Подписаться
Деловой квартал / Новости / «К русским, уверяющим, что Россия — страна дураков, в Европе относятся с презре...
«К русским, уверяющим, что Россия — страна дураков, в Европе относятся с презрением»
Источник: Архив Дмитрия де Кошко

«К русским, уверяющим, что Россия — страна дураков, в Европе относятся с презрением»

Самое читаемое
  • Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно» Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
  • «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
  • «Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение «Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
  • На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
  • «Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать «Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать
06:00   21.05.2018

«Странам бывшего СССР не стоит хлопать дверью, уходя на мировой рынок. Они по-прежнему остаются частью русскоязычного пространства». Интервью Дмитрия де Кошко на DK.RU

Дмитрий де Кошко родился во Франции и 30 лет работал журналистом в агентстве «Франс-Пресс» (AFP). Его прадед Иван Кошко, губернатор Пермского края, перебрался за границу, спасаясь от большевиков. Ни он, ни его младший брат Аркадий Кошко, возглавлявший при царе уголовный сыск Российской империи, не нашли в Париже занятия, которое позволило бы использовать их прежний опыт. Англичанам, предлагавшим Аркадию Кошко пост в Скотланд-Ярде, он отказал, не желая принимать британское гражданство. Но ожидания эмигрантов, что советская власть долго не продержится, оказались напрасными.

«Революция отняла у моей семьи дом в Петербурге, имение, драгоценности, —говорит Дмитрий де Кошко. — Но главное — в другом: люди, которые могли принести пользу стране, умерли забытыми. Судьба тех, кто остался в СССР, тоже незавидна. Многих бросили в тюрьмы или расстреляли — забыть это невозможно. Ведь не случайно людей, живших при советской власти, сейчас призывают к покаянию. Но кто будет каяться — правнуки революционеров, правнуки репрессированных? Куда важнее раздвинуть границы русского мира — эта задача может объединить людей разных убеждений и разных национальностей».

Идея русофонии, которую продвигает г-н де Кошко, в том, чтобы говорящие по-русски (только в Европе их около восьми миллионов, а по всему миру — больше 300) могли использовать возможности языка в политике, бизнесе и других сферах. Такой опыт есть у Франции, создавшей международную структуру, которая объединяет 58 стран, в том числе, бывшие африканские колонии, где звучит французская речь. Объединение, возникшее после Второй мировой войны как культурный феномен, теперь претендует на свою роль в глобальной политике.

Среди европейцев, о которых вы говорите, много жителей прибалтийских стран, которые вряд ли согласятся, что русский язык поможет им решить какие-то проблемы.

— Страны Прибалтики выступают против русского языка, полагая, что участники Евросоюза могут общаться по-английски. Но это заблуждение. Ведь международный английский — это упрощенный язык, подходящий больше для гостиниц и аэропортов. Он тоже необходим, но в отличие от русского, объединявшего республики СССР, никаких преимуществ не дает. Много ли жителей англоязычных стран в Азии или Америке знают, где находится Эстония? Не думаю. Она по-прежнему остается частью русскоязычного пространства — и в экономике, и в культуре. Эстонское кино, существовавшее до распада Союза, теперь едва выживает — для него нет аудитории ни в России, ни в Европе. Мне кажется, странам бывшего СССР не стоит хлопать дверью, уходя на мировой рынок. Они могут успешно работать и там, и тут.

Чтобы все получилось, идея русофонии должна стать популярной в странах, где часть жителей говорит по-русски, или где осели эмигранты из России.

— Проект «Русофония» мы начинали не на пустом месте. В 90-е гг. во Франции появились выходцы из союзных республик, пытавшиеся здесь как-то устроиться. Формально они уже не были соотечественниками, потому что империя рухнула, но русский язык позволял им сохранить свою идентичность. При том, что в самой России проблема идентичности решена, наверное, только у славянофилов. Но помимо православия в России есть и другие религии, и атеисты. С ними такой определенности нет.

Что думают о проекте «Русофония» в России?

— Русские не очень интересуются концепцией русофонии. Из вежливости могут сказать: «Идея хорошая», а про себя подумают: «Зачем метать бисер?» Возможно, они не представляют, что для России это шанс усилить свое влияние—чем больше русскоговорящие в разных странах будут обмениваться информацией, тем проще влиять на общественное мнение. Парадокс в том, что общение на русском способствует, в том числе, интеграции Евросоюза. Если встречаются жители Германии, Италии и Кипра, говорящие по-русски, общий язык помогает им договориться. Это нужно использовать.

Каким образом?

