Подписаться
Деловой квартал / Новости / «Наше пространство не описано и не освоено. Мы даже не знаем, сколько народа в ...
«Наше пространство не описано и не освоено. Мы даже не знаем, сколько народа в стране»
Источник: Личный архив

«Наше пространство не описано и не освоено. Мы даже не знаем, сколько народа в стране»

Самое читаемое
  • «Абсолютно никакой связи с реальностью». Гайдаровский форум в Москве: мнение бизнесмена «Абсолютно никакой связи с реальностью». Гайдаровский форум в Москве: мнение бизнесмена
  • «Бизнес, который зарабатывает, часто бывает убыточным. Выход один — чужие деньги, всегда» «Бизнес, который зарабатывает, часто бывает убыточным. Выход один — чужие деньги, всегда»
  • «Платить должны все!» Почему банки следят за вашими налогами и кто под особым прицелом «Платить должны все!» Почему банки следят за вашими налогами и кто под особым прицелом
  • Как один генерал с половиной города поссорился, или внезапное прощание Шадрина Как один генерал с половиной города поссорился, или внезапное прощание Шадрина
  • Планировали серию терактов? ИГИЛ взяло на себя ответственность за взрыв в Магнитогорске Планировали серию терактов? ИГИЛ взяло на себя ответственность за взрыв в Магнитогорске
08:29   31.01.2018

«Угрозу представляет не чиновник, пойманный на многомиллионной взятке, а люди, которые тащат по мелочи. Это естественная для распределяющего государства логика». Симон Кордонский об устройстве России.

Ощущение, что в России все плохо, появляется из-за незнания страны, нежелания ее знать и негативизма по отношению к ней, считает Симон Кордонский, научный руководитель Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники». Данные Росстата расходятся даже с подсчетами региональных властей. Это вторая часть лекции г-на Кордонского о сословном устройстве России, первую часть можно прочитать здесь.  

Непознанность России

Наше пространство не описано и не освоено. Есть радиальные дороги, а между ними, уже на расстоянии 20 км от Москвы, — пустоши. Когда мы исследовали разные секты, в том числе анастасийцев, то в радиусе 100 км от столицы насчитали 40 незарегистрированных поселений, без официальной власти и почтового адреса.

Два наших студента сплавились по реке Мезень и описали такие безвластные поселения. Жизнь в них сильно зависит от численности населения, но при достижении определенного числа жителей они могут жить и без денег, на обмене. Представьте село без названия, магазина и электросети — все работает на генераторах. Транспортная доступность — три-четыре месяца в году. Люди там живут лесом, с промысла пушнины, рыбы. Свои проблемы они решают сами. 

Эта натуральная жизнь не является предметом интереса исследователей. Мы работали на Алтае, в районе, который граничит с Казахстаном и республикой Алтай. Там есть специфические породы крупного рогатого скота и лошадей, которые сами добывают себе корм под снегом и почти не требуют заготовки сена. На большую семью выращивается два-три табуна, и их перегоняют в Казахстан на мясокомбинаты — граница длиной в несколько километрах почти не охраняется. Полученных денег хватает на содержание семьи и учебу детей в Барнауле. 

По официальным данным, в том районе живет 10 тыс. человек. А когда вводили талоны на питание в 1992 г., то глава администрации рассказал, что сразу стало 14 тыс. человек. Сейчас по переписи там живет 12 тыс. человек, а сколько реально — непонятно. Это результаты одного нашего исследования, в ходе которого мы пытались проверить, как формируется первичная статистика, которой пользуется государство. И пошли по домам в поселениях с численностью до 50 тыс. человек. Выяснилось, что данные Росстата разнятся от подсчетов самих властей: население там больше на 10-15%. 

То есть мы даже не знаем, сколько народу в стране — такие исследования были во многих муниципалитетах и в разных регионах, и везде одно и то же. 

Дело в том, что у нас подушевое финансирование, и объем ресурсов, который распределяется региональным центром в муниципалитеты, зависит от численности населения. Естественно, федералы заинтересованы в том, чтобы приуменьшить численность и, соответственно, уменьшить бюджетирование. Это особая проблема. Вполне возможно, что у нас живет 160 млн человек. Кто из вас (обращается к аудитории) переписывался в 2010 г.? 10 человек из примерно 40 присутствующих? И это в большом городе. Поражает уровень незнания нашей страны, нежелание знать, как она устроена, и негативизм к по отношению к ней. 

Как рождается этот негативизм? Сидят люди на уровне районных администраций, которым нужно получить бюджетные ресурсы на будущий год. Получить ресурсы можно только для нейтрализации каких-либо угроз. Например, безработица. Сколько ни езжу по стране, я не видел реальных безработных. Нету их! По официальной статистике, безработных 6%, но в отчетах районных администраций цифра достигает 15–20%, и это уже — угроза социальной стабильности и обоснование существования соответствующего министерства. Деньги из бюджета идут на нейтрализацию угрозы безработицы, которой нет. Реально люди заняты. Те же скотоводы на Алтае — разве они безработные?

