мы встретились с Андреем накануне музыкального фестиваля Ural Music Night, и в эксклюзивном интервью DK.RU он рассказал, как потерял 300 тысяч, разместив заказ в Китае, как марка лишилась магазина в Москве и отстроила его заново и почему следующая точка продаж обязана появиться в Екатеринбурге.

SH'U сначала

В Екатеринбург ты приехал на Ural Music Night. Я так понимаю, что и сама история твоей марки тесно связана с музыкой.

— История марки и история жизни связаны с Екатеринбургом и музыкой. До 15 лет я жил в Североуральске и у меня был выбор — если я уезжаю в Екатеринбург, то должен поступить в учебное заведение на бюджет. Я поступил в колледж Ползунова на электротехника, но вообще планировал, что стану музыкантом. И все было классно, у меня было несколько интересных коллективов. Но вскоре это все мне наскучило. Я уволился из «Бершки» в «Гринвиче», где работал последние пару месяцев продавцом, и на следующий день уехал в Санкт-Петербург, который всегда любил. Это было в 2009 г. 

Еще когда я жил в Екатеринбурге, я заказывал одежду у знакомого модельера Кости. Это было очень интересно, самобытно. Мне все говорили: «Чувак, какие у тебя классные куртки», и я думал: «Ну, круто!». Когда понял, что с музыкой не складывается, то решил, что судьба выводит меня на другую сторону и купил себе швейную машинку. Это была самая обычная машинка, Janome за 2900 руб. Так я начал пробовать шить и все четче и четче понимал, как это делается. Я распорол вещи Кости и сделал из них лекала.

Ты смотрел какие-то видеоуроки или ходил на курсы, чтоб научиться технике? 

— Нет, у меня даже доступа в Сеть не было, я просто делал: шил, распарывал, снова шил. Если бы меня спросили, какой я сделал вывод из всего этого, я бы сказал, что самое главное — это просто делать. Сейчас все любят куда-то ходить учиться, и это занимает много времени. Соответственно, времени на «делание», на созидание нет вообще.  

Как ты зарабатывал, пока постигал азы?

— В Питере у меня было несколько работ. Последняя — это завод Hyundai, я работал там восемь месяцев на сборке машин. Там я понял, что на даже заводе, где работает пять тысяч человек, каждый так или иначе хочет выделяться. И у меня были потом заказы с завода, я шил для ребят куртки. 

Когда пришло понимание, что нужно запускать марку?

— Сразу. Я этим горел. У меня не было варианта, что это не пойдет, и это сразу пошло. Заказы у меня были расписаны на две недели вперед. А если люди готовы давать тебе деньги — это уже бизнес. И если ты смог продать один плащ, то сможешь и тысячу.

В одном из интервью ты упоминал про Вселенский замес в твоей судьбе. Что это?

—  Да, есть какие-то непредсказуемые вещи, одна из них — это, например, то, что я начал шить. Даже сейчас, когда я сажусь за машинку, я не понимаю, какого черта я все это знаю и умею. Вселенских замесов много. Из последнего — это то, что мы сделали коллекцию с Ильей Лагутенко, были у него на студии в Лос-Анджелесе, которая находится через дорогу от Paramount Pictures. Это ли не Вселенский замес? 

Раз уж речь зашла о Лагутенко: ты сделал для него коллекцию плащей. Она продается?

— Нет, мы не стали запускать эти плащи в серию, потому что у нас не было на это времени. И вообще времени на подготовку было очень мало. Дело было так: Илья прочитал мое интервью о бизнесе в Китае на Openchina, попросил ребят из редакции, чтоб я ему написал: мол, классный чувак. Так мы начали общаться. Выяснилось, что Лагутенко весьма открыт к общению, но встретиться лично никак не получалось — и он, и мы постоянно были в разъездах. А когда мы решили снять ролик к пятилетию SH’U в Нью-Йорке, я написал ему — он много лет живет в Америке. Он говорит: «Класс, заезжайте ко мне в гости». 

У него была идея и у меня была идея. Не успел я ничего сказать, как он предложил мне сделать плащи к 20-летию альбома «Морская». Но и я хотел предложить ему то же самое. После Америки я полетел в Китай, быстро все сделал. Вернулся в Россию, сразу же поехал на концерт в Ледовый и подарил ребятам эти плащи. 

