Подписаться
Деловой квартал / Новости / Как бизнесу защититься от уголовных репрессий — адвокат Вадим Клювгант
Как бизнесу защититься от уголовных репрессий — адвокат Вадим Клювгант
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

Как бизнесу защититься от уголовных репрессий — адвокат Вадим Клювгант

Самое читаемое
  • «Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать «Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать
  • Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно» Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
  • На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
  • «Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище» «Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
  • «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
06:29   28.02.2018

«Следователи стали создавать такие конструкции обвинения, чтобы не было «преступления в сфере предпринимательства». Найдут наркотики, придумают хулиганство». Как снизить давление силовиков на бизнес?

Проблема недопустимо высокого давления силовиков на предпринимателей стала хронической, и для ее разрешения необходимо изменить сами принципы применения административного и уголовного права, считает партнер коллегии адвокатов Pen&Paper, вице-президент Адвокатской палаты Москвы Вадим Клювгант. В интервью DK.RU он рассказал, какие тенденции происходят в этой сфере и как нужно действовать бизнесу, чтобы выйти из уголовного преследования с минимальными потерями.
 
Пожалуй, последняя громкая история в сфере давления силовиков на бизнес — дело «Додо пиццы», основателя которой Федора Овчинникова допрашивали по делу о наркотиках. Возникает ощущение, что это может коснуться любого предпринимателя, вне зависимости от того, законопослушна ли его деятельность. Действительно ли это так, возможно ли защититься от абсурда и произвола? 
 
— К сожалению, я не могу сказать о росте давления на предпринимателей со стороны «правохоронителей» — специально меняю буквы в этом слове — которые обладают силовым ресурсом и полномочиями на уголовные репрессии. Почему к сожалению? Казалось бы, надо радоваться. Причина этого одна — давление сохраняется и поддерживается уже не первый год на запредельно высоком уровне. Эту проблему сформулировали публично еще в конце нулевых — начале десятых годов. Тогда по поручению президента страны эксперты готовили концепцию модернизации уголовного законодательства в сфере экономики, новую уголовную политику в этой сфере. Поручение было выполнено — другое дело, что оно осталось нереализованнным. Скорее, наоборот, давление силовиков в ответ на попытки смягчить его только усилилось. 
 
Тогда эксперты констатировали, что давление настолько высокое, что происходит искусственная криминализация делового оборота, чрезмерно расширительное применение и толкование уголовных запретов, причем с попранием основ цивилистики, которая, собственно, регулирует предпринимательскую и экономическую деятельность. В результате  предпринимательство как вид деятельности выдавливается в криминальную сферу, маргинализируется. 
 
Эксперты предложили, как для начала хотя бы минимизировать масштаб этого бедствия, а затем — как с ним бороться и противодействовать. Но в ответ на эту попытку давление было такое, что участники работы сами чуть не попали под каток уголовной репрессии — имею в виду известную историю, которая получила название «дело экспертов»
 
К сожалению, проблема стала хронической. Обсуждать ее правильно — если замалчивать, то точно не придется ждать ничего хорошего. Это само по себе провоцирует противоправное поведение, вызывает привыкание к криминальным способам решения проблем.
Силовики тоже реагируют на тенденции. Например, не успел появиться в законодательстве термин «преступление в сфере предпринимательской деятельности», отнесение к числу которых должно было дать фигуранту дополнительные гарантии, касающиеся избрания меры пресечения и по другим вопросам, как тут же нашлись способы противодействия.
Впрочем, это было предсказуемо для тех, кто умеет просчитывать следующий шаг: следователи стали создавать такие конструкции обвинения — безотносительно их обоснованности — чтобы это не были «преступления в сфере предпринимательства», или не только они. И тогда никакие гарантии на таких обвиняемых не распространяются. 
 
Причастность к незаконному обороту наркотиков — это один из примеров того, как «правохоронители» обходят предпринимательские гарантии. «Найдут» наркотики, придумают хулиганство, что угодно — примеров несть числа. Нашим силовикам очень полюбилась статья 210 УК РФ об организованном преступном сообществе, которая выводит уголовное преследование в самую тяжкую сферу. Эту статью стали применять гораздо чаще ровно после того, как ее изъяли из компетенции суда присяжных и из подсудности областных и равных им судов по первой инстанции и передали в подсудность районных судов. 
 
