Подписаться
Деловой квартал / Новости / «Наше пространство не описано и не освоено. Мы даже не знаем, сколько народа в ...
«Наше пространство не описано и не освоено. Мы даже не знаем, сколько народа в стране»
Источник: Личный архив

«Наше пространство не описано и не освоено. Мы даже не знаем, сколько народа в стране»

Самое читаемое
  • Саратовская министр уволена после слов о возможности прожить на 3500 руб. в месяц
Саратовская министр уволена после слов о возможности прожить на 3500 руб. в месяц
  • «Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать «Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать
  • Владельцам бизнеса разрешат выплачивать долги компаний после их ликвидации Владельцам бизнеса разрешат выплачивать долги компаний после их ликвидации
  • На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
  • «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
06:29   31.01.2018

«Угрозу представляет не чиновник, пойманный на многомиллионной взятке, а люди, которые тащат по мелочи. Это естественная для распределяющего государства логика». Симон Кордонский об устройстве России.

Ощущение, что в России все плохо, появляется из-за незнания страны, нежелания ее знать и негативизма по отношению к ней, считает Симон Кордонский, научный руководитель Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники». Данные Росстата расходятся даже с подсчетами региональных властей. Это вторая часть лекции г-на Кордонского о сословном устройстве России, первую часть можно прочитать здесь.  

Непознанность России

Наше пространство не описано и не освоено. Есть радиальные дороги, а между ними, уже на расстоянии 20 км от Москвы, — пустоши. Когда мы исследовали разные секты, в том числе анастасийцев, то в радиусе 100 км от столицы насчитали 40 незарегистрированных поселений, без официальной власти и почтового адреса.

Два наших студента сплавились по реке Мезень и описали такие безвластные поселения. Жизнь в них сильно зависит от численности населения, но при достижении определенного числа жителей они могут жить и без денег, на обмене. Представьте село без названия, магазина и электросети — все работает на генераторах. Транспортная доступность — три-четыре месяца в году. Люди там живут лесом, с промысла пушнины, рыбы. Свои проблемы они решают сами. 

Эта натуральная жизнь не является предметом интереса исследователей. Мы работали на Алтае, в районе, который граничит с Казахстаном и республикой Алтай. Там есть специфические породы крупного рогатого скота и лошадей, которые сами добывают себе корм под снегом и почти не требуют заготовки сена. На большую семью выращивается два-три табуна, и их перегоняют в Казахстан на мясокомбинаты — граница длиной в несколько километрах почти не охраняется. Полученных денег хватает на содержание семьи и учебу детей в Барнауле. 

По официальным данным, в том районе живет 10 тыс. человек. А когда вводили талоны на питание в 1992 г., то глава администрации рассказал, что сразу стало 14 тыс. человек. Сейчас по переписи там живет 12 тыс. человек, а сколько реально — непонятно. Это результаты одного нашего исследования, в ходе которого мы пытались проверить, как формируется первичная статистика, которой пользуется государство. И пошли по домам в поселениях с численностью до 50 тыс. человек. Выяснилось, что данные Росстата разнятся от подсчетов самих властей: население там больше на 10-15%. 

То есть мы даже не знаем, сколько народу в стране — такие исследования были во многих муниципалитетах и в разных регионах, и везде одно и то же. 

Дело в том, что у нас подушевое финансирование, и объем ресурсов, который распределяется региональным центром в муниципалитеты, зависит от численности населения. Естественно, федералы заинтересованы в том, чтобы приуменьшить численность и, соответственно, уменьшить бюджетирование. Это особая проблема. Вполне возможно, что у нас живет 160 млн человек. Кто из вас (обращается к аудитории) переписывался в 2010 г.? 10 человек из примерно 40 присутствующих? И это в большом городе. Поражает уровень незнания нашей страны, нежелание знать, как она устроена, и негативизм к по отношению к ней. 

Как рождается этот негативизм? Сидят люди на уровне районных администраций, которым нужно получить бюджетные ресурсы на будущий год. Получить ресурсы можно только для нейтрализации каких-либо угроз. Например, безработица. Сколько ни езжу по стране, я не видел реальных безработных. Нету их! По официальной статистике, безработных 6%, но в отчетах районных администраций цифра достигает 15–20%, и это уже — угроза социальной стабильности и обоснование существования соответствующего министерства. Деньги из бюджета идут на нейтрализацию угрозы безработицы, которой нет. Реально люди заняты. Те же скотоводы на Алтае — разве они безработные?

