Деловой квартал / Новости / Оператор кинопрокатного стана: бизнес-история Евгения Рогозина
Оператор кинопрокатного стана: бизнес-история Евгения Рогозина
Евгений Рогозин
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

Оператор кинопрокатного стана: бизнес-история Евгения Рогозина

Самое читаемое
  • Санкций не будет, а Кремль так готовился. Почему Трамп решил не бить по экономике РФ Санкций не будет, а Кремль так готовился. Почему Трамп решил не бить по экономике РФ
  • Храните деньги в сберегательной кассе. 11 способов обмануть себя и начать копить Храните деньги в сберегательной кассе. 11 способов обмануть себя и начать копить
  • Биохакинг для бедных: «худым — в зал, прыщавым — в аптеку, бедным — на работу». МНЕНИЕ Биохакинг для бедных: «худым — в зал, прыщавым — в аптеку, бедным — на работу». МНЕНИЕ
  • «Почему наших предпринимателей не любят? Потому что хамство — наша национальная черта» «Почему наших предпринимателей не любят? Потому что хамство — наша национальная черта»
  • «Ребята, я понял, что это — предел. Дальше мы так работать не сможем!» «Ребята, я понял, что это — предел. Дальше мы так работать не сможем!»
06:00   28.08.2015

Евгений Рогозин стал кинопрокатчиком, когда эта ниша в Екатеринбурге пустовала. Теперь он встраивает свою сеть «Премьер-зал», где кинотеатров уже за сотню, в проект мирового масштаба.

Портал DK.RU представляет спецпроект «Сделано в Екатеринбурге» — цикл публикаций о знаковых персонах и компаниях, ставших брендами города. Все герои этого проекта начинали свою деятельность в Екатеринбурге и шагнули далеко за пределы Урала. В очередном выпуске — бизнес-история Евгения Рогозина, основателя сети кинотеатров «Премьер-Зал».

В трудные времена Евгений Рогозин работал швейцаром в ресторане «Малахит», а в Канаде, где изучал капитализм на практике, развозил пиццу. До отъезда Рогозин успел окончить Лесотехнический институт. Специальность не пригодилась – сначала он трудился наладчиком оборудования на парфюмерной фабрике, затем – региональным представителем объединения «Росаттракцион» по Уралу — открывал игровые точки и собирал деньги. С 1992 г. предприятие стало частным. Рогозин тоже хотел открыть свое дело и три года провел в Ванкувере, осваивая бизнес, связанный с игровыми автоматами. С рабочей визой помог друг, который эмигрировал в Канаду раньше.

Но прокат фильмов заинтересовал его больше: «Недалеко от моей канадской квартиры был торговый центр с мультиплексом. Когда появился «Титаник», его сразу запустили во всех 16 залах. Достать билеты было невозможно. Глядя на ажиотаж, не спадавший три недели, я спрашивал себя, почему этот бизнес не работает в России?»

Когда он вернулся в Екатеринбург, чтобы открыть кинотеатр со стереозвуком, государство уже не снабжало прокатчиков новыми фильмами – каждый доставал, что мог. В Екатеринбурге показывали «Придурков в Беверли-Хиллз», «Женщин-пираний в джунглях авокадо» и «Сексуальные похождения чертовой куклы». На всю страну приходилось три системы Dolby Surround: одна — в просмотровом зале на «Мосфильме», другая — в ГЦКЗ «Россия» (ее смонтировали в конце 70-х, чтобы показать «Апокалипсис сегодня»), третья — в частном кинотеатре «Кодак-киномир». А в регионах не было вообще ничего. Рогозин стал пионером.

Позвал зрителей на смертельную битву

Деньги дал партнер Рогозина по игровым автоматам — оставалось выбрать площадку. Поначалу Рогозин рассматривал два варианта — «Салют» или «Космос». Из «Космоса» (2 тыс. мест), по заверениям канадских специалистов, получился бы лучший кинотеатр в Европе — за миллион долларов (при курсе 1$ = 6 руб.) они соглашались полностью его оборудовать. Евгений Рогозин: «Мы поневоле задумались — сейчас такая сумма никого не пугает, а тогда миллион баксов казался сумасшедшими деньгами». Помимо неподъемных расходов замыслу мешали и технические препятствия. Марк Капилевич, служивший директором киновидеообъединения Свердловской области, уверял, что в «Космосе» все плохо: надо менять изношенные за 30 лет коммуникации, а вместе с ними — потолок и стеновые панели. Денег на ремонт муниципалитет не давал.

