Подписаться
Деловой квартал / Новости / «Сегодня вузы не учат ничему нужному, не учат учиться и не помогают понять мир»...
«Сегодня вузы не учат ничему нужному, не учат учиться и не помогают понять мир». МНЕНИЕ
Источник: https://pixabay.com

«Сегодня вузы не учат ничему нужному, не учат учиться и не помогают понять мир». МНЕНИЕ

Самое читаемое
  • Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно» Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
  • «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
  • «Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение «Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
  • На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
  • «Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище» «Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
10:01   26.01.2018

«Высшее образование для всех» сдвинуло на задний план образование профессиональное, получить которое куда полезнее и проще для тысяч выпускников школ. Это обучение через делание, а не через слушание».

Брайан Каплан, профессор экономики Принстонского университета, рассказал, почему реальная польза высшего образования совсем не в знаниях, а образованность населения на самом деле дает стране не так уж и много.

— У меня нет личных причин критиковать нашу систему высшего образования. Но жизненный опыт, а также четверть века, проведенная в чтении и размышлениях, убедили меня, что все это — большая трата времени и денег. Когда политики обещают доступное для всех высшее образование, у меня возникает только один вопрос: «Зачем? Вы хотите, чтобы мы потратили еще больше?».

Вы можете сказать, что высшее образование, приносящее финансовую выгоду, нельзя называть бессмысленным. Да, надбавки к зарплатам для выпускников университетов существенны. Однако главный вопрос не в том, окупается ли университетское образование, а в том, зачем оно нужно. Простой популярный ответ гласит, что университет обучает студентов полезным рабочим навыкам, но на самом ли деле это так?

С подготовительного класса школы ученики тратят тысячи часов на обучение предметам, которые не соответствуют современному рынку труда. Почему на уроках английского изучается литература и поэзия, а не бизнес-труды или технические документы? Для чего в математических классах изучают доказательства, которыми почти никто из учеников не может воспользоваться? Когда обычному студенту пригождается история? Тригонометрия? Искусство? Музыка? Физика? Латынь? Двоечник с задней парты, который с издевкой интересуется, как это относится к реальной жизни, кажется, реально что-то понимает.

Несоответствие между учебной программой университета и рынком труда имеет банальное объяснение: преподаватели учат тому, что знают сами, и у большинства из них нет обширных знаний о современных рабочих местах.

Если университеты и колледжи стремятся повысить будущий доход студентов, обучая рабочим навыкам, почему же они доверяют образование людям, настолько далеким от реального мира? Потому что, несмотря на пропасть между тем, что студенты изучают, и тем, что работники делают, академический успех служит мощным сигналом рабочей продуктивности.

Рынок труда не платит вам за бесполезные предметы, которые вы выучили, он платит вам за качества, о которых свидетельствует овладение этими предметами. Это вовсе не маргинальная мысль.

Майкл Спенс, Кеннет Эрроу и Джозеф Стиглиц, нобелевские лауреаты по экономике, внесли весомый вклад в теорию об образовательных сигналах. Каждый студент, выполняющий минимальную работу, необходимую для получения хороших оценок, подтверждает эту теорию. Работодатель понимает, что, раз молодой человек смог получить диплом, он обладает определенным прилежанием, терпением и так далее. Ради этих качеств его и нанимают, даже если диплом нового специалиста совсем не по той специальности, по которой ему предстоит работать.

Как общество мы продолжаем подталкивать огромное количество учеников к все более высоким ступеням образования. Главный эффект — не более качественная работа или более продвинутые навыки, а гонка за оценками.

Чтобы не быть неправильно истолкованным, я решительно утверждаю, что образование дает кое-какие ценные навыки, а именно грамотность и умение считать. При этом я уверен, что как минимум наполовину, а может быть, и больше, финансовые выгоды университетского образования объясняются сигнальной логикой.

Традиционная точка зрения, которая говорит, что образование окупается, потому что студенты учатся, подразумевает, что обычный студент приобретает и накапливает множество знаний. Но у человека есть проблемы с сохранением знаний, которыми он редко пользуется. Конечно, некоторые выпускники используют то, чему они научились, и помнят это — инженеры, например, хорошо помнят математику. Но когда мы оцениваем, что в среднем помнят выпускники университетов спустя годы, результаты, мягко говоря, обескураживают. Один исследователь протестировал студентов Университета Аризоны на способность «применять статистические и методологические концепции в рассуждениях о повседневных событиях».