— 12 лет назад Фонд Ельцина и Ассоциация «Франция-Урал» учредили премию за лучший литературный перевод с русского языка на французский, независимо от гражданства автора, переводчика или издателя. С тех пор каждый год в Латинском квартале Парижа собираются люди, интересующиеся русской литературой. Это событие, о котором традиционно рассказывают СМИ—и российские, и французские. Думаю, чем больше появится таких информационных поводов, тем лучше будут относиться к России в других странах. Почему бы не собирать раз в год писателей из Средней Азии? Они никогда не встречаются, а у них есть общий язык—русский, есть творческие проблемы, которые они могли бы обсудить. Позовите на такую встречу писателей-русофонов из других стран мира, и вы получите агентов влияния, продвигающих ценности, связанные с русской культурой. В конце концов, почему бы не переводить на русский самые передовые научные работы, чтобы люди-русофоны, не говорящие на английском, немецком, шведском, французском, могли этим воспользоваться. Обойдется это не так дорого. Или можно собрать мировое спутниковое телевидение из русскоязычных каналов, вещающих в разных странах. Вариантов много, но этим нужно заниматься.

Могут ли такие шаги в области культуры повлиять на отношения стран в политике и экономике?

— Русский язык становится востребованным в разных сферах, в том числе, в бизнесе. Мы замечаем это по переменам на туристическом рынке Франции. Еще десять лет назад приезжающих из России здесь не ждали, но постепенно отношение к ним изменилось. Сначала появились рекламные буклеты на русском, затем вырос спрос на сотрудников, говорящих по-русски. А сейчас российские предприниматели сами открывают туристические агентства, ориентируясь, в первую очередь, на приезжих из бывших союзных республик. Все это поддерживает интерес к русской культуре. В 2017 г. во Франции издали 70 книг, переведенных с русского — и художественных, и публицистики. Это больше, чем печатают в Англии, Испании или Германии. Я бы сказал, что культура, бизнес и политика влияют друг на друга. Не случайно на последнем книжном салоне в Париже президент Франции Эммануэль Макрон отказался посетить русский павильон, по его словам, из-за дела Скрипаля. В этот момент ему нужно было, чтобы русских воспринимали только в негативном контексте.

По-вашему, чем закончится история вокруг покушения на Скрипаля?

— Меня очень беспокоит этот скандал, раздутый англичанами. На первый взгляд, в нем нет никакого смысла, кроме подготовки общественного мнения к военным действиям. Похожим образом разворачивались события накануне вторжения США и их союзников в Ирак. Английский премьер Тони Блэр заявил тогда, что Саддам Хусейн может поражать ядерным оружием цели на территории Великобритании. Потом союзники не нашли в Ираке никакого ядерного оружия, сказали: сорри-сорри, но тысячи иракцев уже были убиты. А главное — после поражения Ирака возникла группировка ИГИЛ (запрещена в России — прим. ред.), с которой теперь борются уже все. Тем временем западные страны примеряют роль мирового агрессора на Россию. И в Европе, и в США говорят: Путин непредсказуем — его надо остановить. Это — ложный тезис (какая агрессия, против кого?), но его запустили не для сотрясения воздуха. Хотя я буду рад ошибиться.

Изоляция России будет усиливаться?

— Изоляция существует только со стороны западных стран и США. Это богатые, развитые страны, и конфронтация с ними мешает России развиваться, причем во всех сферах—и в политической, и в экономической, и в культурной. Но ведь остается еще Китай, Индия, Бразилия, ЮАР. Разве плохо с ними дружить? Не говоря о том, что страны Ближнего Востока—региона, откуда в свое время Россию выгнали, теперь восстанавливают утерянные контакты. Думаю, никакой трагедии здесь нет. Но есть плюсы. Как говорят французы, если изоляция заставит русских вытащить палец из жопы и начать что-то делать, это уже хорошо. Я тоже думаю—это может сработать при условии, что общество сплотится.

Что вы имеете в виду?

— Одна из проблем России — в том, что либеральная интеллигенция презирает народ. Одно из самых распространенных слов в социальных сетях — «быдло». Заметьте — американцы, немцы, французы, англичане, даже когда они ненавидят свое государство и правительство, никогда не высказываются против народа. Они понимают: к тому, кто не уважает своих, в других странах всегда будут относиться с презрением. Во Франции есть такое выражение — «хороший араб». Это такой законопослушный араб, заранее согласный с любыми действиями власти. Его хвалят, но похвала эта унизительна. Точно так же будут отзываться и о «хорошем русском», уверяющем, что Россия — страна дураков, которые ни к чему не способны.

Вам русофобия мешает в жизни?

— Обычно русофобия проявляется на бытовом уровне. Был случай, когда у женщины из России, приехавшей во Францию к дочери, случился сердечный приступ, а специализированной помощи рядом не было — им пришлось ехать в госпиталь. И что вы думаете? Работавшие там сирийские врачи (якобы беженцы) отказались помогать русской. Хотя клятву Гиппократа никто не отменял. По-хорошему полиции следовало бы разобраться с этим гнездом исламистов, но для сирийских иммигрантов все обошлось без последствий. К счастью, большинство французов — не русофобы. Но русофобы часто задают тон во французских СМИ, и мне как журналисту это всегда мешало. Система простая: если не хотите потерять работу, пишите, как вам велят. Журналисту остается выкручиваться и не слишком врать, чтобы все было понятно между строк. Когда шла война в Югославии, я работал там корреспондентом AFP и все видел своими глазами. Мне не хотелось присоединяться к антисербской пропаганде, которую нагнетали западные издания. Многим это не нравилось. Liberation — одна из самых русофобских газет — писала, что я вербую журналистов для путинской прессы, хотя я никогда не работал в агентствах RT и Sputnik, и даже не контактировал с его сотрудниками.