Люди снизу пишут бумажки: дайте деньги на борьбу с безработицей. В региональной администрации их обрабатывают и пересылают наверх. У человека, который там их читает, возникает ощущение, что в стране все плохо. Он же не знает происхождения этих цифр, что чиновникам просто нужны бабки. 

Неясность власти

Непонятно, сколько субъектов власти сейчас, и где она. У кого власть в вашей области? У госслужащих, чекистов, бандитов? А смотрящий по области? Он — власть, с которой нужно считаться и договариваться. А налоговик? Однажды мы были в экспедиции в Новосибирске и нам удалось разговорить местного налоговика. Он в деталях рассказал, как живет и собирает налоги: у него большая власть, но не прямая, а опосредованная, поскольку он работает для достижения компромисса между людьми, которые имеют ресурсы, и людьми, которые хотят их изъять. 

Когда во власть приходит идеалистически настроенный человек со стороны, начитавшийся переводных книжек про управление и рынок, то он часто предлагает сломать систему, провести реформу. Если ему повезет, он просто тихо уйдет с поста, а если нет — пойдет по этапу, потому что наткнется на реальную власть, хоть и не персонифицированную.

Государство работает для достижения распределительной социальной справедливости. И с его точки зрения угрозу представляет не чиновник, которого поймали на многомиллионной взятке, а люди, которые тащат по мелочи. Это другая логика, нерыночная, но естественная для распределяющего государства. 

Формирование сословий и сословного самосознания — долгий процесс, который никак не укладывается в 20 лет. Он занимает два-три поколения. Проживет ли столько страна с такой сословной структурой, я не знаю.  

Сейчас в России есть институты гражданского общества служивых людей. Когда в любой муниципалитет приезжает, например, новый прокурор, ему нужно, чтобы жена работала, дети учились, чтобы был землеотвод под особняк — все это находится в компетенции муниципалитета. Естественно, возникают горизонтальные отношения между представителями всех служилых сословий. Они оформляются в институты (не организации) гражданского общества: рестораны, бани, рыбалки, спорт, приходы, совместные прогулки по вечерам, где люди решают проблемы. Этот мощнейший институт, низовой механизм согласования интересов представителей всех сословий на данной территории. 

Народная система здравоохранения

Сегодня в здравоохранении государство уходит с нижних уровней иерархии. Муниципальное здравоохранение передали на региональный уровень. Но людям же надо лечиться, поэтому за последние 10 лет возникла система неформального здравоохранения. Если вы при покупке лекарств в аптеке прислушивались к разговорам в очереди, то там говорят о диагностике, лечении, подборе лекарств и разных консультациях. То есть аптеки у нас — полноценный элемент неформальной системы здравоохранения.

К тому же почти нет поселений, в которых не было бы знахаря или знахарки. На Алтае мы видели знахарку, к которой ездят из Новосибирска, за 800 км. До 60% людей в поселениях меньше, чем 100 тыс. человек, вообще не обращаются в систему государственного здравоохранения, а лечатся сами. Причем эта неформальная система очень интересно устроена. Там есть внутренняя система коммуникаций: есть газета ЗОЖ, в которой тиражируются рецепты, есть свои телевизионные передачи, где рассказывают, что и как нужно лечить. Есть всевозможные фитнес- и йога-центры. Люди формируют свою систему здравоохранения, независимую от государства.

Проблема российской социологии

Социологи очень далеки от реального знания о стране. Мне кажется, нужно исходить из того, что наша страна не описана вообще. В России когда-то была глубокая традиция описания: российские офицеры 19-го — начала 20 века ездили по миру и писали свои донесения в Генштаб: Пржевальский, Семенов Тянь-Шанский, Козлов... В 1970-х гг. в издательстве «Восточная литература» издавали полевые дневники таких офицеров, они фантастически интересны. Этого описательного знания хватало имперскому Генштабу для принятия решений. Сейчас ничего подобного нет.

В чем проблема современных социологических исследований, которые проводят крупные компании? Они исходят из того, что единственные методы исследования — опросы и фокус-группы. Но люди в России столетиями приучены говорить одно, делать другое, а говорить третье.

Задавая им вопросы, на каком языке вы это делаете? Сама структура языка очень специфична. Чтобы нормально существовать, российский человек должен умело сочетать все три диалекта нашего «великого и могучего»: мат, официальный деревянный язык и язык истины, то есть отрицания официоза. 

