Подписаться
Курс ЦБ на 20.01
73,72
89,20

бизне$стори:Поставщик праздников

Сергей Сорокин сделал имя на том, что привозил в Самару западную развлекательную культуру. Ночные rave-дискотеки в 90-х, Deep Purple, Scorpions, Manhattan Transfer, Цезария Эвора в третьем тысячел

Сергей Сорокин сделал имя на том, что привозил в Самару западную развлекательную культуру. Ночные rave-дискотеки в 90-х, Deep Purple, Scorpions, Manhattan Transfer, Цезария Эвора в третьем тысячелетии. Так сформировалось одно из крупнейших в Самаре концертных агентств «Русская филармония». И сегодня Сорокин мечтает открыть в провинции английский паб или самому свалить на Запад, чтобы поднимать международные шоу-проекты.

досье
Сергей Сорокин
Родился в 1972 г.

ОБРАЗОВАНИЕ: Самарский политех (ФАИТ), 4 курса; Самарская гуманитарная академия, 3 курса; окончил в 2007 г. заочное отделение Самарской академии культуры и искусств.
КАРЬЕРА: 1987-1989 — ЖЭУ облисполкома, дворник. 1990 — НИИ Лаборатория средств автоматики и систем упр. в кабельной промышленности, лаборант. 1991-1992 — малое выставочное предприятие, администратор. 1992-1993 — ПКФ «ИРеко», инженер коммерческого отдела. 1993-1994 — ИЧП «Викинг», инженер по маркетингу. 1994-1995 — Центральный спортивный клуб ВВС, испектор по кадрам 4 разряда. 1995-1996 — ГП ОРТПЦ, инженер технического отдела. 1996-1997 — ООО «Алеф», гл.специалист. 1997 — ООО «Аванта LTD», старший администратор. 1998-1999 — ОАО ТРК «ТеррА», программный директор радиовещания. 1999-2003 — ООО «Русская филармония Самара», директор. 2003-н.в. — ООО «Русская филармония Ltd», директор.
ДОСТИЖЕНИЯ/НАГРАДЫ: Сергей Сорокин был награжден администрацией г. Оренбурга медалью «В память 260-летия Оренбурга».
СЕМЬЯ: женат, воспитывает дочь.

Углавы холдинга «Волгопромгаз» Владимира Аветисяна есть забавная традиция. 1 апреля, в День дурака, за день до своего дня рождения, он проводит встречи с журналистами в неформальной, иногда чудаковатой обстановке.

В 2008 г. мероприятие выглядело следующим образом. Сначала руководителям самарских изданий разослали именные приглашения на мелованных бланках с золотым тиснением, где особенно шикарно смотрелись слова «встреча на высшем уровне во Владимирском зале Самарской ГРЭС». На этот самый высший уровень (а буквально 7 этаж электростанции) толпа акул пера была вынуждена подниматься пешком — в этот день лифт по каким-то таинственным причинам не работал. В конце лестницы ждал сюрприз: «Владимирский зал» оказался безрадостной серой коробкой в черновой отделке — там даже штукатурки не было, и стеклопакеты стояли не во всех окнах. Чтобы место выглядело попраздничней, организаторы разукрасили стены граффити и оставили с десяток баллончиков с краской для художественных изысканий гостей (и поздравлений г-на Аветисяна с днем рождения).

В этой атмосфере журналистов поварили полчаса, потом проводили дальше — за первым пустым помещением открылся цивильный пресс-рум: стены занавешены, стоит подиум, ряды стульев, баннеры, и т.д. Ну а в третьей комнате, куда журналисты попали после задорной речи Аветисяна, перемежаемой характерными смешками и шпильками в адрес СМИ, обнаружились огромные столы, ломившиеся от еды, сцена, именитые музыканты, тяжелые занавески и прочая атрибутика. Серая неоштукатуренная коробка стала неотличима от иного банкетного зала. Последний штрих — мангал с шашлыками на крыше электростанции и неизвестно как туда попавшие синие пластмассовые биотуалеты.

Идея праздника принадлежала PR-директору «ВоТГК» Владимиру Громову. Причем здесь Сергей Сорокин и его компания «Русская филармония»? Они занимались воплощением замыслов.

