Деловой квартал / Новости / Отправлять ли медиков в тюрьму за врачебную ошибку? МНЕНИЕ
Отправлять ли медиков в тюрьму за врачебную ошибку? МНЕНИЕ
Источник: https://pixabay.com

Отправлять ли медиков в тюрьму за врачебную ошибку? МНЕНИЕ

Самое читаемое
  • «Магнит» купили за ничтожно малые 138 млрд. Это был выбор без выбора, Галицкий им мешал»
    Мнения
  • «С продажниками на рынке творится какое-то безумие. Такого не было уже много лет»
    Бизнес
  • «Нам не скучно до смерти, мы вусмерть заработались». Почему 8-часовой рабочий день вреден
    Лайфхаки
  • «Вы имеете бизнес, или бизнес имеет вас?» Понятие «владелец бизнеса» больше неактуально
    Мнения
  • Михаил Лабковский: «Все вокруг говорят «депрессия» и «стресс», не понимая, что это значит»
    Лайфхаки
  • Возврат в мир «Жигулей». Андрей Мовчан о программе кандидата: инфляция, дефицит, обнищание
    Новости
14:23   10.11.2017

СКР предложил ввести уголовную ответственность за врачебную ошибку, но решить, что таковой является, а что нет, не могут. Станут ли медики ответственнее, если меры все же будут приняты?

Врач-кардиолог Алексей Эрлих уверен: уголовная ответственность за так называемую врачебную ошибку — слишком серьезное наказание, ведь в медицине не все так однозначно. Свои размышления на этот счет он опубликовал на «Эхо Москвы».

— Хочу сегодня написать на тему, которая последнюю неделю будоражит российских врачей, и многих, кто близок к медицине (и вообще, может коснуться каждого), а именно, о предложении главы следственного комитета РФ (СКР) ввести уголовную ответственность за врачебные ошибки. 

Это очень давняя и важная тема. Она актуальна не только в России (говорят, что по некоторым расчётам, в США врачебные ошибки являются третьей по значимости причиной смерти). И вот теперь СКР предлагает упорядочить ответственность за врачебные ошибки, введя отдельную статью в УК. Попробуем в этом разобраться, ибо, с одной стороны, десятки тысяч врачей, рискующих ежедневно оказаться на нарах, а с другой — страдающие от неправильного лечения пациенты, а также близкие тех, кто погиб от «врачебной ошибки». 

И вот теперь я беру этот термин в кавычки, ибо до сих пор само понятие «врачебной ошибки» не имеет чёткого определения. И даже усилия всего штата СКР не помогут понять, что является «врачебной ошибкой», а что нет.

Уже слышу возмущённые голоса, мол, что же тут не ясного, если врач лечит неправильно, значит совершает врачебную ошибку.

Соглашусь с виртуальными оппонентами, но тут же спрошу: а что это значит, «правильно лечить»? Кто определяет «правильность»? И мне ответят: ну как же, Вы же сами на каждом углу ратуете за выполнения международных клинических руководств, рекомендаций медицинских сообществ. Вот эти документы и определяют границы между «правильно» и «не правильно».

Да и Минздрав поддерживает такой подход. Кстати, о Минздраве… СКР также предлагает судить о качестве работы врачей по так называемым «стандартам Минздрава». Казалось бы, что с определением качества работы врача нет проблем. Но давайте приглядимся.

Вот, например, в «стандарте Минздрава» по лечению инфаркта миокарда сказано, что пациенту в больнице надо 3 раза снять ЭКГ и дать 5 таблеток. Сказано-сделано. И весь СКР увидит, что «всё хорошо» — ЭКГ сняли, таблетки дали, значит, не ошиблись. Но в «Стандарте» не сказано, что надо на эту ЭКГ ещё посмотреть и увидеть, нет ли возможного ухудшения, а за действием таблеток надо следить…

И с точки зрения СКР врач, который не увидел ухудшения и не проследил за осложнениями будет чист и безгрешен. А сядет другой — который, например, зная, что у препарата есть противопоказания абсолютные (когда его никогда нельзя использовать) и относительные (когда можно, если очень нужно), взял на себя ответственность и пытаясь спасти жизнь пациента, как единственное возможное средство, ввёл ему препарат с относительным противопоказанием, и эта попытка оказалась неудачной…

К сожалению, даже строгое следование международным клиническим руководствам не защитит врачей от возможных нападок СКР. Ведь многие положения этих документов написаны с оговорками типа «можно рассмотреть использование», «возможно улучшит», «если нет очень высокого риска» и проч.