Все это — очень серьезная борьба, связанная со столкновением серьезных интересов каждой из ее сторон. Думаю, нисколько не преувеличу, если скажу, что это одна из приоритетнейших задач общества — дать правильную публичную оценку этому бедствию и его последствиям и выступить против него всем миром. Боюсь, силами только предпринимателей, юристов и правозащитников с этим не справиться. 
 
Наконец, я абсолютно убежден, что в каждом конкретном случае, тем более в заказных делах, обязательно нужна профессиональная позиция защиты: выверенная, безупречная с точки зрения духа и настоящего смысла права, и ее реализация в рамках расследования и судебного разбирательства. Это необходимо, потому что такие дела — всегда марафон. Когда в силу каких-то непредсказуемых заранее факторов наступает поворот к лучшему, то очень важно, чтобы была правовая позиция, которая бы показывала, что в этом преследовании право на самом деле не при чем, что у него другие причины, далекие от целей правосудия.
 
Правильный бизнес очень дорожит своей репутацией, это бесценный актив. И когда ему предъявляют необоснованные обвинения, то есть порочат его доброе имя, нужно что-то сказать в ответ — убедительно, профессионально и понятно. Профессиональная защита нужна не только для того чтобы спорить в уголовно-процессуальных процедурах, но и по существу — в экономической сути обсуждаемого действия или бездействия. Необходимо, чтобы в позиции защиты обязательно присутствовали цивилистические начала. Тогда шансы есть, а вот если этого не делать, рассчитывать не на что. 
 
Последние годы власть не слишком склонна прислушиваться к экспертному мнению во многих случаях. 
 
— По «делу экспертов» очень даже прислушались, только с другим эффектом, противоположным. Это тоже нужно переламывать: когда власть не хочет слышать профессионалов, в том числе экспертов — это признак наличия какого-то иного интереса, и это не должно быть свойственно цивилизованному обществу и государству. Эту негодную тенденцию, свидетельствующую о серьезной болезни, нужно переламывать, нужно поворачивать власть лицом к профессионалам.
 
Истории с давлением на бизнес становятся более открытыми: пример с сетью кафе «АндерСон», ресторанами «Мясо&Рыба». Хорошо, что предприниматели выносят их в публичное поле, но говорит ли это о каком-то сдвиге?
 
— Это прежде всего говорит о том, что предпринимателям и их защитникам, в том числе адвокатам, нужна поддержка общества, и что востребованность этой поддержки осознана. Адвокатура — это институт гражданского общества. Поэтому мы просто говорим о расширении того гражданского общества, которое нужно вовлекать, привлекать его внимание и получать поддержку во всем том, что мы обсуждали.
 
Впрочем, судя по тому, что пишут предприниматели, расходы на оспаривание штрафов зачастую почти равны этим штрафам.
 
— Неправильно винить в этом профессионалов, которые оказывают юридическую поддержку, — всякая работа должна оплачиваться, достойно вознаграждаться. Здесь должен встать в полный рост вопрос о персональной ответственности должностных лиц, которые творят беззаконие и произвол. К ним государство, от имени которого они это делают, должно обращаться с персональными регрессными требованиями, в том числе имущественными. Не только наказывать в дисциплинарном порядке, а кого-то — и в уголовном, но непременно с имущественной составляющей, чтобы неповадно было. И таким способом компенсировать незаконно обвиненным людям их неизбежные затраты на юридическую помощь — другого способа я не вижу. 
 
Возможно ли в ближайшем будущем пересмотреть какие-либо законодательные пункты, которые способствуют злоупотреблениям? Ну и, собственно, что делать предпринимателям?
 
— Надо зрить в корень. Эти предложения были выработаны в ходе той работы, о которой я упомянул выше: они касались, прежде всего, общих начал, норм - принципов, которые нужно изменить или дополнить. Периферийные меры приводят только к неразберихе: все это расплывается, становится неприменимым, внутренне разрегулированным и бессистемным.
Прежде всего, необходимо обозначить недопустимость расширительного толкования и применения уголовно-правовых запретов. Любые сомнения не только в виновности в конкретном деле, но и в самом содержании уголовного запрета, должны трактоваться исключительно в пользу обвиняемого — сейчас в законе этого не сказано, говорится только о недоказанности вины. Термины и понятия из других, регулятивных, отраслей права  не должны применяться и толковаться с иным значением в уголовном праве. 
Есть криминологический принцип экономии уголовной репрессии — уголовная ответственность, как самая тяжелая по последствиям, должна применяться только тогда, когда другими мерами общественно значимую проблему решить не представляется возможным, а применение суровых мер должно быть оправдано высокой степенью общественной опасностью деяния. 
Я назвал лишь основные меры, а дальше нужна инвентаризация конкретных норм административного и уголовного права на основе выработанных принципов. Нужно пройтись по всему этому многообразию и хаосу очень критическим взглядом, убрать все, что этим требованиям не соответствует.
 