Прежде чем добраться до заказов VIP-клиентов, Сорокину пришлось попотеть и понервничать. Он пережил два банкростства в 90-е, немало конфликтов. Еще студентом два раза бросал вуз. Зато и проектов немало делал из серии «Впервые в Самаре» с последующим фонтаном восторгов и долларов. Такая вот self-made предпринимательская закалка.

Расчетливый, прижимистый, но в то же время вальяжный и семейственный (даже в бизнесе), Сорокин выделяется на фоне других молодых предпримателей и менеджеров нового поколения, которые цивильнее смотрят на бизнес и предпочитают развиваться с солидным ресурсом за спиной.

Деловую жизнь Сорокина можно разделить на две части: поначалу он как артист и шоумен зарабатывал легкие деньги, которые легко приходили и так же легко исчезали. Постоянные средства появились сравнительно недавно, 5 лет назад, с организацией более традиционной фирмы-концертного агентства.

Легкие деньги

Деталями своей биографии Сорокин делится охотно. Родители старались дать ему хорошее образование: музыкальная школа, 11 гимназия с углубленным изучением иняза. Сам Сергей практически сразу нацелился на карьеру артиста: еще до поступления в вуз зарабатывал, играя в составе группы «Трест аппетит» на саксофоне и клавишах. Выступали в ресторанах с композициями в популярном стиле бит-квартета «Секрет». Заказать одну песню стоило рублей 10 (при средней зарплате инженера в 120-150 руб.), но иногда каждому из музыкантов давали по сотке, чтобы играли до утра. Сорокин сотоварищи обзавелись дорогими музыкальными инструментами и оборудованием, стали хорошо одеваться, часто обедали в престижных ресторанах и в целом вели праздный образ жизни.

Параллельно Сергей подрабатывал на самых разных местах — сначала дворником и лаборантом, потом инженером, администратором, и т.д. В 1989 г. по настоянию отца Сорокин поступил в политех на факультет автоматизации и информационных технологий. Кроме того, поменял музкальный коллектив — с друзьями организовал группу «Московское время». Играли западно-ориентированную электронную попсу на дискотеках в Парке Горького, на студенческих вечерах. Через год коллектив пригласили в музыкальный центр «Синяя птица», и тогда Сорокин сотоварищи отправились в первые гастроли. Группа стала достаточно успешной для молодого коллектива — играли и на разогреве перед звездами, выступали на «Утренней звезде» в Москве.

Однако дальше это движение не пошло. Профессиональным саксофонистом Сергей не стал и в 1992 г. забросил музыкальную карьеру. Одновременно ушел и из вуза, поясняя, что он абсолютно не технический человек и учеба в политехе была ему чужда.

На смену учебе и музыке пришел новый род деятельности. В постперестроечных 1992-93 годах отец Сорокина занялся торговлей, в этот бизнес включился и Сергей. Торговали и оптом, и в розницу любыми дефицитными вещами: сначала одеждой, музыкальной аппаратурой и алкоголем, а вскоре дело дошло и до автомобилей ВАЗ. Поначалу, как поясняет Сергей, с отцом они зарабатывали катастрофически большие деньги, но из-за этой эйфории искателей золота не делали накоплений, напротив, под растущие обороты брали у частных лиц все более крупные займы.

Через год эта система дала сбой, кредиты превратились в долги, а Сорокин столкнулся с криминальным миром (торговля автомобилями в 90-е рано или поздно приводила к такому контакту). Приходилось скрываться, предприниматель вспоминает несколько неприятных историй, самая безобидная — в феврале 1994 г. его оставили буквально в штанах и майке. Большую часть личного имущества семьи продали, чтобы рассчитаться с долгами. Шальные деньги как появились, так и ушли.

Рассказывая об этом эпизоде своей жизни, Сорокин переходит с разговорной речи на формальную, с изобилием клише, старается сразу перепрыгнуть в повествовании на следующий этап, когда он «решил начать вторую жизнь».

Вторая жизнь началась с работы в техническом отделе областного радиотелевизионного передающего центра (ОРТПЦ). Сорокин устроился туда, чтобы отсидеться в тихом месте, отдышаться, подумать. Работа инженера подходила как нельзя лучше. Попасть на ОРТПЦ помогли родственники — в техническом отделе госструктуры требовалось законченное техническое образование, которого не было. Зато был богатый опыт работы с музыкальной аппаратурой, поэтому разнообразные фидеры и ламповые передатчики Сергея не испугали. Параллельно он снова пошел учиться, на этот раз уже по собственному выбору в Самарскую гуманитарную академию. В этом вузе его хватило на три года, «как раз, чтобы получить костяк знаний». Закончить образование он смог только в 2007 г., заочно отучившись на всех пяти курсах Самарской академии кульутры и искусств.

