Деловой квартал / Новости / «Сегодня вузы не учат ничему нужному, не учат учиться и не помогают понять мир»...
«Сегодня вузы не учат ничему нужному, не учат учиться и не помогают понять мир». МНЕНИЕ
Источник: https://pixabay.com

«Сегодня вузы не учат ничему нужному, не учат учиться и не помогают понять мир». МНЕНИЕ

Самое читаемое
  • «Это уже не грабеж награбленного. Наезд на «Додо Пиццу» — это разрушение будущего страны» «Это уже не грабеж награбленного. Наезд на «Додо Пиццу» — это разрушение будущего страны»
  • «Пример наглого и бессовестного лоббизма». Чем запрет Booking обернется для россиян «Пример наглого и бессовестного лоббизма». Чем запрет Booking обернется для россиян
  • Ассоциация крупнейших ритейлеров предупредила о росте цен из-за контрсанкций Ассоциация крупнейших ритейлеров предупредила о росте цен из-за контрсанкций
  • Поддержку малого бизнеса «перезагрузят». Властью недовольны две трети предпринимателей Поддержку малого бизнеса «перезагрузят». Властью недовольны две трети предпринимателей
  • Главный аналитик Sberbank CIB уволен вслед за автором скандального отчета о «Газпроме»
Главный аналитик Sberbank CIB уволен вслед за автором скандального отчета о «Газпроме»
10:01   26.01.2018

«Высшее образование для всех» сдвинуло на задний план образование профессиональное, получить которое куда полезнее и проще для тысяч выпускников школ. Это обучение через делание, а не через слушание».

Брайан Каплан, профессор экономики Принстонского университета, рассказал, почему реальная польза высшего образования совсем не в знаниях, а образованность населения на самом деле дает стране не так уж и много.

— У меня нет личных причин критиковать нашу систему высшего образования. Но жизненный опыт, а также четверть века, проведенная в чтении и размышлениях, убедили меня, что все это — большая трата времени и денег. Когда политики обещают доступное для всех высшее образование, у меня возникает только один вопрос: «Зачем? Вы хотите, чтобы мы потратили еще больше?».

Вы можете сказать, что высшее образование, приносящее финансовую выгоду, нельзя называть бессмысленным. Да, надбавки к зарплатам для выпускников университетов существенны. Однако главный вопрос не в том, окупается ли университетское образование, а в том, зачем оно нужно. Простой популярный ответ гласит, что университет обучает студентов полезным рабочим навыкам, но на самом ли деле это так?

С подготовительного класса школы ученики тратят тысячи часов на обучение предметам, которые не соответствуют современному рынку труда. Почему на уроках английского изучается литература и поэзия, а не бизнес-труды или технические документы? Для чего в математических классах изучают доказательства, которыми почти никто из учеников не может воспользоваться? Когда обычному студенту пригождается история? Тригонометрия? Искусство? Музыка? Физика? Латынь? Двоечник с задней парты, который с издевкой интересуется, как это относится к реальной жизни, кажется, реально что-то понимает.

Несоответствие между учебной программой университета и рынком труда имеет банальное объяснение: преподаватели учат тому, что знают сами, и у большинства из них нет обширных знаний о современных рабочих местах.

Если университеты и колледжи стремятся повысить будущий доход студентов, обучая рабочим навыкам, почему же они доверяют образование людям, настолько далеким от реального мира? Потому что, несмотря на пропасть между тем, что студенты изучают, и тем, что работники делают, академический успех служит мощным сигналом рабочей продуктивности.

Рынок труда не платит вам за бесполезные предметы, которые вы выучили, он платит вам за качества, о которых свидетельствует овладение этими предметами. Это вовсе не маргинальная мысль.

Майкл Спенс, Кеннет Эрроу и Джозеф Стиглиц, нобелевские лауреаты по экономике, внесли весомый вклад в теорию об образовательных сигналах. Каждый студент, выполняющий минимальную работу, необходимую для получения хороших оценок, подтверждает эту теорию. Работодатель понимает, что, раз молодой человек смог получить диплом, он обладает определенным прилежанием, терпением и так далее. Ради этих качеств его и нанимают, даже если диплом нового специалиста совсем не по той специальности, по которой ему предстоит работать.

Как общество мы продолжаем подталкивать огромное количество учеников к все более высоким ступеням образования. Главный эффект — не более качественная работа или более продвинутые навыки, а гонка за оценками.

Чтобы не быть неправильно истолкованным, я решительно утверждаю, что образование дает кое-какие ценные навыки, а именно грамотность и умение считать. При этом я уверен, что как минимум наполовину, а может быть, и больше, финансовые выгоды университетского образования объясняются сигнальной логикой.