Решив, что проблем слишком много, Рогозин предложил оборудовать один из залов директору «Салюта» Николаю Владычкину, но договориться им не удалось. «Директор государственного кинотеатра не мог давать гарантий на длительный срок — если бы его уволили или перевели на другое место, вся история на этом закончилась бы. И я подозревал, что искать поддержки у муниципальных чиновников тоже бесполезно».

Так в проекте Рогозина появился Дом кино (250 мест). Здание было в собственности общественной организации Союз кинематографистов РФ, что выгодно отличало его от городских кинотеатров. Найти общий язык с председателем уральского отделения Союза Владимиром Макеранцем оказалось проще. Евгений Рогозин: «Владимиру Макеранцу хотелось, чтобы первый кинотеатр со стереозвуком был у него — тут наши взгляды совпали. Мы подробно обсудили совместный бизнес в части затрат и доходов, и заключили договор, позволявший нам работать в Доме кино длительный срок. Вряд ли я получил бы такие условия у госструктуры».

Минус был в том, что Союз кинематографистов проводил в зале мероприятия, и Дом кино не мог показывать фильмы с утра до вечера. Это осложняло переговоры Рогозина с дистрибьюторами, которые требовали одинакового числа сеансов каждый день. Однако, по его словам, «место на ул. Луначарского было киношное» — вкупе с респектабельным имиджем Дома кино это перевешивало все минусы.

Ложку дегтя добавил финансовый кризис – к концу августа доллар подорожал в четыре раза — с шести до 24 руб. «О нас просто вытерли ноги», — сказал тогда Владимир Макеранец, не уточнив, кого имеет в виду.

1998 год. В разгар кризиса Евгений Рогозин оснастил стереозвуком Дом кино

Но отказываться от планов было уже поздно. В зале установили и настроили Dolby, смонтировали американские кресла, 300 кв. метров звукопоглощающих панелей и постелили специальное покрытие. Билет стоил 150 руб. (на эти деньги можно было купить три килограмма колбасы). 11 сентября, когда в «Салюте» крутили «Титаник» и «Армагеддон», Евгений Рогозин собрал пресс-конференцию и рассказал журналистам, как инженер Рэй Долби уложил четыре канала на двух звуковых дорожках. Чтобы не накалять атмосферу, он заверил: старым залам конкуренция с Домом кино не опасна. И сослался на опыт Ванкувера, где кинотеатры на рабочих окраинах работали без dolby-звука.

В тот же день на сеансе 18.30 Евгений Рогозин показал американский фильм «Mortal Kombat. Annihilation» («Смертельный бой. Полное уничтожение») — даже не дублированный. «Пленка была английская, с субтитрами, — вспоминает г-н Рогозин. — Ничего другого достать не удалось, потому что о нашем кинотеатре никто не знал. Качество звука было высочайшим, но с низкими частотами мы перестарались, и часть зрителей сбежала, не дождавшись конца сеанса».

Месяцем позже в Доме кино начались аншлаги — первым кассу собрал фильм Стивена Спилберга «Спасти рядового Райана». На «Сибирского цирюльника», который шел следом, билеты разобрали за много дней вперед. И Рогозин, начинавший сомневаться в успехе предприятия, решил, что все не так плохо.