Илья Лагутенко в вашем ролике говорит «Это стиль», и это очень круто получилось. И слоган у вас классный «Я SH’U», ведь «Шью» это действительно ты: первые 2,5 года ты все делал сам — кроил, шил, вел соцсети, продавал. Но теперь-то ты работаешь не один. Расскажи о своей команде: кто эти люди, сколько их?

—  Я не могу заниматься всем сразу, тем более что некоторые вещи я делать не умею. У нас есть бренд-менеджер Миша, он занимается визуальной частью бренда: съемки, видео, тексты. Есть Юля, она уже семь лет живет в Китае и занимается переводами: работа с китайцами по большей части на ней. Есть Егор, он развивает московский магазин. Всего нас 15 человек.

Магазинов у вас сейчас два: в Москве и Питере?

—  Да, мы уже начали было организовывать магазин в Екатеринбурге, но из-за проблем с московской точкой мы этот вопрос отложили. Но я уверен, что в сентябре у нас будет здесь магазин. 

А где он будет, можешь сказать?

— Если бы я знал. Приеду в августе, и посмотрим. 

Какие у вас сейчас каналы продаж?

— У нас есть своя розница (помимо офлайновых точек это еще и интернет-магазин) и есть оптовые заказы. Розница мощнее: она делает процентов 70% от общей выручки, поэтому мы и хотим открывать магазин в Екатеринбурге.  

SH'U в Китае

Около двух лет ты размещал заказы на фабрике в Петербурге, а последние 2,5 года вы шьете вещи в Китае. Что послужило поводом к тому, чтоб перевести производство в эту страну? Объем, инфраструктура, отношения с людьми? 

— Сыграли роль несколько факторов. Первое — это то, что в России нет производства тканей, фурнитуры, а у меня есть четкое видение того, как это должно быть. Лишь в Китае это все можно реализовать, потому что там все находится в одном месте, это удобно и ты заказываешь так, как ты это видишь. Это самое главное. Второе — я устал жить в Петербурге, мне надоело жить в сером капризном климате и захотелось новых впечатлений. Ну, и объемы у нас там выше. Сшить в России 10 тысяч зимних курток — я не знаю, можно ли это вообще? А там можно, и мы это делаем. 

То есть сейчас ваши объемы — это партии в 10 тысяч штук?

— Да, сейчас куртки к зиме мы шьем в таком объеме.

Начинали вы с плащей, сейчас у вас и куртки есть, и джинсы появились, и резиновые сапоги. Что еще планируете запускать?

—  Вообще мне нравится делать верхнюю одежду. Но в Китае много чего можно сделать. Например, джинсы: мы нашли классную фабрику, и почему бы не попробовать? Они классно зашли, их покупают. На них мы меньше зарабатываем, но это интересно. 

Какой заказ ты первым разместил в Китае?

—  Это был плащ, по-моему, 1200 единиц, и куртка-трансформер, 700 единиц. Шел 2014 год, случился обвал рубля...

Много потеряли?

— Признаюсь: я не особо следил за рынком. Доллар все рос и рос, а деньги у нас были в рублях. Потеряли триста тысяч — большая сумма для меня в то время. 

В Китае вы работаете с фабрикой, которая шила раньше заказы для North Face, вашего самого известного конкурента.  

— Не то что это наш конкурент — это компания с мировым именем, а мы все равно еще локальные ребята. Фабрика, с которой мы работаем, действительно шила для North Face одежду, это было в 80-90-х годах, и у ее владельцев есть хороший опыт. Для нас это как институт: мы ходим на фабрику, они рассказывают нам о разных нюансах. Мы много узнали за время этого сотрудничества. 

Негативного опыта работы с Китаем у вас не было, только позитивный?

— Ну как… Проблемы возникают постоянно. Начать шить в Китае — это не просто, это очень сложно. Например, с джинсами недавно был инцидент. Мы заказали японскую ткань, попросили сделать мужской образец и его не стирать. Они сделали женский и постирали. А потом сказали: «Ой, ну да». И так все время. За ними постоянно нужен контроль.

А в России ты сейчас размещаешь какие-то заказы?

— Нет, в этом нет никакого смысла.

Сколько времени ты сам лично проводишь в Китае?

—  Где-то полгода, если суммарно. Я постоянно перемещаюсь между Китаем и Россией. 

Цифры SH'U

У тебя был какой-то стартовый капитал?