Традиционная точка зрения, которая говорит, что образование окупается, потому что студенты учатся, подразумевает, что обычный студент приобретает и накапливает множество знаний. Но у человека есть проблемы с сохранением знаний, которыми он редко пользуется. Конечно, некоторые выпускники используют то, чему они научились, и помнят это — инженеры, например, хорошо помнят математику. Но когда мы оцениваем, что в среднем помнят выпускники университетов спустя годы, результаты, мягко говоря, обескураживают. Один исследователь протестировал студентов Университета Аризоны на способность «применять статистические и методологические концепции в рассуждениях о повседневных событиях».

Из нескольких сотен протестированных студентов, многие из которых более 6 лет занимались лабораторной наукой… и углубленной математикой, никто не продемонстрировал даже видимости приемлемого методологического мышления, — говорит автор исследования.

Те, кто уверен, что вуз учит учиться, ожидают, что студенты будут постигать научные методы, а не использовать их для анализа окружающего мира. Этого почти не происходит. Студенты оттачивают те типы рассуждений, которые характерны для их специализации. При этом психологи выяснили, что большая часть наших знаний инертна. Студенты, блистающие на экзаменах, в основном не умеют использовать свои знания в реальном мире.

Я пытаюсь научить своих студентов связывать лекции с реальным миром и повседневной жизнью. Мои экзамены направлены на то, чтобы оценить понимание, а не запоминание. Но даже в хорошем классе только четверо участников из 40 демонстрируют истинное понимание экономики.

Мы можем и должны изучать широкие социальные последствия образования. Когда гуманисты видят мои подсчеты окупаемости образования, они считают меня типичным экономистом-циником, не обращая внимания на идеалы, которыми дорожат многие преподаватели. Я экономист, и я циник, но я не типичный циничный экономист. Я циничный идеалист. Я верю в то, что образование способно преобразить нас. Я всем сердцем верю в жизнь разума. Я циничен в отношении людей.

Я циничен в отношении студентов. Подавляющее большинство из них — мещане. Я циничен в отношении преподавателей. Подавляющее большинство из них не способны вдохновлять. Я циничен в отношении тех, кто решает, что студенты изучают. Подавляющее большинство считает, что выполняют свою работу, а студенты подчиняются им. Да, можно найти благородные исключения. Я знаю немало жаждущих студентов и страстно увлеченных преподавателей, а также несколько мудрых официальных лиц. Но мой 40-летний опыт в индустрии образования не оставляет сомнений, что они в безнадежном меньшинстве.

40 лет назад университет был, по сути, полноценной работой. Типичный студент проводил 40 часов в неделю в классе и за обучением. Сегодня студенты в среднем проводят за академической работой 27 часов в неделю — включая только 14 часов обучения. В свободное время они развлекаются.

Советую ли я хорошо подготовленной 18-летней девушке отказаться от университета, потому что она не получит там стоящих знаний? Абсолютно нет. Изучение ненужных предметов в последующие 4 года произведет впечатление на будущих работодателей и увеличит потенциал ее доходов. Добровольно отказаться от образования значит отнести себя к когорте менее квалифицированных работников. Для конкретного человека университет имеет смысл.

Это, однако, не означает, что высшее образование открывает путь к общему процветанию или социальной справедливости. Если посмотреть на разные страны мира, то год образования добавляет к доходу человека от 8 до 11%. При этом увеличение образованности среди населения в среднем на один год на человека увеличивает доходы страны всего на 1-3%. Другими словами, образование обогащает конкретных людей больше, чем страны.

Как это возможно? Все дело в инфляции дипломов: по мере роста среднего уровня образованности нужно все больше и больше образования, чтобы убедить работодателя, что вы достойны конкретной работы. По данным одного исследования, с начала 1970-х годов до середины 1990-х средний уровень образования среди 500 категорий вырос на 1,2 года. Но большинство рабочих мест за это время не поменялось — поэтому нет иных причин, кроме инфляции дипломов, почему людям в 1995 году требуется больший объем образования, чтобы делать ту же работу, что в 1975-м.

Кроме того, распространение высшего образования привело к тому, что в университеты приходит слишком много студентов, которые не в состоянии успешно их закончить. Идея «высшее образование для всех» задвинула на задний план реалистичную альтернативу: профессиональное образование.

Оно может быть разных видов: ученичество и другие виды обучения без отрыва от производства, а также непосредственный опыт работы. Любой тип профессионального образования учит конкретным навыкам работы, полностью построен на принципе обучения через делание, а не через слушание. Исследования свидетельствуют о том, что профессиональное образование повышает заработную плату, снижает уровень безработицы и увеличивает процент завершения старших классов школы.

