Подписаться
Деловой квартал / Новости / «Давайте запретим всю информацию «из-за бугра». Но что это даст?» — Анастасия Б...
«Давайте запретим всю информацию «из-за бугра». Но что это даст?» — Анастасия Беренова
Источник: Личный архив

«Давайте запретим всю информацию «из-за бугра». Но что это даст?» — Анастасия Беренова

Самое читаемое
  • Кроссоверы, которые по карману. Топ-5 моделей от 440 000 рублей Кроссоверы, которые по карману. Топ-5 моделей от 440 000 рублей
  • Татьяна Черниговская: «Зачем мы воспитываем детей так, будто у них будет еще одна жизнь?» Татьяна Черниговская: «Зачем мы воспитываем детей так, будто у них будет еще одна жизнь?»
  • «Нужны или отставки, или благословение». Путин готовит «серийную» замену губернаторов «Нужны или отставки, или благословение». Путин готовит «серийную» замену губернаторов
  • «Если дождь, вы берете зонт. Так и со школой: не надо ее бояться» — Екатерина Сибирцева «Если дождь, вы берете зонт. Так и со школой: не надо ее бояться» — Екатерина Сибирцева
  • «Часто слышу, что элитные гимназии — зло». Учитель из поколения Y — о сегрегации в школах «Часто слышу, что элитные гимназии — зло». Учитель из поколения Y — о сегрегации в школах
09:46   24.10.2018

«Что создает образовательная система и у нас, и в Америке, что в ней настолько невыносимо существовать?». Как отличить травлю от конфликта и обезопасить своего ребенка? Осмысление трагедии в Керчи.

Справка DK.RU

 
Анастасия Муравьева (Беренова)
психолог, processwork-терапевт
в 2010 г. создала детский семейный центр «Дарина»;
в 2017 г. завершила сертификацию по процессуально-ориентированной работе в международной программе IAPOP (ISPWR);
с 2016 г. — организатор школы безопасности Максима Беренова
 

— Родительская общественность в последнее время до предела встревожена: то подростковыми драками, то историями-фейками про опасных женщин возле школы… А потом случилась трагедия в Керчи. Ложная тревога сливается с реальной, создавая гнетущее чувство невозможности ни на что повлиять.

Конечно, эти ситуации — разного порядка. Но в каждой из них на волне паники можно принять очень много неразумных правил: начиная от внутреннего решения каждой семьи поместить свое чадо в кольцо ограничений до общественных призывов запретить игры, интернет, усилить меры безопасности.

Самое лучшее, отгоревав, подумать — что можем сделать. Ведь безопасность начинается со знания.

Прежде чем обсуждать, насколько каждый из нас готов к чрезвычайному событию, важнее понять, как его не допустить. И запретительные меры совершенно не помогут. Запретить компьютерные игры? Но опыт Японии показывает, что благодаря играм лишнее напряжение не копится, а наоборот, сбрасывается. Наглухо закрыть все двери, научить детей ни с кем не разговаривать? Читать их переписку? Все эти меры в перспективе будут иметь огромный обратный эффект.

Единственное, что я предложила бы обсудить в ситуации с убийствами в Керчи — разобраться, откуда берется такая агрессия среди подростков. Многие кивают в сторону Америки и предлагают вообще запретить информацию «из-за бугра», но что это даст? Лучше не запрещать, а проанализировать — что такое создает образовательная система и у нас, и в Америке, что в ней настолько невыносимо существовать? Что есть общего в образовательных учреждениях наших стран, в атмосфере, в общении? Почему складываются ситуации, когда ненависть перекрывает все? Может, есть что-то схожее в российской и американской системах образования?

И обратное: как построен процесс образования в странах, где подобных случаев нет вообще? Какому опыту взаимодействия учителей, детей, общества стоит там поучиться?

Я на себе почувствовала, как начинается травля. Одна моя статья в журнале «Наши дети» вызвала огромный ажиотаж. Были перепосты, лайки и даже благодарности в личных сообщениях. А вот отзывы были ужасные, хамские, с переходом на личности. Настоящая травля! В первые минуты я хотела вообще снять статью с публикации. Благо, отдышалась и посмотрела внимательнее — а писали-то четыре человека! То есть четверо в течение суток выдали столько негатива, что любой адекватный комментарий тонул в этой агрессии, причем, судя по всему, статью они не читали — только заголовок и первый абзац. Вывод — если разобраться, зла гораздо меньше, чем кажется, надо только научиться его видеть и объединяться против него.

