Деловой квартал / Новости / «Через 2 года вам придется решать — продолжать бизнес или вообще спрыгнуть с эт...
«Через 2 года вам придется решать — продолжать бизнес или вообще спрыгнуть с этого поезда»
Источник: Личный архив

«Через 2 года вам придется решать — продолжать бизнес или вообще спрыгнуть с этого поезда»

Самое читаемое
  • Что делать, если налоговая нашла домашний бизнес через соцсети? ЛАЙФХАК Что делать, если налоговая нашла домашний бизнес через соцсети? ЛАЙФХАК
  • X5 планирует закрыть свою самую маленькую сеть: покупатель до сих пор не появился
X5 планирует закрыть свою самую маленькую сеть: покупатель до сих пор не появился
  • «За 18 лет перепробовали все». «Прямая линия» Путина в этом году пройдет без зрителей «За 18 лет перепробовали все». «Прямая линия» Путина в этом году пройдет без зрителей
  • Зарабатывают подрядчики, а не акционеры: Sberbank CIB раскритиковал «Газпром» Зарабатывают подрядчики, а не акционеры: Sberbank CIB раскритиковал «Газпром»
  • «Я заявляю о недружественном отношении к российскому бизнесу в его родной стране» «Я заявляю о недружественном отношении к российскому бизнесу в его родной стране»
07:35   08.02.2018

«По команде делать ничего не хотите, на выборы не ходите, да еще и чересчур умные». Что такое средний бизнес в России и как фиолетовая корова связана с его налоговой оптимизацией? — Ярослав Савин.

Каждую неделю в открытом бизнес-курсе «Остаться в живых» Ярослав Савин инструктирует собственников бизнеса о том, как выжить в российских реалиях. Материалы публикуются в рамках совместного проекта Центра taxCOACH и портала DK.RU.

Сегодня — о том, что такое средний бизнес в России и каковы его отличительные черты.

Ярослав Савин, руководитель Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности taxCOACH:

— Малый и средний бизнес — это примерно 20% ВВП России (вообще-то 19%, но Росстат очень сильно извинялся — мол, мы не ту методологию применили и ошиблись на 1%). Для сравнения: в Западной Европе — порядка 50-70%. В России этому есть объяснение. Средний бизнес для государства — как горе от ума. Мне не доверяли, когда я говорил, что наша страна всегда готовится к войне. И недавно Президент сказал, что российский бизнес должен быть к этому готов[1]. Да, возможно цитата вырвана из контекста, но факт остается фактом. В таких условиях ресурсы нужны не эффективные, а централизованные — чтобы по команде и быстро. А вы по команде делать ничего не хотите, на выборы не ходите, черт-те что думаете, да еще и чересчур умные — кому это понравится? Но даже в такой агрессивной среде вам удается выживать. Хочется понять, почему.

Прежде чем мы перейдем к конкретным инструментам структурирования бизнеса и его защиты, разберем, что такое средний бизнес в России и каковы его отличительные черты — «фиолетовые элементы», как я их называю.

Кризис роста

Средний бизнес характеризуется несколькими вещами. Прежде всего, это множественность собственников (чаще всего — два владельца с долями 50 на 50). В основном это мужчины (только в одном случае из шести в числе учредителей — женщины). Наиболее популярная организационно-правовая форма — ООО с добавлением ИП, гораздо реже — АО.

По отраслям традиционно доминирует оптовая торговля (40%), строительство (24%), следом идут розничная торговля (19%), производство (12%).

История бизнеса составляет обычно 5-10 лет. Как хлам на балконе, в нем накопились конфликты между новыми менеджерами с дипломом MBА и костяком с ментальностью семейного кооператива, что стоял у основания. Собственник, скорее всего, уже перестал узнавать свою компанию. Если раньше он заходил на работу в пятницу, засовывал руку в сейф, нащупывал пачку денег и понимал — неделя прошла хорошо, то теперь открывает сейф и видит только записку от финдиректора: «Ты не в бюджете».

По закону, средний бизнес — это компания с выручкой от 800 млн до 2 млрд руб. В нашем понимании — примерно от 400 млн до 3,5-7 млрд руб. Сама по себе эта цифра не имеет особого значения.