Наверное, в похожей ситуации был ваш прадед Аркадий Кошко, которому приходилось бороться с юдофобией в высших эшелонах власти?

— Не совсем так, потому что здесь не было борьбы против антисемитов. Аркадий Францевич, как честный полицейский, просто выполнил свою работу. Речь шла о резонансном деле киевского еврея Менахема Бейлиса, которого обвинили в ритуальном убийстве 12-летнего мальчика. Расследованием два года занимались жандармы, которых периодически отстраняли и назначали других. Высокопоставленные чиновники и черносотенцы, в том числе, министр юстиции Иван Щегловитов, считали, что Бейлис виновен. А либеральное общество и еврейство были против. Политические страсти кипели нешуточные, и Николай II хотел получить информацию от человека, которому доверял. Через месяц Аркадий Францевич сделал вывод: расследование велось из рук вон плохо, и Бейлис не виноват — его даже нельзя было держать в тюрьме. За это недовольные таким исходом чиновники даже хотели снять его с должности. Но правда восторжествовала — не зря Аркадия Кошко называли русским Шерлоком Холмсом. Я рад, что в Москве ему решили поставить памятник — хотя бы и через сто лет.

Автор: Михаил Старков
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

«Пережиток прошлого». Греф заявил о ненужности матшкол и будущем избытке программистов «Пережиток прошлого». Греф заявил о ненужности матшкол и будущем избытке программистов
Раскол тысячелетия: к чему приведет разрыв отношений РПЦ и Константинополя
Сбербанк продает свой головной офис. Он заберет два недостроенных небоскреба за долги
Уральские айтишники-миллиардеры отправляют Федора Конюхова в опасное путешествие
Рынки, автосалоны и магазины. ЦБ нашел новый канал незаконной обналички
Владельцам бизнеса разрешат выплачивать долги компаний после их ликвидации
«Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать

Бизнес

Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым» Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым»
«Вложили сотни тысяч в рекламу инновационного продукта — получили два звонка от бабушек»
Нет дыма без огня. Зачем табачному гиганту отказываться от сигарет
Меняется само понятие «элитный товар». Как на кризисном рынке продавать дорогие квартиры?
Есть недвижимость за рубежом? Как из-за штрафов не лишиться средств от ее продажи
Как выбирают «Человека года — 2018». Список экспертов и номинаций
Никита Адамов, КПМГ: «Строительство — это базовая отрасль, жилье нужно всегда!»

Свое дело

«Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться» «Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться»
«Проблем много». Как завод с Урала стал снабжать губками для обуви всю Россию / ОПЫТ
«Я был загнан в угол. Выход один — уйти из посредников и встать в начало пищевой цепочки»
«19 человек из 25 ничего не делали, пока их не пнули». Правда о работе с франчайзи / КЕЙС
Прибыльный бизнес на конкурентном рынке без денег и бизнес-образования? Пожалуйста!
«Пока что я шарлатан». Как чайный гуру стал лечить бизнесменов от депрессии и аллергии
«Пришлось пожертвовать свободой». Как маленький бизнес стал партнером ИТ-гиганта / КЕЙС

Качество жизни

«Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ «Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ
«Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
«В России мы тупо зарабатываем деньги». Что думают предприниматели о жизни за границей?
Петр Мультатули: «Если бы не 1917-й, мы бы получили великую страну с великим будущим»
Из детей-транжир вырастают банкроты. Как воспитать рационального потребителя?
«Когда в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»
«Тренер кричит? — Радуйся!» Экс-волейболистка «Уралочки» об изнанке детского спорта

Мнения

На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
«Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
«Хочешь быть орлом — летай с орлами». 3 простых условия для постоянного роста заработка
«Эта мировая дребедень с отказом от доллара напоминает неблагодарных детей в пубертате»
«Не нужно дружить с говнюками!». Как договориться с партнерами по бизнесу — Антон Писчиков
«Традиционный бизнес в России — это тупик. Будущего нет и у госзаказа», — Алексей Овакимян
Суды не работают, конвенции нет: держись за власть до последнего вздоха — Александр Аузан

Лайфхаки

«Работники словно сонные мухи? Пора поставить кровати в кабинетах». Что дает офисный сон «Работники словно сонные мухи? Пора поставить кровати в кабинетах». Что дает офисный сон
«Ни у вас, ни у меня совсем нет времени. Но я-то сумел построить работающий бизнес»
Free Wi-Fi: как пользоваться бесплатными сетями без риска для кошелька и личной жизни
Это страх взаимности. Как бонусы, кофе и новогодние сюрпризы отпугивают клиентов
«Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
«Главное — реклама и продвижение». Как эпоха SMM превращает любой сервис в «мороз по коже»
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Facebook Telegram Yandex Zen