Долго в роли тихого инженера и скромного студента Сорокин оставаться не мог. Довольно скоро он перезнакомился с менеджерами среднего звена ГТРК и с людьми из других телекомпаний. Один из знакомых с ТВ согласился дать кредит на новые проекты Сорокина.

Первой бизнес-идеей стала организация в Самаре концерта Кристиана Рея и группы MF-3. Зрелище обещало собрать полный зал, но, в основном, студентов. Поэтому решено было сделать два концерта в один день и снизить цену билетов. Экспириенс оказался неудачным — за 2 концерта собрали столько же, сколько и за один, а гонорар MF-3 пришлось платить двойной. В итоге Сорокин остался с убытком и долгом более $10 тыс. Сергей называет это «опытом, купленным за собственные деньги». Больше двойных концертов он не организовывал, а только поднимал цены на единственный перфоманс.

Первая неудача не отбила вкус к предпринимательству. Напротив, понимая, что над ним висит громадный долг, Сорокин начал спешно думать, как же отбить чужие деньги. Новым проектом стали «Ночные дискотеки» в Окружном доме офицеров (ОДО), впоследствии переименованные в Мегарэйв Manhattan. В 1994 г. в Самаре не было ни одного ночного клуба или мало-мальски нормального зала, где регулярно проходили бы дискотеки с rave-музыкой, а это музыкальное направление становилось все более популярным. Сорокин решил заполнить нишу и договорился об аренде в ОДО. Договорился удачно — никаких стартовых денег: все организаторы были на процентах. В том числе и охраннники, которые в такой схеме перестали пропускать кого-либо бесплатно. И даже когда на тусовку приезжали «авторитетные люди», им говорили: «Весь город платит, соответственно, придется заплатить, господа, и вам».

В отсутствие конкуренции «Ночные дискотеки» оказались крайне успешным проектом. «Народ пришел, кайфанул разок, на следующий раз — биток. Rave — это была популярная история. К нам приезжали со всех близлежащих областей: из Казани народ ломился богатый, из Оренбурга», — вспоминает Сорокин. Танцы проходили даже не в концертном зале, а просто в фойе Окружного дома офицеров. Там делали бар, несколько столиков со стульями, выставляли мощные колонки на 30 киловатт, и развлекающихся людей буквально сдувало звуком. В тесное фойе ОДО набивалось до 1500 человек. Программа тусовки развивалась, стали приезжать московские диджеи, появились тематические вечера. Например, на 7 ноября устроили «Рэйволюцию» — привезли статую Ленина, разрисовали флуоресцентными красками, подобрали характерную музыку

Сорокин рассчитался с долгом за полгода. Однако вечно наслаждаться битком набитым залом не получилось. В 1996 г. Иван Кабин (будущий владелец клубов «Аура» и Lost) с товарищами открыли ночной клуб «Джунгли». Это было одно из первых стационарных заведений, вся тусовка ушла на новое место. А проект Megarave Manhattan закончился так же внезапно, как и появился.

Тогда и Сорокин подобрал единомышленников с деньгами, чтобы организовать стационарный ночной клуб. Так появился ночной клуб Manhattan. Конкуренция между ним и «Джунглями» была жесткая, но на первых порах страждущего развлечений народа хватало всем. Потом начался расцвет клубного движения в Самаре. С 1996 по 1998 год открылись «МС», «Пеликан», «Черный кот», «Колесо», «Сандра», «Аладдин», «Торнадо», «Фабрика», «Айсберг». Многие из новых клубов впоследствии закрылись, не выдержав конкуренции или перестав устраивать учредителей: «Аладдин», «Фабрика», «Бешеный страус», «Фантом», «Север», а также и «Джунгли» и в 2001 г. сам Manhattan.

Но Сергей Сорокин в этой борьбе за клубную тусовку практически не участвовал.