— Никакого. Себестоимость плаща была 250 руб., а продавал я его за 3000 руб. Мне нравилась эта цифра. Я мог шить и день, и ночь — так и делал.

Какая у тебя была производительность? 

— Плащ в день, максимум — два. Я шил, раскраивал заготовки, шел гулять, пил вино. Это была новая жизнь, и это было очень круто. Потом я уже стал отдавать заказы на фабрику. Первый заказ был, по-моему, 30 единиц по 500 руб. за штуку. 

Для этого же уже нужны были деньги. Ты брал кредиты?

— Нет. Я всегда договаривался, говорил: «Я вам отдам потом». И сейчас я так же договариваюсь, как и пять лет назад. Только на другие суммы. Сейчас я отдал заказ на 20 млн руб. 

Сколько вы сейчас продаете единиц?

— Я не знаю, я смотрю по деньгам. 2016 год мы закрыли с оборотом 55 млн руб. Классно, это почти миллион долларов! Но мы все деньги вкладываем обратно в производство. 15 млн, например, вложили в весеннюю коллекцию. Ее мы отшили с расчетом и на осенние продажи. Ажиотаж у нас начинается где-то в августе, а зимой люди вообще сходят с ума, стоят в очереди. 

Чем, по-твоему, ваши куртки отличаются от других? Ты как-то говорил, что, побывав на выставке производителей одежды в Берлине, пришел к выводу, что, по сути, практически ничем.

— Мы отличаемся лишь схемой работы. У крупных производителей все статично, они делают свои линейки вперед на год, а мы к сезону выпустили, и все. Но из-за этого мы не можем выйти на европейский рынок, потому что там надо делать все сильно заранее. 

Но ажиотаж-то ты с чем связываешь? 

— Наши куртки теплые, легкие, непромокаемые и относительно мирового рынка их цена невысока. 10 тыс. руб. за зимнюю куртку — я не знаю, много это или мало, но, мне кажется, это недорого. 

Пару лет назад ты описывал своего покупателя как молодого человека в возрасте около 24 лет. Что скажешь сейчас?

— Сейчас я уже так не скажу. Покупают все. Студенты, молодые пары, взрослые люди. Мы сделали женскую коллекцию, которая тоже хорошо пошла. В Москве много тех, кто берет вещи на всю семью. 

Каждый год вы удваиваетесь в объемах производства и, как я понимаю, не собираетесь снижать темп. При этом ваш рынок сейчас —  это Россия и СНГ. А что потом?

— Да нас и здесь никто не знает еще. Наша задача сейчас — чтобы о нас хотя бы узнали. Потенциал очень большой. Одна Москва какая огромная, а уж вся Россия... Я спокоен в этом плане. 

Тебе сейчас 27 лет. Думаешь о том, чем заниматься дальше?

— Дальше, как и сейчас, буду делать что-то интересное, открывать магазины. Но, если уж об этом зашла речь, у меня получается далеко не все. Все, что вы видите, — это лишь очень маленькая часть жизни. И не надо думать, что все шелково — сложностей огромное количество. А чем становишься старше и чем больше у тебя прибавляется дел, тем сложностей становится больше.

Например, мы на целый месяц остались без розничной точки в Москве. У нас был магазин в каюте на корабле «Брюсов», который ходил по Москва-реке. А мэру Собянину, говорят, этот корабль не понравился, и его разобрали за две недели. Ну что делать? Надо строить новый магазин. Мы с нуля возводили стены, вложили около 2 млн руб. в стройку. Конечно, мы запустили доставку по Москве и выживали за счет этого. Но это сложности, это минус несколько миллионов выручки и много разных вопросов, далеко не творческих. 

Бывает ли, что тебя не хвалят, а, наоборот, критикуют?

— Если бы люди были смелыми и говорили в глаза все, что они говорят за спиной, я был бы счастлив. Я всегда рад отзывам о наших вещах — это помогает делать их лучше. 

В какой роли тебе комфортней? Ты дизайнер, закройщик, управленец?

— Я точно не дизайнер. Я — все понемножку, мне нравится видеть SH’U в целом и быть над этим. Я это создал и чувствую, что делать с этим дальше.