На районе

Выручил «Сибирской цирюльник» — право показа в Екатеринбурге и области Рогозин купил сразу на год, решив, что зрителю история понравится. Когда Дом кино собрал с фильма все деньги, начался его прокат в Нижнем Тагиле, потом — в других городах. Тогда же появилась мысль открыть второй зал в Екатеринбурге. На этот раз Рогозин решил арендовать муниципальный кинотеатр. Выбор был невелик: «Салют», «Октябрь», «Искра», «Заря», «Знамя», и этот список быстро сокращался. Отдать частным предпринимателям «Салют» чиновники отказались — по кассовым сборам в Екатеринбурге он был первым. «Октябрь» перехватили конкуренты в лице компании «Техсоюз», которая продавала оборудование для фотолабораторий. В 1999 г. «Техсоюз» договорилась о франшизе с федеральной сетью «Киномакс», открывшей в Челябинске первый на Урале мультиплекс, и арендовал кинотеатр у администрации Екатеринбурга. Но реконструкция началась только в 2001 г., когда разрешился конфликт городских и областных властей, претендовавших на здание-памятник. В 2002 г. кинотеатр (два зала — 280 и 50 мест) вернул дореволюционное название «Колизей» и начал с проката мультфильма «Атлантида». При этом Илья Тыщенко, возглавлявший в «Техсоюзе» проект «Новое кино», заметил: «Сейчас мы бы уже не взялись за реконструкцию «Октября», а возвели новое здание или взяли в аренду площадь в торговом центре. Единственный плюс «Октября» — центральное местоположение, тогда как само здание трудно приспособить под современный кинотеатр».

К тому времени Евгений Рогозин запустил второй «Премьер-зал» в Доме науки и техники на ул. Академика Бардина. Здание принадлежало не муниципалитету, а научным работникам. Этот проект Рогозин финансировал сам — за счет проката фильмов. Смета получилась вдвое меньше: оборудование подбирали российское, импортным был только процессор, который считывал с пленки звук и раскладывал на каналы. В лекционной аудитории, переделанной в кинозал на 300 мест, фильмы начали крутить сразу, как только установили аппаратуру. Евгений Рогозин: «Старый экран мы заменили позже, кресла докупали постепенно, а кондиционер поставили, когда стало совсем уже невмоготу. Благо, конкуренты на пятки не наступали, и зритель был неискушенным. Сейчас такой номер уже не пройдет, а тогда — запросто. В этом кинотеатре я сам продавал билеты, поп-корн и работал уборщиком».

Дополнительные копии для неизвестного кинотеатра в спальном районе дистрибьюторы печатать отказывались — на первых сеансах 2 марта 2001 г. «Премьер Зал Юго-Западный» показывал старые блокбастеры, и зрителей было немного. Рогозину пришлось выкручиваться. Чтобы фильм шел одновременно в двух кинотеатрах, посреди сеанса три из шести коробок с пленкой увозили из Дома кино на ул. Бардина и запускали там, а потом доставляли остальные. Дистрибьюторы, получавшие 50% с выручки, были не против, но признали «Юго-Западный» премьерной площадкой только после аншлага на «Перл-Харборе». Второй зал (170 мест), открывшийся годом позже, начинал с блокбастера «Люди в черном-2». Когда зрителей стало много, в «ЮЗ» по­явились «Синема бар» и кафе «Остин Пауэрс».

2001 год. Евгений Рогозин начал создавать сеть за счет кинотеатров в спальных райнах

Запуск «Премьер-зала «Юго-Западный» показал, что прокат в спальных районах — ниша, в которой можно развиваться. Рогозин начал брать в аренду старые кинотеатры: в 2003 г. он перестроил «Знамя», в 2005 г. – «Зарю». С «Искрой», которая тоже была в планах, ничего не получилось – жильцы дома, опасавшиеся мощи Dolby Surround, стали рассылать чиновникам ноты протеста. От замысла пришлось отказаться.

Кэмерон и Тарантино как двигатели модернизации

При советской власти директор свердловского кинопроката разрешал синефилам, у которых дома были установки для 35-мм пленки, смотреть новые фильмы до премьеры. Делал он это небескорыстно — при первом просмотре на салазки проектора налипала свежая эмульсия, технику приходилось выключать и снимать нагар, чтобы на пленке не осталось царапин. После такой профилактики фильм отправляли в кинотеатры. По правилам, время эксплуатации пленки укладывалось в полторы тысячи сеансов. 

С приходом цифры все упростилось. Кинотеатры начали переоборудовать в 2009 г., когда Джеймс Кэмерон выпустил фильм «Аватар», который, по оценкам, обошелся в $310 млн. Евгений Рогозин: «Аватар» на пленке уже не печатали — он сразу вышел в цифровом формате. И все прокатчики, работавшие на старом оборудовании, поняли, что блокбастер Кэмерона, появившийся через 12 лет после «Титаника», вызовет ажиотажный спрос. Упускать такой шанс им не хотелось, и вся страна массово перешла на цифру. Кто не успел, стал аутсайдером, потому что в 2014 г. дистрибьюторы окончательно отказались от пленок».