Люди снизу пишут бумажки: дайте деньги на борьбу с безработицей. В региональной администрации их обрабатывают и пересылают наверх. У человека, который там их читает, возникает ощущение, что в стране все плохо. Он же не знает происхождения этих цифр, что чиновникам просто нужны бабки. 

Неясность власти

Непонятно, сколько субъектов власти сейчас, и где она. У кого власть в вашей области? У госслужащих, чекистов, бандитов? А смотрящий по области? Он — власть, с которой нужно считаться и договариваться. А налоговик? Однажды мы были в экспедиции в Новосибирске и нам удалось разговорить местного налоговика. Он в деталях рассказал, как живет и собирает налоги: у него большая власть, но не прямая, а опосредованная, поскольку он работает для достижения компромисса между людьми, которые имеют ресурсы, и людьми, которые хотят их изъять. 

Когда во власть приходит идеалистически настроенный человек со стороны, начитавшийся переводных книжек про управление и рынок, то он часто предлагает сломать систему, провести реформу. Если ему повезет, он просто тихо уйдет с поста, а если нет — пойдет по этапу, потому что наткнется на реальную власть, хоть и не персонифицированную.

Государство работает для достижения распределительной социальной справедливости. И с его точки зрения угрозу представляет не чиновник, которого поймали на многомиллионной взятке, а люди, которые тащат по мелочи. Это другая логика, нерыночная, но естественная для распределяющего государства. 

Формирование сословий и сословного самосознания — долгий процесс, который никак не укладывается в 20 лет. Он занимает два-три поколения. Проживет ли столько страна с такой сословной структурой, я не знаю.  

Сейчас в России есть институты гражданского общества служивых людей. Когда в любой муниципалитет приезжает, например, новый прокурор, ему нужно, чтобы жена работала, дети учились, чтобы был землеотвод под особняк — все это находится в компетенции муниципалитета. Естественно, возникают горизонтальные отношения между представителями всех служилых сословий. Они оформляются в институты (не организации) гражданского общества: рестораны, бани, рыбалки, спорт, приходы, совместные прогулки по вечерам, где люди решают проблемы. Этот мощнейший институт, низовой механизм согласования интересов представителей всех сословий на данной территории. 

Народная система здравоохранения

Сегодня в здравоохранении государство уходит с нижних уровней иерархии. Муниципальное здравоохранение передали на региональный уровень. Но людям же надо лечиться, поэтому за последние 10 лет возникла система неформального здравоохранения. Если вы при покупке лекарств в аптеке прислушивались к разговорам в очереди, то там говорят о диагностике, лечении, подборе лекарств и разных консультациях. То есть аптеки у нас — полноценный элемент неформальной системы здравоохранения.

К тому же почти нет поселений, в которых не было бы знахаря или знахарки. На Алтае мы видели знахарку, к которой ездят из Новосибирска, за 800 км. До 60% людей в поселениях меньше, чем 100 тыс. человек, вообще не обращаются в систему государственного здравоохранения, а лечатся сами. Причем эта неформальная система очень интересно устроена. Там есть внутренняя система коммуникаций: есть газета ЗОЖ, в которой тиражируются рецепты, есть свои телевизионные передачи, где рассказывают, что и как нужно лечить. Есть всевозможные фитнес- и йога-центры. Люди формируют свою систему здравоохранения, независимую от государства.

Проблема российской социологии

Социологи очень далеки от реального знания о стране. Мне кажется, нужно исходить из того, что наша страна не описана вообще. В России когда-то была глубокая традиция описания: российские офицеры 19-го — начала 20 века ездили по миру и писали свои донесения в Генштаб: Пржевальский, Семенов Тянь-Шанский, Козлов... В 1970-х гг. в издательстве «Восточная литература» издавали полевые дневники таких офицеров, они фантастически интересны. Этого описательного знания хватало имперскому Генштабу для принятия решений. Сейчас ничего подобного нет.

В чем проблема современных социологических исследований, которые проводят крупные компании? Они исходят из того, что единственные методы исследования — опросы и фокус-группы. Но люди в России столетиями приучены говорить одно, делать другое, а говорить третье.

Задавая им вопросы, на каком языке вы это делаете? Сама структура языка очень специфична. Чтобы нормально существовать, российский человек должен умело сочетать все три диалекта нашего «великого и могучего»: мат, официальный деревянный язык и язык истины, то есть отрицания официоза. 

Когда социологи проводят исследования, то убирают мат и высказывания на диалекте истины из ответов — а без них результаты невразумительны. Сейчас Дмитрий Рогозин из РАНХиГС занимается исследованием интервьюеров, потому что там и сосредоточено настоящее знание. Оказывается, то, что идет в отчеты, имеет весьма слабое отношение к реальным процессам в стране. 