Авторы этих руководств даже не предполагали, что читателями станут не врачи, а следователи СКР. Они надеялись на здравый смысл и образованность врачей, а не на букву УКРФ.  

«Так что же», продолжат дискуссию мои виртуальные оппоненты, «совсем врачей не наказывать? Хитрый ты, Эрлих, твои коллеги будут безнаказанно творить невесть что, и будут чистыми. Ты этого хочешь?» И я отвечу. Отвечу по пунктам:

1) Я хочу, чтобы ответственность врача была взвешенной. Нельзя врача за медицинскую ошибку наказывать уголовно или административно. Ведь такого нет ни в одном профессиональном сообществе.

В тюрьмах же не сидят полицейские и следователи СКР за то, что не смогли найти жёстких преступников-грабителей-убийц (хотя эта вина посильнее будет). Не сидят пожарные, не сумевшие погасить пылающий дом, не сидят чиновники, растерявшие государственные миллионы (например, на строительстве олимпийских объектов в Сочи или стадиона в Питере). И врачи должны отвечать, но эта ответственность не должна исходить из УК, а для этого…

2) Я хочу, чтобы «врачебной ошибкой» не называли любой смертельный исход, связанный с болезнью и лечением. К сожалению, наши пациенты умирают. И к сожалению, мы не всегда можем им помочь. Даже если очень хотим. И каждый день мы принимаем очень сложные решения о жизни и смерти, и каждое это решение, если после него (даже не из-за него) пациенту стало хуже, это и наша трагедия. И на этих трагедиях строится медицинская наука, которая завтра может отвергнуть то лечение, которое сегодня считается идеалом. А поэтому…

3) Я хочу, чтобы «медицинскую неудачу» отделяли от небрежности, халатности и разгильдяйства. К сожалению, этого в нашей реальности слишком много. Слишком много вокруг примеров медицинского разгильдяйства, которые зачастую не приводят к смерти, но за которые врачи не несут никакой ответственности.

В отличие от этого, «Медицинское решение», это некое ответственное действие, принятое на основании образования, опыта, правил. Оно не должно быть объектом уголовного наказания. Его не должны оценивать следователи. Правильно поступил врач в конкретной клинической ситуации, или не правильно должны решать профессионалы. И это четвёртое, о чём я хочу сказать…

4) Только медицинское сообщество, только профессионалы, понимающие цену медицинскому решению, могут оценивать работу врача (пусть даже по запросам СКР). Но только профессионалы. И существование независимых профессиональных сообществ, которые могут давать медицинскую оценку тому или иному медицинскому действию или бездействию, это обязательное условие нормального общества. Наше общество и в этом смысле тоже ненормальное.

Только профессионалы могут определить, была ли в действиях врача небрежность, и если не было, имелась ли в его действиях ошибка. И надо ли вообще наказывать. И как наказывать… В большинстве случаев, как мне кажется, нормальное действие против неправильного медицинского решения — это дополнительное обучение врача.

А уголовка — это очень крайняя мера для тех, кто навредил пациенту по разгильдяйству или небрежности. Тема врачебной ошибки очень острая, ибо касается каждого. И не только врачей, конечно. В первую очередь эту проблему должны решать врачи внутри своего профессионального мира.

Я сомневаюсь, что предложение СКР об уголовном наказании за врачебные ошибки подвигнет врачей создавать независимые профессиональные сообщества, и навряд ли этот страх за несправедливое наказание нас сплотит. Скорее всего, наоборот, размежует. И возможно, ещё больше раздвинет пропасть недоверия между медиками и пациентами. Вместо того, чтобы строить мост через эту пропасть.