После президентских выборов стоит ли ожидать каких-либо значимых изменений в этой сфере? 
 
— Президентские выборы у нас очень специфические — это, скорее, процедура, чем выбор из разных вариантов. И вообще, я бы не привязывался к советской традиции разрезания какой-то красной ленточки в торжественную дату. Нужно вести каждый день повседневную работу, вне зависимости от выборов — по-другому, боюсь, не получится.
 
Редакция DK.RU благодарит организаторов конференции «Ковалевские чтения» за помощь в проведении интервью
Автор: Андрей Пермяков
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

«Пережиток прошлого». Греф заявил о ненужности матшкол и будущем избытке программистов «Пережиток прошлого». Греф заявил о ненужности матшкол и будущем избытке программистов
Раскол тысячелетия: к чему приведет разрыв отношений РПЦ и Константинополя
Сбербанк продает свой головной офис. Он заберет два недостроенных небоскреба за долги
Уральские айтишники-миллиардеры отправляют Федора Конюхова в опасное путешествие
Рынки, автосалоны и магазины. ЦБ нашел новый канал незаконной обналички
Владельцам бизнеса разрешат выплачивать долги компаний после их ликвидации
«Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать

Бизнес

Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым» Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым»
«Вложили сотни тысяч в рекламу инновационного продукта — получили два звонка от бабушек»
Нет дыма без огня. Зачем табачному гиганту отказываться от сигарет
Меняется само понятие «элитный товар». Как на кризисном рынке продавать дорогие квартиры?
Есть недвижимость за рубежом? Как из-за штрафов не лишиться средств от ее продажи
Как выбирают «Человека года — 2018». Список экспертов и номинаций
Никита Адамов, КПМГ: «Строительство — это базовая отрасль, жилье нужно всегда!»

Свое дело

«Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться» «Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться»
«Проблем много». Как завод с Урала стал снабжать губками для обуви всю Россию / ОПЫТ
«Я был загнан в угол. Выход один — уйти из посредников и встать в начало пищевой цепочки»
«19 человек из 25 ничего не делали, пока их не пнули». Правда о работе с франчайзи / КЕЙС
Прибыльный бизнес на конкурентном рынке без денег и бизнес-образования? Пожалуйста!
«Пока что я шарлатан». Как чайный гуру стал лечить бизнесменов от депрессии и аллергии
«Пришлось пожертвовать свободой». Как маленький бизнес стал партнером ИТ-гиганта / КЕЙС

Качество жизни

«Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ «Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ
«Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
«В России мы тупо зарабатываем деньги». Что думают предприниматели о жизни за границей?
Петр Мультатули: «Если бы не 1917-й, мы бы получили великую страну с великим будущим»
Из детей-транжир вырастают банкроты. Как воспитать рационального потребителя?
«Когда в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»
«Тренер кричит? — Радуйся!» Экс-волейболистка «Уралочки» об изнанке детского спорта

Мнения

На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
«Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
«Хочешь быть орлом — летай с орлами». 3 простых условия для постоянного роста заработка
«Эта мировая дребедень с отказом от доллара напоминает неблагодарных детей в пубертате»
«Не нужно дружить с говнюками!». Как договориться с партнерами по бизнесу — Антон Писчиков
«Традиционный бизнес в России — это тупик. Будущего нет и у госзаказа», — Алексей Овакимян
Суды не работают, конвенции нет: держись за власть до последнего вздоха — Александр Аузан

Лайфхаки

«Работники словно сонные мухи? Пора поставить кровати в кабинетах». Что дает офисный сон «Работники словно сонные мухи? Пора поставить кровати в кабинетах». Что дает офисный сон
«Ни у вас, ни у меня совсем нет времени. Но я-то сумел построить работающий бизнес»
Free Wi-Fi: как пользоваться бесплатными сетями без риска для кошелька и личной жизни
Это страх взаимности. Как бонусы, кофе и новогодние сюрпризы отпугивают клиентов
«Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
«Главное — реклама и продвижение». Как эпоха SMM превращает любой сервис в «мороз по коже»
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Facebook Telegram Yandex Zen