Я считаю, что российская социология, которая когда-то начиналась как нормальная наука в 1970-е годы, была ликвидирована подачками Сороса и переходом на чисто анкетные методы исследования. В России социологические исследования — это необходимый элемент политической машины, не более того. Знание о стране и людях они не обогащают.

Записал Андрей Пермяков / DK.RU.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Недовольство россиян властью достигло максимума. Рейтинг Путина упал до антирекорда
Недовольство россиян властью достигло максимума. Рейтинг Путина упал до антирекорда
Надежная иномарка за 250 тыс. руб. — это реально. На что смотреть на авторынке? РЕЙТИНГ
Как тебе такое, Илон Маск? Екатеринбуржцы смогут купить самую дешевую версию Tesla
«Вытолкали из кафе, избивали. Похитили и вымогали деньги»
Суд в Чечне списал миллиарды долгов за газ, опасаясь протестов. Другие регионы хотят также
«Внутренние противоречия». Почему горожане не могут достучаться до чиновников в соцсетях
«Я угроза национальной безопасности?». Против профессора впервые возбудили дело за прогулы

Бизнес

«Здесь скупают всё». Новосибирский эксперт — об инвестициях в недвижимость в Германии «Здесь скупают всё». Новосибирский эксперт — об инвестициях в недвижимость в Германии
«Машины постоянно дорожают, дальше будет то же самое». Какие автодилеры уйдут в 2019-м?
«Скрипт — признак планктонного консультанта» — Дмитрий Кибкало, «Мосигра»
«Пока мы делали продукт и считали бабло, наши клиенты стали друг друга фактически убивать»
«Я начальник — ты дурак» не работает. Как шведская бизнес-культура приживается в России
Как инвесторы смогут заработать на единственном на Урале курорте европейского уровня
«Метод спасения от кризиса парадоксальный, но он работает». Как бизнесы переживают спад?

Свое дело

«Масштабы кошмара потрясали». Как бывший банкир исправлял ошибки бизнеса в деревне «Масштабы кошмара потрясали». Как бывший банкир исправлял ошибки бизнеса в деревне
8 лайфхаков для тех, у кого нет денег, но есть желание запустить стартап
Сколько стоит миллион роз? Изнанка крупнейшего на Урале производства цветов
«О, сэкономили!» Разобранный самолет и летающие отвертки основателя People4people
«Какие оксфорды? Наши мужчины до сих пор носят туфли. Спасибо, хоть не с костюмом «Адидас»
Наш ответ санкциям. Как фермеры из уральской деревни снабжают индейкой полстраны
Как заключить сделку с «Лукойлом» и построить совместное предприятие с французами

Качество жизни

Новая хитрая схема черных риелторов. Как не попасться? — Станислав Галкин Новая хитрая схема черных риелторов. Как не попасться? — Станислав Галкин
«Уральские авиалинии» подвели итоги юбилейного 2018 года
«Душенька болит». Ирина Тебенева — о том, как конфликт со школой выводит детей на митинги
«Тревожно за 2019-й». Что будет с ценами на жилье: 3 прогноза — от бизнесменов и министра
От рельсов до авиации. Как развивались заводы в эпоху императора Николая II
«Мы уверены, это был поджог»
Андрей Пучков: «Мы поняли, что попали в ловушку»

Мнения

Как один генерал с половиной города поссорился, или внезапное прощание Шадрина Как один генерал с половиной города поссорился, или внезапное прощание Шадрина
«Платить должны все!» Почему банки следят за вашими налогами и кто под особым прицелом
«Абсолютно никакой связи с реальностью». Гайдаровский форум в Москве: мнение бизнесмена
Дмитрий Волошин: «Кому нужен высокомаржинальный, но унылый бизнес? Цените конкурентов»
«Смекалистые схемотехники стали использовать Закон о самозанятых в свою пользу»
Дмитрий Потапенко: «У России бюджет войны и сохранения власти. Это не бюджет развития»
«Сегодня уровень налоговой нагрузки ставит бизнес в ситуацию выживания»

Лайфхаки

Бизнес стал приносить меньше денег? Срочно бросайте его. Этот утопающий не стоит спасения Бизнес стал приносить меньше денег? Срочно бросайте его. Этот утопающий не стоит спасения
На море в конце января? Все также тепло, но намного дешевле каникул. РЕЙТИНГ направлений
«Бизнес, который зарабатывает, часто бывает убыточным. Выход один — чужие деньги, всегда»
«Вы не начнете копить, пока не увидите себя старым». Как легко освоить полезные привычки
Зарплата выросла, а денег снова не хватает? Так прекратите тратить лишь на «самое нужное»
Популярную соцсеть поймали на сборе геотегов пользователей. Зачем им знать о нас все?
Купил машину, не проверив реестр? Банк имеет право забрать ее за долги. Так решил суд
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.