В Екатеринбурге в число аутсайдеров попал мультиплекс ТРЦ «Парк-Хаус» (8 залов). По словам Рогозина, еще при строительстве центра весь второй этаж с кинотеатром, фудкортом и магазинами приобрел западный инвестиционный фонд. Когда кинобизнес начал терять доходность, собственники выставили мультиплекс на продажу, и Рогозину удалось его арендовать. К тому времени пленочный репертуар иссяк, и фильмы в «Парк-Хаусе» крутили по два-три месяца. Желающих смотреть их было немного — за месяц едва набиралось 9 тысяч. С появлением цифровых проекторов зрители начали возвращаться. К лету 2015 г. мультиплекс продавал по 35 тыс. билетов в месяц.

Похожая история вышла с кинотеатром «Титаник Синема» в ТРЦ «Гринвич». По словам Дмитрия Сарапульцева, директора «Гринвича», последний владельцу мультиплекса в лице Банка Москвы непрофильный актив пришелся (хотя деньги на оцифровку зала он выделил): «Руководство банка не планирует развивать кинопрокат, особенно при стагнирующей экономике. Проще этот объект продать. Но в нагрузку к кинотеатру в «Гринвиче» предлагаются объекты в «мертвых» ТЦ Казани, Оренбурга и других городов. Поэтому претендентов нет».

Решив, что с Банком Москвы каши не сваришь, г-н Сарапульцев предложил Евгению Рогозину оборудовать киноплекс в ТЦ «Пассаж», который «Малышева-73» — девелопер «Гринвича» — запускает в конце 2015 г. В проекте — девять залов: один — на 550 мест, четыре — по 120-130 и четыре — по 50. Помимо фильмов собственник хочет устраивать там концерты, оперные и спортивные трансляции, лекции и тренинги. Конфигурацию залов собирались менять, устанавливая временные перегородки, но из этого ничего не вышло – статус памятника, доставшийся зданию по наследству, требует, чтобы стены оставались на месте.

Поначалу смета на оборудование кинотеатра не превышала 130 млн руб., но после девальвации рубля выросла до 180-200 млн. По соглашению с «Малышева-73», инвестировать должен был Евгений Рогозин, но кризис ему помешал. «Из-за потрясений на финансовом рынке нам не удалось договориться с ВТБ о кредитах, — говорит он. — Поэтому все тендеры на оборудование для мультиплекса устраивал девелопер, а мы его консультировали. В новой концепции «Премьер-зал» будет работать как управляющая компания. Я больше чем уверен, что центр в «Пассаже» станет самым мощным из наших проектов — лучшего места для кинотеатра в Екатеринбурге не найти».

Конкуренты думают так же. Сергей Федяков, директор «Салюта», полагает, что мультиплекс «Премьер-зала» на ул. Вайнера отберет часть зрителей у кинотеатров «СинемаПарк», «Титаник Синема», Салюта» и, может быть, у «КиноМАКСа».

С учетом еще одного кинотеатра (шесть залов) в торговом центре, который сейчас достраивают в Парковом районе, «Знамени» и «Зари» (по четыре зала), которые тоже можно считать мультиплексами, у «Премьер-зала» будет пять крупных объектов. Рогозин не планирует расширять бизнес в Екатеринбурге, пока не добьется от новых объектов максимальной прибыли. В том числе, за счет установки проекторов для пленки шириной 70 мм — в таком формате с 24 декабря Квентин Тарантино начнет прокатывать свой новый фильм «Омерзительная восьмерка». 100 американских кинотеатров, по два в каждом штате, которые хотят собрать кассу, уже оснащают свои залы 70-мм проекторами. «Чтобы переделать кинопроекторы, нужно изготовить и установить новые лентопротяжные механизмы, — говорит Рогозин. — Если мы не успеем к Новому году, будем ждать седьмые «Звездные войны» — их тоже снимают 70-мм объективом».

Но привезет ли компания Sony пленку в Россию, пока неизвестно.