Так же бывает и в классе: часто один или двое учеников держат в страхе нескольких просто при попустительстве взрослых и остальных детей. Или наоборот — ребенок, который отличается от остальных, может стать объектом нападок со стороны совершенно благополучных детей.

Хорошо, скажете вы, мы заметили, что в классе кто-то сильно отличается от остальных и агрессивно мешает всем жить. Или, наоборот, замкнут и всегда подавлен. Что делать?

1. Для начала определить — что происходит в коллективе. Это просто конфликт или уже травля?

Отличие в том, что конфликт — про умение общаться, отстаивать, позиционировать. То есть в конфликте и плюсы есть, и ответственность сторон, а вот травля — это про неизбежность: «ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать».

Возможно, ваш ребенок психологически более устойчив: часто то, что большинство детей воспринимают как простое недоразумение, кто-то может воспринимать болезненно.

Приведу пример. У нас в лагере дети часто придумывают друг другу клички и веселятся, обращаясь друг к другу не по имени. Маркер того, что это уже не игра, — когда придуманная кличка обижает ребенка и он проявляет недовольство или открыто говорит, что ему это не нравится. Если кто-то говорит, что надо прекратить общение в таком ключе, а остальные продолжают, значит, ситуация вышла за пределы нормального общения.

В любом случае взрослый должен всем объяснить: вот этот ребенок отличается от них, давайте все вместе найдем к нему подход, подружимся. Если говорить с детьми честно, зная, что никого не выставят изгоем, можно скорректировать отношение к любому ребенку гораздо раньше зачатков травли.

2. Определить роли детей. Роли могут быть разные — агрессор, жертва, наблюдатель — и все они одинаково плохи. Но в какой бы роли ребенок ни был, стоит принять как данность, что это его беда, а не вина (кроме ситуаций, конечно, когда преступление уже совершено).

Но эти советы применимы, если и агрессор хочет поменяться, и другие участники с пониманием относятся к происходящему. А если нет?

3. Объединиться. Нет, не против агрессора, и уж точно не для того, чтобы устроить ему «темную». Объединяться нужно, чтобы все участники поняли, что жертва — не одинока и что агрессором быть невыгодно. Из моих наблюдений, если ситуация не критическая, хватает одного-двух занятия по словесной самозащите в классе.

3. Подключить медиатора. Это может быть психолог, учитель, а иногда и юрист, которые помогут понять, что действительно происходит, кто в какой роли пребывает и как из этого найти выход.

Однако иногда не сразу понятно, кто в какой роли находится. Я сталкивалась со случаями, когда ребенок жаловался, что все его обижают, но после детального разбора оказывалось, что он сам — тихий агрессор, а все остальные не по душевной злобе и подлости, а просто из детского инстинкта справедливости делали, что могли. А поскольку взрослые умыли руки — делали они агрессивные выпады и дрались, это была просто неумелая оборона, которая выглядела, как травля. Именно поэтому в ситуацию лучше подключить психолога или медиатора — чтобы со стороны понять, что происходит.

И уж если выводить агрессора на чистую воду, то разобравшись тщательно, что за боль внутри него заставляет себя так вести, помочь ему.

Можно и нужно научить ребенка постоять за себя в конфликтной среде, не поддаваться на провокации, воспитывать силу духа и умение вести диалог. Но если речь идет не просто о конфликте, а о травле, помочь могут только взрослые, вмешавшись в ситуацию и подключив специалистов — юристов, если есть угрозы и оскорбления, психологов или психиатров, если нужна коррекция. Возможно, ребенка стоит срочно перевести в другую школу или наоборот, остаться и победить, повысив самооценку. Тут все зависит от тяжести ситуации, от того, на чьей стороне администрация учебного заведения и устойчивости психики ребенка.

Общая схема такая — сбор доказательств (научите, в том числе, пользоваться диктофоном и ребенка), поиск союзников из числа родителей, помощь специалистов, письменные обращения — в учебные заведения и дальше в надзорные органы, если нужно. Но самое главное — показать ребенку, что вы на его стороне и он не виноват.

Если вернуться к безопасности ребенка, то тут самое главное — родители должны научить его самостоятельно принимать решения и осознавать, что он сам отвечает за свою безопасность (кроме, конечно, фатальных случаев, но они редки). То есть выучить алгоритмы поведения в разных ситуациях: в случае драки, нападения или когда конфликт только назревает.

Справиться с конфликтом (но не с травлей уже, это важно!) ребенок может совершенно самостоятельно. А вот сделать мир безопаснее, как бы пафосно это ни звучало — задача общая.

Материал подготовлен при участии Максима Беренова, автора книги и курса «Безопасность ребенка, подростка»

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.