Ведь в чем принципиальная разница между маленькими компаниями и большими? В ответственности. В маленькой компании ее на себя берут, а в большой — дают.

Что значат эти цифры с точки зрения внешнего наблюдателя (будь то потенциальный партнер, рейдер или налоговый орган)? С этой компании точно есть, что взять. Чтобы ворочать такими оборотами, нужно задействовать имущество минимум на 15-20 млн руб. и довольно большое количество сотрудников. Таким образом, перед нами заметная компания, от которой можно что-то хотеть.

Именно поэтому здесь рождаются перегибы. Причина — в дозволенности поведения: сначала вы перегибали палку и тянули одеяло на себя (в том числе в налоговом смысле), теперь маятник качнулся в противоположную сторону. И уже налоговый инспектор вызывает к себе самых заметных налогоплательщиков со словами: «Мы тут примерно прикинули — с тебя столько-то в квартал». А когда производственная компания отвечает: «Если мы столько заплатим, то через полгода закроемся», возражает: «Закройтесь лучше через год, потому что меня это касаться не будет — я уже в другом месте работать буду».

Фиолетовая оптимизация

Как я уже говорил в первой серии, складывается не очень здоровая ситуация, которая никак не стимулирует заниматься предпринимательством. Но раз в этой агрессивной среде вам удается выживать, значит, у вас есть то самое, что я называю «фиолетовыми элементами».

Сам термин придумал Сет Годин в книге «Фиолетовая корова»[2]. «О выдающемся событии говорят, на него обращают внимание. Это что-то исключительное, необычное, интересное. Это — Фиолетовая корова. Обыденная и скучная рутина незаметна и невидима, как обычная буренка», — пишет он. Мы используем этот термин в несколько ином аспекте.

Наличие фиолетовой коровы — это признак среднего бизнеса. Это то, что отделяет его от остальных. Это может быть подход к организации бизнеса, корпоративная культура или даже способ занести откат, что у некоторых выходит неординарнее.

Как привязать этот термин к налоговой оптимизации? Вас учат, что все начинается с клиента, но в смысле подхода к постройке безопасного бизнеса мы утверждаем — с фиолетовой коровы.

Приведу пример. Допустим, вы хотите купить автомобиль. В кармане у вас лежит брикет денег и жжет ногу. Приходите в автосалон, вас встречает менеджер по продажам, который говорит, что это самый лучший в мире автомобиль, он отлично гармонирует с цветом ваших глаз и ботинок. По-быстрому устраивает тест-драйв, и вы говорите: «Беру!» Оформляете покупку и понимаете, что в автомобиле не хватает… брызговиков. На что менеджер показывает на другой конец зала — на отдел допоборудования, где нужно выстоять очередь, поскольку сотрудник там всего один, и тот всегда на складе. Дождались, выбрали, оплатили — а вас отправляют в другое здание — с надписью «Сервис» со словами: «Покажете документы и договоритесь, когда сможете забрать укомплектованный автомобиль». Не отдали бы прежде деньги — выскочили бы из такого салона и никогда туда не вернулись.

В чем причина такого отношения? Скорее всего, менеджер по продажам работает в ООО на общей системе налогообложения, у которого есть дилерский договор с производителем автомобилей. Отдел допоборудования — это ООО или ИП на «упрощенке», зарабатывающие на поставке запчастей. Сервис — отдельное звено — ИП на ЕНВД.

Получается, что собственник автосалона позаботился о налоговой оптимизации и разделил бизнес на группу компаний, но о том, в чем суть его бизнеса, и об интересах своих потребителей позабыл.

Плата за прибыль

Давайте определимся с тем, как концептуально устроен ваш бизнес. Кто ваши клиенты, чего они от вас хотят и какова форма отношений с ними? Следующий шаг — понять, что мы можем им дать, как много и за сколько. После этого получим ответ на вопрос, сколько на этом заработаем. Далее — где это очень нужное мы берем (какие процессы за это отвечают, какая инфраструктура задействована, кто является поставщиком)? Важный момент: с этой точки зрения наши сотрудники — это тоже поставщики. Все в совокупности дает нам ощущение затрат. Разница между выручкой и затратами — это то, что мы хотим положить в карман.