Ровно через месяц после того, как открыли НК Manhattan, у него родилась дочка Соня. С графиком работы «от заката до рассвета — спать — от заката до рассвета» воспитывать ребенка было проблематично. Жена поставила четкое условие: либо семья, либо клуб. Сергей доработал до конца 1997 г. и продал свою долю в Manhattan.

Вскоре после этого снова пошел работать наемным сотрудником. Юрий Эйтель, друг с ОРТПЦ, позвал Сорокина на ТРК «Терра» директором программ «Русского радио». Это уже была управленческая работа: не только следить за тем, какие передачи выходят, но и формировать отдел продаж, заниматься операционными вопросами. Потом «Терра» запустила региональное вещание НТВ и Сергея перебросили на этот новый медиапроект с должностью директора программ телевидения и радиовещания. Сорокин считает, что роль была слишком технической для него: всего-то нужен был человек, который соблюдает сетку вещания и следит за местными вкраплениями в московский эфир. Возникли разногласия: в руководстве «Терры» хотели больше местного эфира НТВ, а Сорокин настаивал на том, чтобы региональную часть свести к минимуму. Его точка зрения была довольно прагматичной: «Я понимаю, если делать политические программы. Это святое. Но какой смысл тратить деньги на местные слабенькие развлекательные передачи? Это тупиковое направление — мы никогда не получим такого объема финансирования, чтобы качество изображения не отличалось от Москвы». Конфликт закончился тем, что Сорокин ушел с «Терры».

Оседлые деньги

Сорокин ушел, но не с пустыми руками. Появились знакомства, которые предопределили дальнейшее деловое будущее. Ключевой контакт — Владимир Зубицкий, руководитель концертного отдела при «Русском радио» в Москве. Он занимался организацией частных праздников и гастролей звезд, используя «материнский» медиаресурс для торга с артистами. Звездам предлагали пойти на ценовые уступки в обмен на эфир на радио. Если исполнитель не был кем-то великим, то давал 25-50% скидки. Зубицкому требовались люди в регионах, чтобы проводить больше гастролей и кассовых концертов. В Самаре таким человеком стал Сергей Сорокин. 1 сентября 1997 г. партнеры зарегистрировали местное ООО «Русская филармония».

Сорокин снял комнату в ОДО и открыл офис концертного агентства: директор, помощник директора, бухгалтер и секретарь. Жили первое время очень бедно: на рынок вошли в 1997, предкризисном году, устраивали праздники за любые деньги, иногда делали кассовые концерты, мероприятия, дискотеки. «$500 прибыли в месяц — это было нереальное счастье».

Сорокина поддерживала его работа шоумена — он организовывал мероприятия в НК Manhattan и для ТРК «Терры». Заказы «Терры» постепенно переросли в значительно более интересные проекты для холдинга «Волгопромгаз», которому принадлежит телерадиокомпания. Позднее дело дошло и до дней рождения руководства холдинга, участия в организации праздников энергетиков и т.д. Шесть лет с 1997 г. по 2003 г. Сорокин и «Русская филармония» жили на единичных заказах, особой уверенности в светлом будущем не было. Выручало, что интернета было мало, никто не знал реальной стоимости артистов, поэтому агент мог извлекать достаточно большую прибыль с каждого контракта.

В 2003 г. наступил переломный момент. В Россию приехали знаковые западные рок-звезды: Deep Purple, Scorpions и Джо Кокер. Владимир Зубицкий стал человеком, который устроил их гастроли по регионам, а Сергей Сорокин организовал часть российского тура (например, концерты Scorpions в Самаре, Иркутске, Новосибирске и Омске).

Самый мощный «заворот башки» был от Deep Purple. На этот концерт пригласили всю верхушку региона, в том числе и губернатора, а частные лица брали билеты за любые деньги. Хорошие места стоили до 5 тыс. руб. Сорокин вспоминает, как вечером в офис к нему пришел неприметный человек и тихо попросил: «Мне 10 билетов по пятерке дай?». Знаковые фигуры области оделись в кожаные «прикиды», а после концерта долго не могли успокоиться — все кабаки города были забиты до утра.

От Scorpions воспоминания не такие приятные. По впечатлению Сорокина, они оказались склочными людьми, в какой-то момент гастролей у группы и ее менеджера испортилось настроение, и «Скорпы» стали придираться к мелочам — вплоть до высоты сцены, на которой предстояло играть. Если что-то хоть немного не подходило под требования «райдера» (техзадания на подготовку зала), неизменно звучала фраза «No show!». «Я чуть не получил на их турах инфаркт», — утрирует Сорокин и тут же с удовлетворением рассказывает, с каким наслаждением он спровадил эту группу и как потом вместе с сотрудниками летал в теплые страны для разрядки.