Из нескольких сотен протестированных студентов, многие из которых более 6 лет занимались лабораторной наукой… и углубленной математикой, никто не продемонстрировал даже видимости приемлемого методологического мышления, — говорит автор исследования.

Те, кто уверен, что вуз учит учиться, ожидают, что студенты будут постигать научные методы, а не использовать их для анализа окружающего мира. Этого почти не происходит. Студенты оттачивают те типы рассуждений, которые характерны для их специализации. При этом психологи выяснили, что большая часть наших знаний инертна. Студенты, блистающие на экзаменах, в основном не умеют использовать свои знания в реальном мире.

Я пытаюсь научить своих студентов связывать лекции с реальным миром и повседневной жизнью. Мои экзамены направлены на то, чтобы оценить понимание, а не запоминание. Но даже в хорошем классе только четверо участников из 40 демонстрируют истинное понимание экономики.

Мы можем и должны изучать широкие социальные последствия образования. Когда гуманисты видят мои подсчеты окупаемости образования, они считают меня типичным экономистом-циником, не обращая внимания на идеалы, которыми дорожат многие преподаватели. Я экономист, и я циник, но я не типичный циничный экономист. Я циничный идеалист. Я верю в то, что образование способно преобразить нас. Я всем сердцем верю в жизнь разума. Я циничен в отношении людей.

Я циничен в отношении студентов. Подавляющее большинство из них — мещане. Я циничен в отношении преподавателей. Подавляющее большинство из них не способны вдохновлять. Я циничен в отношении тех, кто решает, что студенты изучают. Подавляющее большинство считает, что выполняют свою работу, а студенты подчиняются им. Да, можно найти благородные исключения. Я знаю немало жаждущих студентов и страстно увлеченных преподавателей, а также несколько мудрых официальных лиц. Но мой 40-летний опыт в индустрии образования не оставляет сомнений, что они в безнадежном меньшинстве.

40 лет назад университет был, по сути, полноценной работой. Типичный студент проводил 40 часов в неделю в классе и за обучением. Сегодня студенты в среднем проводят за академической работой 27 часов в неделю — включая только 14 часов обучения. В свободное время они развлекаются.

Советую ли я хорошо подготовленной 18-летней девушке отказаться от университета, потому что она не получит там стоящих знаний? Абсолютно нет. Изучение ненужных предметов в последующие 4 года произведет впечатление на будущих работодателей и увеличит потенциал ее доходов. Добровольно отказаться от образования значит отнести себя к когорте менее квалифицированных работников. Для конкретного человека университет имеет смысл.

Это, однако, не означает, что высшее образование открывает путь к общему процветанию или социальной справедливости. Если посмотреть на разные страны мира, то год образования добавляет к доходу человека от 8 до 11%. При этом увеличение образованности среди населения в среднем на один год на человека увеличивает доходы страны всего на 1-3%. Другими словами, образование обогащает конкретных людей больше, чем страны.

Как это возможно? Все дело в инфляции дипломов: по мере роста среднего уровня образованности нужно все больше и больше образования, чтобы убедить работодателя, что вы достойны конкретной работы. По данным одного исследования, с начала 1970-х годов до середины 1990-х средний уровень образования среди 500 категорий вырос на 1,2 года. Но большинство рабочих мест за это время не поменялось — поэтому нет иных причин, кроме инфляции дипломов, почему людям в 1995 году требуется больший объем образования, чтобы делать ту же работу, что в 1975-м.

Кроме того, распространение высшего образования привело к тому, что в университеты приходит слишком много студентов, которые не в состоянии успешно их закончить. Идея «высшее образование для всех» задвинула на задний план реалистичную альтернативу: профессиональное образование.

Оно может быть разных видов: ученичество и другие виды обучения без отрыва от производства, а также непосредственный опыт работы. Любой тип профессионального образования учит конкретным навыкам работы, полностью построен на принципе обучения через делание, а не через слушание. Исследования свидетельствуют о том, что профессиональное образование повышает заработную плату, снижает уровень безработицы и увеличивает процент завершения старших классов школы.