Конечно, в реальности бизнеса, который планомерно развил бы в себе все эти части, мне не встречалось. Бывает акцент — на отношениях с клиентом, на продукте, на поставщиках или логистике. И эти акценты рождают разное мироустройство бизнеса.

Это и есть платформа бизнеса или его модель, сжигающая в печи своих рутинных бизнес-процессов те самые «фиолетовые элементы», увеличивая добавленную стоимость (подробнее можно почитать в книге А.Остервальдера и И.Пинье «Построение бизнес-моделей»)[3]. Как топливная присадка.

Определение сути бизнес-модели и фиолетовых элементов для обеспечения безопасности бизнеса переоценить невозможно. Игнорирование этих аспектов при упаковке бизнеса в группу компаний чревато обвинениями со стороны налоговых органов в искусственном дроблении вместе с угрозой утратить владельческий контроль над бизнесом. Ведь владельческий контроль — это вовсе не владение имуществом и не подпись на платежках, это обладание тем, что составляет те самые «фиолетовые элементы». И если вы из своего талантливого технолога сделали «ИП Производство», воспользовавшись всеми налоговыми преимуществами, то что может произойти завтра с вашим бизнесом и как вы к этому приготовились?

Что касается точного определения потребностей клиентов, то это и вовсе вопрос на стыке экономики и безопасности. Можно долго и бесплотно обсуждать, применять ли с точки зрения отношения налоговых органов «агентскую схему» или «обратную агентскую схему», но в конечном счете вы упретесь именно в ожидания и требования клиентов.

Клиентов всегда можно разделить на категории — поинтересуйтесь у коммерческого отдела, чего хочет каждая из этих категорий. И не фантазируйте. Поймите: чем более расплывчатые и обобщенные требования вы формулируете, тем более универсальный интерфейс для взаимодействия с клиентами мы вынуждены использовать. Вплоть до «работайте-ка вы в рамках одного юрлица на общей системе налогообложения». Чувствуете, как экономика и безопасность утекают сквозь пальцы?

В управлении рисками также не может быть универсального подхода. Да, риски — это плата за прибыль. Неуправляемые риски — это игра в русскую рулетку.

Но защищаться от всех рисков нет смысла — это нерентабельно. Отдельно взятому бизнесу все риски разом не грозят. Ваша задача — познакомиться со всеми, но выбрать из них те, что касаются именно вас. В этом ключ подхода.

Имейте в виду — мы строим с вами модель бизнеса на два года вперед, чтобы прожить времена неопределенности. Что будет потом, не знает никто. Напомню, однако, что одновременно с выборами президента России заканчивается мораторий на изменение налогового законодательства. Чувствуете, как живется с мораторием? А теперь представьте, что будет, когда его отменят. Живем два года, а там вам вновь придется переупаковываться под новые условия, а, возможно, и принимать для себя решение — продолжать пластаться, закусив удила, или вообще спрыгнуть с этого поезда.

 

Текст подготовила Анна Асташкина, специально для DK.RU

[1]«Путин: российский бизнес должен быть готов перейти на военные рельсы. MK.ru 22 ноября 2017 года со ссылкой на «Интерфакс»

[2]«Сет Годин «Фиолетовая корова» «Манн, Иванов и Фербер», 2017»

[3] Александр Остервальдер, Ив Пинье Построение бизнес-моделей. Альпина Паблишер, 2017»

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Главный аналитик Sberbank CIB уволен вслед за автором скандального отчета о «Газпроме»
Главный аналитик Sberbank CIB уволен вслед за автором скандального отчета о «Газпроме»
«Пример наглого и бессовестного лоббизма». Чем запрет Booking обернется для россиян
Игорь Шувалов возглавит Внешэкономбанк. Ему предстоит разгрести «черную дыру» бюджета
Ассоциация крупнейших ритейлеров предупредила о росте цен из-за контрсанкций
Поддержку малого бизнеса «перезагрузят». Властью недовольны две трети предпринимателей
Air France и Turkish Airlines попали в список самых бюджетных перевозчиков России. РЕЙТИНГ
«Вышел по УДО». Евгений Ройзман покидает пост мэра Екатеринбурга