После серии ударных концертов считали деньги, и между Сорокиным и Зубицким вышел конфликт: кто на ком больше заработал. Дело закончилось, как водится в таких случаях, разделом бизнеса — т. е. Сорокин переписал устав на себя и стал единственным владельцем самарского «Русфила». Имиджевый взрыв от Deep Purple обеспечил его уверенностью в собственных силах и вип-заказчиками на годы вперед.

Оставшись в гордом одиночестве, Сергей остепенился и решил отказаться от проведения постоянных кассовых концертов заезжих звезд. Он поясняет, что прибыль от концертов не гарантирована — с одного получаешь хороший куш, с другого уходишь в убыток. «После того как за один сезон в графе «итого» получилось плюс $300, я задался вопросом — а так ли это надо?». Решение было таким — концерты проводить изредка и в имиджевых целях. Много билетов на такие мероприятия бесплатно раздают нужным персонам или просто студентам академии культуры. К концертной деятельности «Русфила» можно отнести и проект «Синяя птица». Сорокин заново собрал группу и стал ее продюсировать. Получилось довольно удачно — с ежегодными гастролями по всей России. Плюс примерно с полдесятка чужих коллективов стали гастролировать под тем же именем.

Но основным источником дохода концертного агентства стала организация корпоративных и частных праздников. Постепенно «Русская филармония» стала обрастать необходимым для этого мясцом: собственными исполнителями и производством. Сначала сделали отдел пиротехники — это не так-то просто: пришлось арендовать на заводе в Чапаевске специальный склад, купить в кредит спецавтотранспорт, получить лицензию. Оборудование сначала старались сделать свое, чтобы сэкономить, пусковые мортиры работники варили самостоятельно из стальных труб. Потом бросили это дело, купили готовые китайские пластмассовые «пушки», но доработали, чтобы пуск можно было делать с ноутбука, синхронизировать с музыкой, видео и другими эффектами. После пиротехнического отдела Сорокин открыл дизайн-бюро, флористическую мастерскую, а для аэродизайна (оформление воздушными шарами) купил готовую компанию-коллектив, которому не хватало средств на оборудование. Сергей гордится: спектр услуг позволяет генерировать выручку вне зависимости от сезона, а собственные флористы, дизайнеры, аэродизайнеры дают возможность отказаться от субподрядчиков. Так и прибыль больше, и заказчик меньше контактирует с конкурентами.

С продажами разобраться оказалось сложнее. Поначалу Сорокин пробовал для своей фирмы стандартные решения: продвигать услуги с помощью рекламы и отдела телефонных продаж. И тот и другой способ не дали ни одного полезного клиента. Тогда «Русфил» в принципе отказался от формализованных активных продаж, только участвовал в тендерах на проведение различных городских мероприятий, которые проводили муниципалитеты. Победить удалось в Самаре (здесь делали много мероприятий — от Дня города до 8 марта) и Оренбурге. В 2003 г. в Оренбурге на реке Урал «Русфил» с московским субподрядчиком устроили мегашоу. «От которого крыша съехала», — повторяет одну из любимых фраз Сорокин и тут же показывает впечатляющую видеозапись, на которой синхронизированно работают 6 зеленых лазеров, прожекторы, гигантские колонки и фейерверки. От вопроса, сколько все это стоило, Сорокин небрежно отмахивается: «Да недорого, миллиона 4, наверное».

После оренбургского Дня города пришел заказ от местного подразделения «Газпрома», открывать их новое здание. Так дело дошло и до первого инорегионального филиала «Русфила».

Впоследствии постоянные представители фирмы появились еще и в Казани и в Саратове. Сейчас идет внедрение на рынок Москвы, но там конкуренция просто бешеная, своих фирм выше крыши.

В росте с 2003 по 2008 г. ничего удивительного или примечательного для Сорокина нет. «Русская филармония» стала более-менее традиционной фирмой сферы услуг, а не внезапно взорвавшимся проектом. В год фирма проводит 20-50 мероприятий. Среди заказчиков появились не только местные ВИПы, но и филиалы крупных сетевых компаний с большими бюджетами.