 

Делим на сто

17 июня 2015 г. произошло важное для кинопроката событие, оставшееся незамеченным широкой публикой — кинотеатр «Комсомолец» из Волгодонска (Ростовская область) убедил апелляционный суд, что «Российское авторское общество» (РАО) не вправе требовать с него деньги в пользу американских композиторов, чья музыка звучит в фильмах. Речь шла о том, чтобы экспертиза сопоставила российские и американские нормы авторского права. На стороне «Комсомольца» выступал Евгений Дедков, глава юридической фирмы «Юста-Аура», защищавший от претензий РАО кинотеатры «Премьер-зала». Выигрыш прокатчиков создал бы судебный прецедент, но РАО решило иск отозвать. Евгений Рогозин: «Кинопроизводство в США устроено так, что оригинальный саунд-трек становится собственностью киностудии. Композитор получает деньги, его имя упоминают в титрах. За остальную музыку, которая звучит в фильме, платят отдельно. И никто не в претензии. По договору студия передает прокатчикам все права — и на визуальный ряд, и на музыкальный. Однако РАО пытается через суд взыскивать с прокатчиков 3% сборов — якобы для американских композиторов. Куда уходят эти деньги, неизвестно. И мы 15 лет пытаемся объяснить это судьям».

По словам г-на Дедкова, авторское общество предпочитает собирать дань с небольших залов в провинции, которым проще уступить, чем оспаривать решения судов. По той же причине юридическая помощь стала частью франчайзингового пакета для одиночных кинотеатров, которым Евгений Рогозин предложил работать под брендом «Премьер-зала». Первые договоры концессии появились в 2001 г., когда прокат «Сибирского цирюльника» в городах области принес хорошие результаты. Теперь франчайзинговых кинотеатров в маленьких городах около сотни, и Рогозин намерен развивать франшизу по всей стране. Говорит, что такое сотрудничество выгодно всем: «Одна из главных проблем одиночных кинотеатров, не входящих в крупные сети, связана с репертуаром. Дистрибьюторы вынуждают их брать фильмы пакетом — и категорию А, и балласт. Но даже при двух-трех залах с таким объемом показа не справиться. Обычно прокатчик крутит фильм две недели — количество сеансов оговаривается, цену билетов менять нельзя. А «Премьер-зал», за спиной которого больше 100 точек, может выбирать фильмы. И дистрибьюторам приходится соглашаться».

За 15 лет Евгений Рогозин собрал под крышей «Премьер-зала» больше сотни кинотеатров 

Занявшись франчайзингом, «Премьер-зал» развил еще три направления — собственный прокат фильмов, b2b-консалтинг и продажу оборудования через фирму «Магна-сервис» — российское отделение Magna-Tech Electronic Co (США). Евгений Рогозин предложил модель концессии, при которой «Премьер-зал» был посредником между кинотеатрами и дистрибьюторами — по сути, единственным контрагентом, с которым франчайзи заключают договор и ведут расчеты. За это они платят до 7% от продажи билетов.

Проблема, однако, в том, говорит Рогозин, что экономика небольших кинотеатров неустойчива. Расширять франчайзинговую сеть, избегая прямой конкуренции с федеральными операторами, вкладывающими миллиарды в инфраструктуру, он собирается за счет фильмов, которые сам покупает на кинорынках. Первый опыт убедил его, что замысел себя оправдывает — за 2014-2015 гг. «Премьер-зал» приобрел, дублировал на Свердловской киностудии и запустил в прокат полнометражный мультик «Анина» (Колумбия-Уругвай) и детский фильм «Волшебный лес» (Франция). Евгений Рогозин: «Колумбийский фильм обошелся нам в $10 тыс. Даже с дубляжом и другими расходами, увеличившими эту сумму вдвое, вышло недорого. При доступной цене на билеты 100 кинотеатров «Премьер-зала» могут собрать кассу. А если мы предложим им 80% выручки вместо обычных 50%, то разницу они смогут инвестировать в развитие бизнеса».

В прошлом году екатеринбургский «Премьер-зал» подсказал франчайзи, как увеличить оборот кинотеатра на 10%, совместив продажи билетов и попкорна. Теперь осталось разгрузить кассиров. Для удобства зрителей, приобретающих билеты через Интернет, кинотеатры планирует ставить на входе в зрительный зал устройства, которые будут считывать с сотовых телефонов специальный штрих-код и показывать результат контролеру.

