Подписаться
Курс ЦБ на 21.01
73,35
89,14

Фондовому рынку нужен дееспособный регулятор

Антон Рахманов, генеральный директор ЗАО «Сбербанк Управление Активами», объясняет, почему не боится создания "суперрегулятора" на базе Банка России.

 

Недавние события в крупнейших оффшорных зонах — на Кипре и на Виргинских островах — вновь обострили вопрос: как государству следует относиться к оффшорам? С моей точки зрения — как к явлению природы. Можно относиться чуть более позитивно или чуть менее, но исключить оффшоры из повседневной практики множества российских бизнесменов невозможно. Бороться с ними бессмысленно. Нужно бороться с причинами, а не следствиями. 
Вместо кампаний по деоффшоризации экономики государству следует заняться другим: улучшением инвестиционного климата. Если государство действительно желает, чтобы деньги оставались внутри страны, а не утекали в оффшоры. Потому что капитал крайне оппортунистичен: он ищет, где ему комфортнее и доходнее. Если инвесторам будет интересно оставлять капиталы в России и, более того, инвестировать в нее извне, то проблема с оффшорами, особенно внешними, мгновенно исчезнет. 
Сейчас этого не происходит, прежде всего, из‑за неясных правил игры. Нет четкого, внятного послания властей, как они собираются развивать каждый из секторов экономики в долгосрочной перспективе. Как государство будет регулировать эти отрасли; как будет меняться законодательство. Нововведения в регулировании и законодательстве случаются и сейчас, но происходит это крайне эпизодически и бессистемно. 
На моем рынке — фондовом — процесс принятия новых законов, необходимых бизнесу, не то что не интенсивный — он крайне медленный! Считаю, что у нас один из самых недееспособных регуляторов в мире (Федеральная служба по финансовым рынкам, ФСФР — Прим. ред.). Нам нужен нормальный дееспособный регулятор, который будет прислушиваться к бизнесу и соответствующим образом реагировать. Нет, нам не нужен регулятор, которым мы будем манипулировать, влиять на него и который будет «под нами». Наоборот, нам нужен независимый регулятор, который — всего лишь! — нас услышит. Мне ведь что нужно? Чтоб после того, как я вбросил свою «хотелку», следовал ответ. Аргументированный и внятный. Пускай я услышу «нет», но я хочу понимать, почему «нет». Мы пишем, предлагаем, есть практика, когда нас собирают и выслушивают. Но после этих слушаний ничего не происходит. Нельзя сказать, что это полный ноль, но это несоразмерно тому, что мы ждем. Нас ведь на самом деле нужно регулировать: бывает, нас клинит, мы заигрываемся. С любым бизнесом так бывает. Но регулятор должен быть дееспособным. Точка. Больше мне ничего от него не нужно.
И если мы хотим, чтоб у нас родился международный финансовый центр, если мы хотим, чтоб Россия была полноправной частью глобальной экономики (а изменения в ней происходят с фантастической скоростью), нам просто необходим регулятор, способный своевременно реагировать на новые вызовы, возникающие каждый день. Потому что если с теперешним регулятором — по сути, никаким — мы вольемся в глобальный финансовый рынок, нас просто не станет. 
А что сейчас? Маленький пример: мы — профучастники рынка — предлагаем возможность объединения взаимных, т. е. паевых фондов. Не слышим в ответ ни «да», ни «нет», ни «почему». Уже больше трех лет! Это, мягко говоря, перебор. Долбили‑долбили создание объединенного депозитария — додолбили. Но сколько лет на это понадобилось? А сейчас при принятии решений счет идет не на годы — на недели, максимум на месяцы. Решения о включении российских евробондов в расчеты через Euroclear и Clearstream (европейские депозитарно‑клиринговые системы — Прим. ред.) надо было принимать полгода назад, но этого нет и сейчас. Поэтому я крайне положительно отношусь к идее создания на базе Банка России «суперрегулятора» и передаче ему функций ФСФР. ЦБ показал себя крайне эффективным регулятором банковской отрасли — особенно в 2008 г. и после. Очень надеюсь, что ФСФР, войдя в ЦБ, будет действовать по тем же алгоритмам. Т. е. — будет реагировать на инициативы бизнеса, слушать нас. 
И я не боюсь, что в силу большей громоздкости ЦБ по сравнению с ФСФР новые условия регулирования будут еще сложнее. Потому что хуже, чем сейчас, все равно быть не может. Да, ЦБ тоже не самый быстрый, да, не самый гибкий, но по их регламентам можно работать! ЦБ слушает банки и поэтому наша банковская система жива и прошла кризис 2008 г. А с регламентами ФСФР, боюсь, сделать уже ничего не получится. 
 
Колонка написана специально для «Делового квартала»
Самое читаемое
  • «Отечество в суицидальной опасности». О чем говорит суд над Навальным под портретом Ягоды«Отечество в суицидальной опасности». О чем говорит суд над Навальным под портретом Ягоды
  • Ситуация с Навальным: «Фамилия первого лица в Кремле сменится, а жизнь останется прежней»Ситуация с Навальным: «Фамилия первого лица в Кремле сменится, а жизнь останется прежней»
  • Полюбите холод, но утеплите руки и шею. Как с легкостью и удовольствием пережить морозыПолюбите холод, но утеплите руки и шею. Как с легкостью и удовольствием пережить морозы
  • 15 млн просмотров. Навальный рассказал о дворце Путина за 100 млрд руб. Главное15 млн просмотров. Навальный рассказал о дворце Путина за 100 млрд руб. Главное
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.