На фоне роста экономики с 2003 г. обороты каждый год удваивались-утраивались. В 2008 г. Сорокин даже рассчитался по всем кредитам, в том числе и за офис. «Тупо плодотворная работа», — резюмирует Сергей и принимается мечтать о светлом будущем, в котором он оставляет сложившийся бизнес на доверенное лицо, а сам уезжает на Запад, на какие-нибудь необычные и масштабные проекты глобальных концертных агентств.

детали

«Хочу, чтобы меня пригласили на работу в какую-нибудь англоговорящую страну»

Что самое важное и сложное в проведении праздника?
С.С.: В первые 20 минут надо удивить заказчика, создать у него правильное настроение, чтобы потом все, что бы мы ему ни давали, он съедал. Сложность в том, чтобы до праздника не раскрывать всего, объяснить, что «не дрейфь чувак, все будет зашибись». Сейчас много попадается людей новой формации, ровесникиков, которые относятся ко всему скептичсеки, говорят: «Я тебе привез 2 млн руб., а ты мне ничего особо не рассказываешь, только повторяешь «все будет нормально». Приходится пояснять: здесь мы сделаем твое огромное фото на мотоцикле, чтобы люди могли сфотографироваться рядом, здесь будет сидеть чувак и делать рок-н-ролльные прически... Заказчик не понимает. А в итоге 2 литра геля ушло, только чтобы хайр начесать. Люди все любят играть, все из детства.
Хорошее правило — после мероприятия надо показать, что ты отработал каждую копейку. Надо напомнить заказчику, как тебя достала артистка, сколько с ней было проблем. А сама артистка обязательно должна остаться довольной. Артист и сам заказчик — вот две ключевые персоны, которые должны уйти с позитивом вне зависимости от обстоятельств.
Поэтому нужно тщательно выбирать, на кого праздник ориентировать. Помню, в молодости у меня был такой экспириенс негативный. Я повелся на мнение руководителя одного из крупных заводов: он решил совместить в одном концерте ВИП-гостей, менеджеров, и сотрудников. Пригласили две группы и в фойе поставили фуршетный стол. Сначала выступает «Воскресенье», потом без антракта «Машина времени». И что ты думаешь? К концу выступления «Воскресенья» половина работяг спала, друга половина пошла кирять в фойе, а руководство и гости на это все смотрели с ужасом. «Воскресенье» — не для работяг. Вот если бы привезли Надежду Бабкину — было бы просто зашибись.

Откуда берутся креативные идеи для праздников?
С.С.: Я очень много смотрю ТВ — музыки и шоу. Оттуда технологии и идеи (Сорокин показывает на ТВ плазменную панель, которая постоянно включена у него в кабинете). Потом много друзей подкидывают новости. Один приехал с кучей DVD, мы вместе все отсматривали, он показал: смотри, у ACDC куча колонок и микшеров на сцене, но это бутафория. Звук формируется под сценой в специальных электронных приборах. Почему под сценой? Чтобы никто не видел, как эти приборы настроены!
Пекинская олимпиада меня убила наповал. Больше всего поразил экран-свиток, который они развернули. Оказалось, что это светодиодная сетка с очень высоким разрешением.

Весь креатив в фирме на вас?
С.С.: Концепция праздника и переговоры с заказчиком. Остальное делают менеджеры проектов. На себя снова беру управление уже непосредственно перед мероприятием. Бывают непредвиденные ситуации, например, Агутин приехал поздно, не выспался, задержал выход на сцену. Вуаля! Мы это превратили в плюс — дали людям возможность спокойно поесть.
Я постоянно присутствую при монтаже оборудования, раздаю задания, часто поправляю. В фирме «Алеф» (наш партнер по оборудованию) это причта во языцех — сейчас приедет Сорокин и заставит все переделывать.

Как сотрудники относятся к такому требовательному начальству?
С.С.: Да у нас как большая семья. Со всеми разговариваю на понятном русском языке.
Вот художник по свету. Я ему говорю: «Ну ты сам подумай, ты художник, а что на сцене дискотеку устраиваешь? Подсвети людей и этого довольно! Ну хочешь, ко мне в офис приезжай, я тебе покажу, как это делается на других концертах, мать-перемать». И он понимает, что у Сорокина опыта-то 15 лет, можно доверять. Всего пара человек за время работы фирмы уволилась.