Индийская защита

Все идет к тому, что голливудские студии изменят модель кинопроката, считает Евгений Рогозин. Бюджеты крупных постановок станут еще больше — счет пойдет не на сотни миллионов, а на миллиарды. Крутить блокбастеры доверят узкому кругу кинотеатров, сроки проката и цена билетов увеличатся. Остальные фильмы будут доступны в Интернете. Евгений Рогозин: «Такой эксперимент уже был в Штатах — киностудии предлагали скачивать новые фильмы за две недели до официального старта. Хочешь — ставь дома проектор, экран, звук и смотри. Стоило это дорого. Но желающих получить копию высокого качества оказалось много. Не ошибусь, сказав, что кинотеатры ждут серьезные испытания. Если они не смогут перестроиться, найти ниши, своих зрителей, правильные каналы распространения информации, им будет непросто».

Поиском ниши для «Премьер-зала» Рогозин и занялся. Один из вариантов — показ артхаусных фильмов — к тому времени выбрало для Дома кино министерство культуры Свердловской области. В конце 2013 г. министр Павел Креков заявил, что договор с «Премьер-залом» заканчивается, и его место займет государственное учреждение Госфильмофонд. Аренду будет оплачивать региональный бюджет. Евгений Рогозин считает, что это правильно: «Мы ушли из Дома кино, потому что работать с одним залом сейчас практически невозможно, а артхаусный кинотеатр без поддержки государства не выживет».

Отказавшись от арт-хауса, Рогозин начал экспериментировать с семейным репертуаром и с форматом кинотеатра-дискаунтера.

Семейная аудитория остается приоритетной. Несколько раньше, благодаря проекту, рассчитанному на детей, кинотеатр «Гранат» увеличил посещаемость утренних сеансов в выходные — перед показом фильма детям устраивали технические мастер-классы (бесплатные для организаторов). Продажи билетов выросли на 30%.

С кинотеатром-дискаунтером было сложнее — дистрибьюторы голливудских фильмов оговаривают минимальную цену билета (обычно — 100-150 руб.) Демпинг не приветствуется, но кинотеатр может работать и с независимыми студиями. Чтобы искать и скачивать фильмы было проще, Рогозин и его партнеры из Magna намерены создать портал, который объединит кинотеатры и независимые киностудии по всему миру. Портал будет лицом компании, прописанной в США, Канаде или Сингапуре, где возьмут меньше налогов.

2014-15 гг. «Премьер-зал» начал покупать фильмы на кинорынках и прокатывать их в сети. Теперь Евгений Рогозин вынашивает планы мирового масштаба

Задача «Премьер-зала» – подбирать фильмы, обещающие хороший доход, договариваться с производителями о цене, получать в Минкультуры РФ прокатное удостоверение и выпускать на экраны. Если билеты будут дешевыми, а зритель – массовым, план сработает. Новый формат проката, который Рогозин называет «индийским», он готовится внедрить в собственных кинотеатрах, а после – транслировать на региональные площадки. Эксперимент начнут с «Зари» этой осенью. Евгений Рогозин: «Таким форматом можно занять часть рынка, если удастся привлечь аудиторию, которая сейчас в кино не ходит. Прежде всего, пенсионеров и школьников. Главное — увести их от телевизоров и компьютеров. Федеральные сети мультиплексов подобным бизнесом заниматься не станут – им интереснее строить комфортабельные залы и повышать стоимость билетов. А преимущество «Премьер-зала» – опыт работы с кинотеатрами в небольших городах».

С российскими кинокомпаниями «Премьер-зал» уже договорился – билеты станут дешевле за счет того, что их показ начнется через две недели после общероссийской премьеры. Иностранные фильмы Рогозин собирается показывать с оригинальным звуком и субтитрами, полагая, что так правильнее.

Этой осенью он покажет в Парк-Хаусе десять недублированных фильмов из программы Каннского фестиваля и, оценив результат, сделает выводы.