Образование настолько стало частью современной жизни, что мы принимаем его как должное. Молодые люди должны пройти через круги обучения, чтобы занять свое место в мире взрослых. Мой тезис в одном предложении: цивилизованные общества сейчас выстроены вокруг образования, но есть более правильный и более цивилизованный путь. Если у каждого будет диплом, в результате на всех не хватит хорошей работы, а инфляция образования будет расти. Попытка распространить успех при помощи образования приводит к распространению образования, а не успеха.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

«Человек не хрупок». Чему гуру-йогин и автор «черного лебедя» научили Грефа и гостей ПМЭФ «Человек не хрупок». Чему гуру-йогин и автор «черного лебедя» научили Грефа и гостей ПМЭФ
«Здоровый пофигизм наc спасет» — Андрей Семенов о роли родителей и будущем детей
Бензиновый вопрос: акцизы снизят, но топливо не подешевеет
Международные расследователи обвинили российских военных в крушении малайзийского «Боинга»
«Произойдет определенная настройка». Правительство пообещало не менять налоги шесть лет
«Компания недооценена». ВТБ продал часть своего пакета «Магнита» за миллиард долларов
Руководство Rusal ушло в отставку. Это часть плана по выводу компании из-под санкций

Бизнес

«Из кармана в карман». Курьезы в оптимизации розничного бизнеса «Из кармана в карман». Курьезы в оптимизации розничного бизнеса
Назад в 90-е: как россиянин выходил на рынок Алжира, на чем обжегся и почему не сбежал
«У нас не платят процент с продаж». Евгений Кобзев — о холакратии и бирюзовых компаниях
ЗАО «Южноуральский лизинговый центр» движется на Восток
«Зачем вам эти риски?» Как агентский договор оптимизирует бизнес
«Клиенты совсем оборзели!» Как не надо бороться с потребительским экстремизмом
«Чуда не произойдет». Как законно оптимизировать бизнес

Свое дело

«Пиво — это продолжение творчества». Как зарабатывать на любви к музыке и пиву / ОПЫТ «Пиво — это продолжение творчества». Как зарабатывать на любви к музыке и пиву / ОПЫТ
«Надо отучить людей просить бабки». Как Cocco bello кормит всю Москву деревенским медом
Антирейтинг брендов: как предприниматели начинают банкротить проект еще до его старта
Сергей Тонков: «Распродажи роняют ценность бренда, понятие sale не должно существовать»
Еноты, секс-игрушки, офисы. Как зарабатывать на шеринге — братья Никоновы, OneTwoRent
«Этот пирог не поделить». Сколько стоит аутсорсинг маркетинга и как на нем заработать/КЕЙС
«Почему стритрейсер — герой, а любитель игр — злодей?» История компании Caravan Games

Качество жизни

«К русским, уверяющим, что Россия — страна дураков, в Европе относятся с презрением» «К русским, уверяющим, что Россия — страна дураков, в Европе относятся с презрением»
«От 35 тыс. евро в год». Кто зарабатывает на юных футболистах в Испании
«Как объяснить маме, что в газете пишут неправду? Что я не украл деньги и меня не посадят»
«Шансы — почти нулевые». Может ли ваш ребенок стать футбольным профи в Испании?
Личный ад собственника. Честный рассказ о том, как бизнес губят самые дорогие люди
«Русские тоже могут стать счастливыми, потому что у вас тоже есть бани» — посол Финляндии
«Хватит стесняться секса и эротики». Опыт компании «Казанова 69»

Мнения

Андрей Мовчан: «Коррупцию в России заменили связи. Доклад о «Газпроме» это доказывает» Андрей Мовчан: «Коррупцию в России заменили связи. Доклад о «Газпроме» это доказывает»
«Это уже не грабеж награбленного. Наезд на «Додо Пиццу» — это разрушение будущего страны»
«Я призываю вас до смерти бояться, когда государство идет вам помогать», — Михаил Светов
«Спасите себя от руководства людьми, пока не поздно. Перестаньте быть рабом карьеры»
«Идет миграция национальной гордости в прошлое» — Евгений Енин, послесловие ко Дню Победы
К чему ведут «беспорядочные связи» с риелторами — Станислав Галкин
«День Победы превратили в какой-то фарс. Такой фарс нужен только для сбора пушечного мяса»

Лайфхаки

Всем по Wi-Fi: когда российские авиакомпании оснастят самолеты роутерами Всем по Wi-Fi: когда российские авиакомпании оснастят самолеты роутерами
Брать, пока горячо: почему «быстрый найм» становится главной тенденцией рекрутинга
35-летние мальчики и девочки: «откладывание взросления — это ответ на новую реальность»
«Бизнес — это езда по трассе в темную, туманную ночь. И это немного пугает». МНЕНИЕ
«Правильный перерыв — это кнопка сброса». Как выгодно использовать каждые 5 минут отдыха
Четырехдневная рабочая неделя: почему она выгодна работодателю и сотрудникам. ОПЫТ
«Травма — это естественный процесс и повод для движения». Как извлечь пользу из трагедии
Смотрите также
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.