А бывало с 1997 г, чтобы праздник срывался?
C.C.: Никогда. Если, например, артист заболел, мы все быстро садимся и начинаем думать, кем его заменить. И заменяем. Однажды было так: встречаем в Курумоче из Питера коллектив «Лицедеи». Люди выходят из самолета, артистов нет. Звоню Боре Петрушанскому, а он во Франции. Где артисты? Дык, они вчера вернулись из Америки и на все забили. Я ему — ну ты что, мудрец, не мог мне раньше позвонить? Мы уже деньги отдали, билеты купили, номер вечером сегодня. Бросаю трубку.
А у меня клиент, надо проводить день рождения, 30 мужиков собралось. Звоню другу в Москву, у него коллектив «Парадокс». «Стас, сегодня вечером концерт есть? Нет. Значит так, у тебя 1,5 часа, чтобы быстро всех собрать, мчитесь в аэропорт, покупаете билеты, прилетаете ко мне». «Парадокс» прилетает и рвет этих 30 мужиков в клочья. И я думаю: «Как зашибись, что не прилетели «Лицедеи». Наша работа со 100%-ным риском. Каждую секунду может произойти какая-то херня, которая от меня совсем не зависит, даже если везде соломки подстелил.

За рубежом часто бываете?
C.C.: К сожалению, нет. Ежегодно летаю в Лондон на конференцию Европейских промоутеров. 4 года работаем по международному направлению. За это время агентства, владеющие лучшими артистами мира, по крайней мере, стали отвечать на наши письма. Agency Group, Marshall Arts, Life Nation. Раньше — вообще никак. — Здравствуйте, это «Маршал Артс»? — Нет, вы ошиблись номером. И вешали трубку.

Бизнесом поспокойнее не хотели бы заняться? Вон конкурент «ТеартШоу» открыл ресторан под гастролирующих звезд.
C.C.: Соберусь на пенсию, хочу открыть бар. На мой взгляд, в Самаре нет ни одного бара в западном варианте, без горячей еды. Как-то раз в Лондоне был с коллегой на конференции промоутеров. Клавишник из Uriah Heep Фил Лензон повез нас в бар часа в 4. Именованная улица — полтора метра под сводом. Как в первой серии Гарри Поттера, там такая улица ведет в зазеркалье. И ровно посередине тоннеля вход в бар. Жратвы горячей нет никакой, только снекс, зато бухла — какого хочешь. Мы сели за столик, разговорились, а часам к 7 (по английским меркам это не слишком поздно) в заведении был МЕГАбиток. Люди стояли попой к нашему столу, оставляли у нас стаканы, чтобы выйти в туалет. И ничего, нормально. Еще больше я удивился, когда вышли на улицу. Курить в помещении нельзя, так перед баром огорожена лентой площадка, которая отведена этому пабу, и там тоже биток — стоят, курят, пьют. Я думал, что Новый год наступил.

Будете налаживать дальше партнерство с иностранцами?
C.C.: Планирую разместить резюме, чтобы меня пригласили в какую-нибудь англоговорящую страну. Не очень хочу в России. «Русская филармония» в любом случае останется работать, а управлять ей будет друг — руководитель Оренбургского филиала. За рубежом рынок интереснее. Там есть узкоспециализированные компании, которые, например, только выставляют бэк-лайн. Зато у них инструменты любые. В России такого пока нет даже в столице.


Самое читаемое
  • «По техническим причинам». Самолет с Навальным приземлился в Шереметьево вместо Внуково«По техническим причинам». Самолет с Навальным приземлился в Шереметьево вместо Внуково
  • Сергей Васильев: «В стране 80 000 богатых людей, у которых на счетах в среднем по 53 млн»Сергей Васильев: «В стране 80 000 богатых людей, у которых на счетах в среднем по 53 млн»
  • Ситуация с Навальным: «Фамилия первого лица в Кремле сменится, а жизнь останется прежней»Ситуация с Навальным: «Фамилия первого лица в Кремле сменится, а жизнь останется прежней»
  • «Я знаю, что уголовные дела против меня сфабрикованы». Чем обернется задержание Навального«Я знаю, что уголовные дела против меня сфабрикованы». Чем обернется задержание Навального
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.