Но мы будем стараться и стремиться к сближению. Нам очень надо, чтобы наши пациенты не боялись у нас лечиться, и чтобы мы не боялись принимать нужные и ответственные решения без страха оказаться за решёткой.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Основатель «Додо пиццы» рассказал о прекращении допросов по делу о наркотиках в сети Основатель «Додо пиццы» рассказал о прекращении допросов по делу о наркотиках в сети
4,5 млрд в тележках: владельцы Промсвязьбанка после санации сняли деньги в другом банке
«Русская рулетка»: Дерипаска готов выкупить «Норникель» у Потанина или уйти из компании
Возвращение в «Мостотрест»: Ротенберг снова станет совладельцем крупнейшего подрядчика
Возврат в мир «Жигулей». Андрей Мовчан о программе кандидата: инфляция, дефицит, обнищание
Квартирные сделки предложили отдать на проверку Росфинмониторингу
Стать клиентом удаленно: как единая биометрическая система изменит жизнь россиян

Бизнес

Есть ли деньги в кинобизнесе? Рассказывает владелец «Кинодома» Александр Прохоров Есть ли деньги в кинобизнесе? Рассказывает владелец «Кинодома» Александр Прохоров
«С продажниками на рынке творится какое-то безумие. Такого не было уже много лет»
Просите денег под выполнимые проекты. Почему не работает господдержка и кто в этом виноват
Болезни роста. Когда развитие бизнеса надо сдерживать искусственно / ОПЫТ сети «Галамарт»
Производитель, администратор, предприниматель или интегратор — кто вы в вашем бизнесе?
Как объединиться с конкурентом и получить 40% рынка и 500 млн руб. оборота за год / КЕЙС
«Через 2 года вам придется решать — продолжать бизнес или вообще спрыгнуть с этого поезда»

Свое дело

«Хорошая жизнь производителей яхт — иллюзия». Как на Урале делают парусные суда / ФОТО «Хорошая жизнь производителей яхт — иллюзия». Как на Урале делают парусные суда / ФОТО
Как уральский стартап превращает отходы в энергию и почему в России для него нет рынка
«Богатым, продавая хлеб, не стать». Как построить бизнес на пекарне / ОПЫТ
Как запустить марку одежды на несколько сотен тысяч и заработать на классике / ОПЫТ
«Возможно, денег у вас не будет. Это плата за свободу» — КЕЙС о смене карьеры после 40 лет
Как фитнес-блогер и мама троих детей стала производителем детской мебели / ОПЫТ
«McDonald’s на рынке ЖКХ». Как уральская УК собирается завоевывать российский рынок

Качество жизни

Как работает «школа Грефа» — взгляд изнутри Как работает «школа Грефа» — взгляд изнутри
Стоимость содержания автомобиля в 2018 году. Как снизить расходы?
Как подготовиться к разводу без нервных срывов и лишних движений — Елена Овчинникова
«Угроза тюрьмы делает брак по-настоящему честным институтом и равняет супругов в правах»
Как прожить больше 100 лет, и чем заняться после 60-ти. Виталий Недельский — о долголетии
«Тотальный контроль не поможет». Как сделать интернет безопасным для детей
Назад в будущее: зачем Fujifilm возродила камеры моментальной печати

Мнения

«Вы имеете бизнес, или бизнес имеет вас?» Понятие «владелец бизнеса» больше неактуально «Вы имеете бизнес, или бизнес имеет вас?» Понятие «владелец бизнеса» больше неактуально
«Магнит» купили за ничтожно малые 138 млрд. Это был выбор без выбора, Галицкий им мешал»
«Дошло до того, что главным риском предпринимателя стало само предпринимательство»
«Увидеть, как упадет башня — это наше право. Взорвать ее молча — все равно что украсть»
«Я раскаиваюсь, не буду больше «кошмарить» бизнес». Новое кредо Евгения Кобзева
«Пока еще можно, подергаем таракана за усы. Сталин — преступник и бездарный военачальник»
«У Сталина была установка на великие свершения, у сегодняшней империи — чтобы их не было»

Лайфхаки

Тирания удобства: как современные технологии лишают нас личности и смысла жизни Тирания удобства: как современные технологии лишают нас личности и смысла жизни
«Угроза фаворитизма»: почему женщины склонны выбирать начальников-мужчин
Депозиты в прошлом. В какие инструменты вкладывать деньги вместо банковских вкладов
Когда в голове звучит «Хочу!»: как контролировать мозг и избегать нелогичных поступков
«Люди не хотят работать в гамаке»: «модные» офисы не так уж хороши
«Громкое рождение — быстрая смерть». Почему бизнесу нужен медленный рост
Михаил Лабковский: «Все вокруг говорят «депрессия» и «стресс», не понимая, что это значит»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.