Бизнес

Назад в 90-е: как россиянин выходил на рынок Алжира, на чем обжегся и почему не сбежал Назад в 90-е: как россиянин выходил на рынок Алжира, на чем обжегся и почему не сбежал
«У нас не платят процент с продаж». Евгений Кобзев — о холакратии и бирюзовых компаниях
ЗАО «Южноуральский лизинговый центр» движется на Восток
«Зачем вам эти риски?» Как агентский договор оптимизирует бизнес
«Клиенты совсем оборзели!» Как не надо бороться с потребительским экстремизмом
«Чуда не произойдет». Как законно оптимизировать бизнес
Роман Фадеев, юрист: «Сегодня предпринимательские риски можно переложить на директора»

Свое дело

«Пиво — это продолжение творчества». Как зарабатывать на любви к музыке и пиву / ОПЫТ «Пиво — это продолжение творчества». Как зарабатывать на любви к музыке и пиву / ОПЫТ
«Надо отучить людей просить бабки». Как Cocco bello кормит всю Москву деревенским медом
Антирейтинг брендов: как предприниматели начинают банкротить проект еще до его старта
Сергей Тонков: «Распродажи роняют ценность бренда, понятие sale не должно существовать»
Еноты, секс-игрушки, офисы. Как зарабатывать на шеринге — братья Никоновы, OneTwoRent
«Этот пирог не поделить». Сколько стоит аутсорсинг маркетинга и как на нем заработать/КЕЙС
«Почему стритрейсер — герой, а любитель игр — злодей?» История компании Caravan Games

Качество жизни

«К русским, уверяющим, что Россия — страна дураков, в Европе относятся с презрением» «К русским, уверяющим, что Россия — страна дураков, в Европе относятся с презрением»
«От 35 тыс. евро в год». Кто зарабатывает на юных футболистах в Испании
«Как объяснить маме, что в газете пишут неправду? Что я не украл деньги и меня не посадят»
«Шансы — почти нулевые». Может ли ваш ребенок стать футбольным профи в Испании?
Личный ад собственника. Честный рассказ о том, как бизнес губят самые дорогие люди
«Русские тоже могут стать счастливыми, потому что у вас тоже есть бани» — посол Финляндии
«Хватит стесняться секса и эротики». Опыт компании «Казанова 69»

Мнения

«Я призываю вас до смерти бояться, когда государство идет вам помогать», — Михаил Светов «Я призываю вас до смерти бояться, когда государство идет вам помогать», — Михаил Светов
«Спасите себя от руководства людьми, пока не поздно. Перестаньте быть рабом карьеры»
«Идет миграция национальной гордости в прошлое» — Евгений Енин, послесловие ко Дню Победы
К чему ведут «беспорядочные связи» с риелторами — Станислав Галкин
«День Победы превратили в какой-то фарс. Такой фарс нужен только для сбора пушечного мяса»
«Не сказал бы, что в России чересчур много праздников». Иван Коматина — правила экспата
«Знаешь двух хороших людей? Познакомь их». Павел Неверов в воспоминаниях друзей

Лайфхаки

«Бизнес — это езда по трассе в темную, туманную ночь. И это немного пугает». МНЕНИЕ «Бизнес — это езда по трассе в темную, туманную ночь. И это немного пугает». МНЕНИЕ
«Правильный перерыв — это кнопка сброса». Как выгодно использовать каждые 5 минут отдыха
Четырехдневная рабочая неделя: почему она выгодна работодателю и сотрудникам. ОПЫТ
«Травма — это естественный процесс и повод для движения». Как извлечь пользу из трагедии
Алена Владимирская: «Фаундеры перспективных стартапов — самые несчастные люди на земле»
Что делать, если налоговая нашла домашний бизнес через соцсети? ЛАЙФХАК
«Быть профессионалом хорошо, но максимума добивается только увлеченный ремесленник»
Смотрите также
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.