Фото: DK.RU и личный архив Андрея Кравцова

Автор: Полина Борисевич
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

«Смотри, у него нога отекает». «Новая газета» показала видео пыток заключенного в колонии «Смотри, у него нога отекает». «Новая газета» показала видео пыток заключенного в колонии
Секретные разработки утекли на Запад: ФСБ начала обыски в структуре «Роскосмоса»
Деньги малого бизнеса в банках защитят: их включат в систему страхования вкладов
Убыток был, но мизерный. Центробанк лишил лицензии местный уральский банк
Минтруд предложил разрешить бизнесу увольнять сотрудников за утрату доверия
Торговые центры снова на коне? Граждане начали покупать то, о чем мечтали с 2014 года
«Это никакая не экономия». Госдума приняла законопроект о пенсионной реформе

Бизнес

Рост на 54% в год. Тихая революция на этом рынке коснется каждого бизнеса Рост на 54% в год. Тихая революция на этом рынке коснется каждого бизнеса
«Создали несколько виртуальных заводов, а они превратились в настоящие. Сюрприз!»
Правила бизнеса изменились. Почему теперь надо брать в найм именно предпринимателей
«В России попадает на полигоны 98% мусора, в Швеции — 1%, но у нас ушло на это 40 лет»
«Будут кивать в ответ, обсуждая, как вас доить»: что надо знать о китайцах до переговоров
Как обособить производство и не попасть на дробление бизнеса? Законные варианты
«Стучат друг на друга». Как защитить бизнес от собственников

Свое дело

Блогеры — в прошлом: 7 работающих способов бюджетного продвижения / ОПЫТ Блогеры — в прошлом: 7 работающих способов бюджетного продвижения / ОПЫТ
«Приезжают с обрезом и давай стрелять!» Легко ли построить бизнес в маленьком городе
«Пиво — это продолжение творчества». Как зарабатывать на любви к музыке и пиву / ОПЫТ
«Надо отучить людей просить бабки». Как Cocco bello кормит всю Москву деревенским медом
Антирейтинг брендов: как предприниматели начинают банкротить проект еще до его старта
Сергей Тонков: «Распродажи роняют ценность бренда, понятие sale не должно существовать»
Еноты, секс-игрушки, офисы. Как зарабатывать на шеринге — братья Никоновы, OneTwoRent

Качество жизни

«Было бы справедливо, если бы каждый сотрудник платил налоги с зарплаты самостоятельно» «Было бы справедливо, если бы каждый сотрудник платил налоги с зарплаты самостоятельно»
«Даже в престижные лицеи под видом школьной формы может пробраться китайщина»
Выпустили, потому что могли. Тест-драйв Lada Vesta Cross
«Проверяю игрушки на внуке». Как «Сима-Ленд» производит мыльные пузыри и велосипеды
«Четверть наших школьников безграмотны. Их «спасет» армия, но для экономики это тупик»
«Обучение за рубежом стало доступнее и разнообразнее». Куда отправить учиться ребенка?
«Здоровый пофигизм наc спасет» — Андрей Семенов о роли родителей и будущем детей

Мнения

«Ключевой страх руководителя — как узнать, работают люди на удаленке или бездельничают?»
«Ключевой страх руководителя — как узнать, работают люди на удаленке или бездельничают?»
«Институт семьи разрушается. Это уже не ячейка, это бизнес-проект», — Самвел Аветисян
«Школьникам придется жить в совсем другом мире. А их учат не тому, что требует бизнес»
Анатолий Чубайс: «Они пришли и сказали: “Анатолий Борисыч, добро пожаловать в тюрьму”»
«Давайте вскроем ватку, ой, извините, препарируем этот скандал» — Евгений Енин
«Игры кончились». Как спасти детей от тяжелой участи «золотой молодежи»?
Борис Дьяконов: «Предприниматели грезят о росте, но чаще всего это чужие мечты»

Лайфхаки

Алексей Захаров, SuperJob: «Когда компания большая, гениальное решение не срабатывает» Алексей Захаров, SuperJob: «Когда компания большая, гениальное решение не срабатывает»
«Раньше стояли за продуктами, теперь — за айфонами». Почему мы так любим очереди
«Постоянная занятость — это тормоз». Почему неуверенность в будущем набирает популярность
«Не надейтесь на защиту по отпечатку пальца». Восемь способов уберечь личные данные в сети
«Тренинги совсем непригодны для выработки навыков». «Прокачивать» сотрудников нужно иначе
«Мне стыдно за каждый потраченный рубль». Десять признаков нездоровых отношений с деньгами
«Карьеру делают эгоисты и нарциссы. Хороший лидер должен к тому же умело всех обманывать»
Смотрите также
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.