Образование настолько стало частью современной жизни, что мы принимаем его как должное. Молодые люди должны пройти через круги обучения, чтобы занять свое место в мире взрослых. Мой тезис в одном предложении: цивилизованные общества сейчас выстроены вокруг образования, но есть более правильный и более цивилизованный путь. Если у каждого будет диплом, в результате на всех не хватит хорошей работы, а инфляция образования будет расти. Попытка распространить успех при помощи образования приводит к распространению образования, а не успеха.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Пенсия им ни к чему? Молодежь в России все меньше может и хочет работать официально Пенсия им ни к чему? Молодежь в России все меньше может и хочет работать официально
Изъяли вклады: россияне перекладывают деньги из банков в недвижимость
До конца заявочной кампании Russian Hospitality Awards 2018 осталась одна неделя
Слухи о закрытии издания «Бизнес и Жизнь» не подтвердились. Что происходит на самом деле?
«Пережиток прошлого». Греф заявил о ненужности матшкол и будущем избытке программистов
Раскол тысячелетия: к чему приведет разрыв отношений РПЦ и Константинополя
Сбербанк продает свой головной офис. Он заберет два недостроенных небоскреба за долги

Бизнес

Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым» Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым»
«Вложили сотни тысяч в рекламу инновационного продукта — получили два звонка от бабушек»
Нет дыма без огня. Зачем табачному гиганту отказываться от сигарет
Меняется само понятие «элитный товар». Как на кризисном рынке продавать дорогие квартиры?
Есть недвижимость за рубежом? Как из-за штрафов не лишиться средств от ее продажи
Как выбирают «Человека года — 2018». Список экспертов и номинаций
Никита Адамов, КПМГ: «Строительство — это базовая отрасль, жилье нужно всегда!»

Свое дело

Непотопляемые костюмы поедут с Урала в Европу. Как понравиться Путину, армии и иностранцам Непотопляемые костюмы поедут с Урала в Европу. Как понравиться Путину, армии и иностранцам
«Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться»
«Проблем много». Как завод с Урала стал снабжать губками для обуви всю Россию / ОПЫТ
«Я был загнан в угол. Выход один — уйти из посредников и встать в начало пищевой цепочки»
«19 человек из 25 ничего не делали, пока их не пнули». Правда о работе с франчайзи / КЕЙС
Прибыльный бизнес на конкурентном рынке без денег и бизнес-образования? Пожалуйста!
«Пока что я шарлатан». Как чайный гуру стал лечить бизнесменов от депрессии и аллергии

Качество жизни

«Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ «Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ
«Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
«В России мы тупо зарабатываем деньги». Что думают предприниматели о жизни за границей?
Петр Мультатули: «Если бы не 1917-й, мы бы получили великую страну с великим будущим»
Из детей-транжир вырастают банкроты. Как воспитать рационального потребителя?
«Когда в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»
«Тренер кричит? — Радуйся!» Экс-волейболистка «Уралочки» об изнанке детского спорта

Мнения

На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
«Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
«Хочешь быть орлом — летай с орлами». 3 простых условия для постоянного роста заработка
«Эта мировая дребедень с отказом от доллара напоминает неблагодарных детей в пубертате»
«Не нужно дружить с говнюками!». Как договориться с партнерами по бизнесу — Антон Писчиков
«Традиционный бизнес в России — это тупик. Будущего нет и у госзаказа», — Алексей Овакимян
Суды не работают, конвенции нет: держись за власть до последнего вздоха — Александр Аузан

Лайфхаки

«Да, отменят премии и бонусы, но зато не уволят». Как компании России спасаются в кризис «Да, отменят премии и бонусы, но зато не уволят». Как компании России спасаются в кризис
«Работники словно сонные мухи? Пора поставить кровати в кабинетах». Что дает офисный сон
«Ни у вас, ни у меня совсем нет времени. Но я-то сумел построить работающий бизнес»
Free Wi-Fi: как пользоваться бесплатными сетями без риска для кошелька и личной жизни
Это страх взаимности. Как бонусы, кофе и новогодние сюрпризы отпугивают клиентов
«Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Facebook Telegram Yandex Zen