Автор: Михаил Старков
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Бизнесу облегчат налоговую нагрузку, но чуть-чуть Бизнесу облегчат налоговую нагрузку, но чуть-чуть
«Государство несет ответственность». Спасут ли власти тонущую компанию Олега Дерипаски
Это был удачный год: РЕЙТИНГ самых богатых бизнесменов России
Россия заморит иностранцев голодом. Вопрос с поставками продуктов на ЧМ-2018 не решен
Начали избивать, заломали руки. Конфликт приставов и юриста закончился реанимацией /ВИДЕО
Поножовщина в школе Стерлитамака: ГЛАВНОЕ
Facebook следующий? Роскомнадзор грозит блокировкой самому Цукербергу

Бизнес

Время подачи деклараций истекает. Что стоит указать владельцам иностранных активов Время подачи деклараций истекает. Что стоит указать владельцам иностранных активов
Парашют для бизнеса: три ключевых стратегии налоговой безопасности
«Ребята, я понял, что это — предел. Дальше мы так работать не сможем!»
«Все логично: если ты привел предприятие к банкротству, то должен отвечать за это»
«Те, кто думает, что продажниками рождаются, допускают тяжелую ошибку»
«Забудьте все, что было». Как оспорить решение налоговой
«Женщину без сопровождения мужчины к нам не пустят». Изнанка кабаре-клуба Show Girls

Свое дело

Антирейтинг брендов: как предприниматели начинают банкротить проект еще до его старта Антирейтинг брендов: как предприниматели начинают банкротить проект еще до его старта
Сергей Тонков: «Распродажи роняют ценность бренда, понятие sale не должно существовать»
Еноты, секс-игрушки, офисы. Как зарабатывать на шеринге — братья Никоновы, OneTwoRent
«Этот пирог не поделить». Сколько стоит аутсорсинг маркетинга и как на нем заработать/КЕЙС
«Почему стритрейсер — герой, а любитель игр — злодей?» История компании Caravan Games
«Хорошая жизнь производителей яхт — иллюзия». Как на Урале делают парусные суда / ФОТО
Как уральский стартап превращает отходы в энергию и почему в России для него нет рынка

Качество жизни

«Почему наших предпринимателей не любят? Потому что хамство — наша национальная черта» «Почему наших предпринимателей не любят? Потому что хамство — наша национальная черта»
«Это ловушка экономии! Я могу легко пояснить, за что платить риелтору его 60-80-100 тыс.»
«Учителя хамят родителям, родители — учителям, но дело не в них. Их развращает система»
«Нет смысла платить 60 тыс. за то, что я могу сделать сам». Нужны ли риелторы? — ДИСКУССИЯ
«Школа отражает происходящее в стране. Мы живем в ситуации, когда никто никого не уважает»
Эмоциональное тепло не сделает вашего сына геем. Роль отца в воспитании детей / МНЕНИЕ
Андрей Себрант: Человеческий мозг гораздо сложнее, чем искусственный интеллект

Мнения

«Из двух зол — соцсеть Цукерберга и мессенджер Дурова — я выбираю Telegram» «Из двух зол — соцсеть Цукерберга и мессенджер Дурова — я выбираю Telegram»
«Трагедия в Кемерово — симптом опасной болезни» — Алексей Ширинкин, политолог
Раскол в России — не вокруг Путина, это спор об устройстве мира — режиссер Юрий Быков
«Ничто так не губит продажи, как лайки». Алена Владимирская о социальных сетях
«Сюрприз: если одно и то же говно положить по нескольким мискам, аппетитнее оно не станет»
«Приметы войны носятся в воздухе, поэтому мы и выбрали Путина» — Александр Давыдов
«В этом мире женщина может посадить мужчину в тюрьму, просто показав на него пальцем»

Лайфхаки

Конкуренция не страшна по-настоящему современному бизнесу. И вот почему Конкуренция не страшна по-настоящему современному бизнесу. И вот почему
Строил-строил, не построил. Как корпоративная культура может сгубить коллектив компании
Проверять коноплю или работать «европейцем»? Легко. 14 странных востребованных профессий
Биохакинг для бедных: «худым — в зал, прыщавым — в аптеку, бедным — на работу». МНЕНИЕ
Внутренняя гармония придет не раньше пенсии. Как развивается самоидентификация человека
Храните деньги в сберегательной кассе. 11 способов обмануть себя и начать копить
Сквозное шифрование? Нет, не слышали. РЕЙТИНГ самых конфиденциальных мессенджеров
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.