Когда социологи проводят исследования, то убирают мат и высказывания на диалекте истины из ответов — а без них результаты невразумительны. Сейчас Дмитрий Рогозин из РАНХиГС занимается исследованием интервьюеров, потому что там и сосредоточено настоящее знание. Оказывается, то, что идет в отчеты, имеет весьма слабое отношение к реальным процессам в стране. 

Я считаю, что российская социология, которая когда-то начиналась как нормальная наука в 1970-е годы, была ликвидирована подачками Сороса и переходом на чисто анкетные методы исследования. В России социологические исследования — это необходимый элемент политической машины, не более того. Знание о стране и людях они не обогащают.

Записал Андрей Пермяков / DK.RU.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Владельцам бизнеса разрешат выплачивать долги компаний после их ликвидации Владельцам бизнеса разрешат выплачивать долги компаний после их ликвидации
«Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать
Саратовская министр уволена после слов о возможности прожить на 3500 руб. в месяц
«Средний класс осознал плюсы банкротства». Количество несостоятельных россиян резко растет
«Две недели продолжалась новостная вакханалия». «Кэшбери» приостановила работу
Закат державы или не показатель? Как авария «Союза» скажется на позициях России в космосе
«После 2019 г. мы сможем снизить стоимость ОСАГО для многих клиентов»

Бизнес

«Вложили сотни тысяч в рекламу инновационного продукта — получили два звонка от бабушек» «Вложили сотни тысяч в рекламу инновационного продукта — получили два звонка от бабушек»
Нет дыма без огня. Зачем табачному гиганту отказываться от сигарет
Меняется само понятие «элитный товар». Как на кризисном рынке продавать дорогие квартиры?
Есть недвижимость за рубежом? Как из-за штрафов не лишиться средств от ее продажи
Как выбирают «Человека года — 2018». Список экспертов и номинаций
Никита Адамов, КПМГ: «Строительство — это базовая отрасль, жилье нужно всегда!»
«9 подразделений, у каждого директора — свой взгляд на бизнес». Кейс об управлении сетью

Свое дело

«Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться» «Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться»
«Проблем много». Как завод с Урала стал снабжать губками для обуви всю Россию / ОПЫТ
«Я был загнан в угол. Выход один — уйти из посредников и встать в начало пищевой цепочки»
«19 человек из 25 ничего не делали, пока их не пнули». Правда о работе с франчайзи / КЕЙС
Прибыльный бизнес на конкурентном рынке без денег и бизнес-образования? Пожалуйста!
«Пока что я шарлатан». Как чайный гуру стал лечить бизнесменов от депрессии и аллергии
«Пришлось пожертвовать свободой». Как маленький бизнес стал партнером ИТ-гиганта / КЕЙС

Качество жизни

«Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение «Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
«В России мы тупо зарабатываем деньги». Что думают предприниматели о жизни за границей?
Петр Мультатули: «Если бы не 1917-й, мы бы получили великую страну с великим будущим»
Из детей-транжир вырастают банкроты. Как воспитать рационального потребителя?
«Когда в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»
«Тренер кричит? — Радуйся!» Экс-волейболистка «Уралочки» об изнанке детского спорта
«Найти бы, кто заработает для меня 20% в месяц», или голубая мечта российского инвестора

Мнения

На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
«Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
«Хочешь быть орлом — летай с орлами». 3 простых условия для постоянного роста заработка
«Эта мировая дребедень с отказом от доллара напоминает неблагодарных детей в пубертате»
«Не нужно дружить с говнюками!». Как договориться с партнерами по бизнесу — Антон Писчиков
«Традиционный бизнес в России — это тупик. Будущего нет и у госзаказа», — Алексей Овакимян
Суды не работают, конвенции нет: держись за власть до последнего вздоха — Александр Аузан

Лайфхаки

Это страх взаимности. Как бонусы, кофе и новогодние сюрпризы отпугивают клиентов Это страх взаимности. Как бонусы, кофе и новогодние сюрпризы отпугивают клиентов
«Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
«Главное — реклама и продвижение». Как эпоха SMM превращает любой сервис в «мороз по коже»
«Требуете от сотрудников больничный? Что ж, у вас будут работать только посредственности»
«Нас убедили, что великие бизнесмены — провидцы, а на самом деле стать «гением» не сложно»
Позвольте себе Dolce vita: 10 вещей, на которые точно стоит потратить деньги
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Facebook Telegram Yandex Zen