Подписаться
Курс ЦБ на 23.01
74,36
90,40

Кейс: «Плательщики «административной ренты»

У «Любо-Дорого & Ко» возникли трения с чиновниками. Совладелец бизнеса Равшан Нигматуллин предлагает генеральному директору Николаю Сходняку внимательнее относиться к просьбам о спонсор­стве со сто

У «Любо-Дорого & Ко» возникли трения с чиновниками. Совладелец бизнеса Равшан Нигматуллин предлагает генеральному директору Николаю Сходняку внимательнее относиться к просьбам о спонсор­стве со стороны городской и областной администраций.
решение предыдущей серии
Сходняк предлагает немцам продвигать ТОВУС-премиум через отдельное юрлицо — специально созданное, с чистой репутацией. Чтобы пролоббировать решение в пользу «Любо-Дорого & Ко» и добиться эксклюзива в УрФО, он обещает Халку Швайнеру финансовый бонус.
Самым популярным решением предыдущей серии, по результатам голосования на интернет-портале «Деловой квартал», стало предложение Ивана Костыгина, руководителя отдела продаж компании «Институт Радиоэлектронных Систем». Его поддержали 35% всех проголосовавших на сайте.

досье
«Любо-Дорого & Ко» — компания численностью 100 человек на стадии бурного роста. Недавно открыла свое производство, сбыт включает оптовый отдел и розницу (два собственных магазина). У предприятия есть сервисный центр, обслуживающий основной продукт — ТОВУС.
ТОВУС — универсальный продукт (название образовано от сокращения «товар-услуга»), спозиционированный как на частного, так и на корпоративного клиента.

действующие лица
Равшан Нигматуллин
совладелец бизнеса
Николай Сходняк
генеральный директор
Саркис Аванесян, Евгений Банько
директора розничных магазинов
Наталья Карпатская
финансовый директор
Юлия Белоусова
начальник отдела маркетинга
Светлана Петляева
маркетолог

После бизнес-ланча Равшан Нигматуллин затащил Николая Сходняка в антикварную лавку. Ее владелец — репатриант из Шанхая, известный в узких кругах как Застегнутый, — сколотил состояние на продаже поддельных «Черных квадратов» Малевича (две картины висели в приемной адвоката по уголовным делам, три — в штаб-квартире металлургического холдинга, а остальные восемь перекочевали с аукциона в бункер аравийского шейха). Нигматуллина, впрочем, живопись не интересовала. Последние 20 минут он крутил в руках 700-страничный том «Капитала», изданного в Санкт-Петербурге при жизни автора.

— Карл Маркс был прав, называя чиновников становым хребтом гражданского общества, — заметил Равшан. — Что бы мы ни затеяли, все дороги ведут к ним.

И, обратившись к хозяину, добавил:

— Вам придется дать скидку. На странице 584 — неприличное слово из пяти букв.

— Цена справедливая, — возразил Застегнутый, скосив взгляд в сторону входной двери, где топтался изнывающий от скуки Сходняк. — Надпись синими чернилами принадлежит перу Якова Михайловича Свердлова... Автограф большевистского сатрапа повышает цену фолианта на 10%. На вашем месте я бы не торговался.

К облегчению Сходняка, Ниматуллин достал из портфеля пачку денег и, не пересчитывая, вручил антиквару. Выйдя на улицу, партнеры направились к офису «Любо-Дорого & Ко».

— Зачем тебе «Капитал»? — поинтересовался Сходняк три минуты спустя.

— Это подарок одному человеку с Октябрьской площади, — пояснил Нигматуллин. — У него завтра день рождения.

— А что ты рассчитываешь получить взамен?

— Ничего, помимо добрых отношений, которые описываются формулой «Шар нашей благодарности катится по коридору вашей любезности», — сказал Нигматуллин и, помолчав, добавил: — Возможно, месяца через два мне понадобится его помощь.

Генеральный директор «Любо-Дорого & Ко» открыл было рот, чтобы вспомнить карманных политиков дона Корлеоне, но тут его голову посетила другая мысль:

— А ты мог бы оказать содействие в одном деле? Точнее, в двух

Первое дело касалось розницы. Магазин Саркиса Аванесяна занимал половину первого этажа в жилом доме из красного кирпича, стоявшем на пересечении центральных улиц. Вторая половина принадлежала агентству недвижимости «Тихая пристань»... Летом прошлого года соседи облицевали фасад нержавеющими кассетами и натуральным камнем... На фоне подобного расточительства торговая точка «Любо-Дорого & Ко» выглядела как лавка старьевщика, и после жалоб Аванесяна, устных и письменных, Наталья Карпатская скрепя сердце велела подготовить смету затрат на ремонт. Денег, которые она выделила, не хватало даже на «один раз покрасить». В ходе жарких дебатов остановились на обшивке стен виниловыми панелями сайдинг и профилированным металлическим листом, но замыслы остались на бумаге. По образному выражению Аванесяна (его слова можно было принимать на веру с поправочным коэффициентом 0,1), чиновник в Главархитектуре посоветовал ему свернуть сайдинг в трубочку и засунуть «сами знаете куда». На вопрос «Почему в Европе можно отделывать дома пластиковым листом, а у нас — нет?» Аванесян ответа не получил. Месяцем позже в «Любо-Дорого & Ко» пришло письмо, где Николаю Сходняку рекомендовали последовать примеру соседей, т. е. обшить фасад камнем и нержавейкой. К доводам, что такой подход чужд деловому имиджу «Любо-Дорого & Ко», чиновники остались равнодушными. Исчерпав логические аргументы, Саркис обрушил гнев на агентство недвижимости: позвонил в 02 и сообщил, что в «Тихой пристани» фасуют наркотики, а ближе к ночи прислал отряд граффити, расписавших стены агентства метровыми буквами. Его мелкое хулиганство осталось безнаказанным, но проблемы не решило. В свою очередь, Карпатская, стоявшая на страже интересов «Любо-Дорого & Ко», заявила, что не собирается выбрасывать деньги на ветер, даже если к ней на поклон придет городская администрация во главе с мэром... А администрация на поклон не торопилась.

Другой случай тоже касался отношений с Главархитектурой. Неделю назад, вернувшись с деловой встречи, Николай Сходняк стал невольным свидетелем разговора между Юлией Белоусовой и Светланой Петляевой, обсуждавшими судьбу рекламного баннера... Баннер размером 4 х 5 метров делали специалисты агентства полного цикла, но чиновник из Главархитектуры проект зарубил, посетовав, что в рекламном обращении много текста, а потребитель Екатеринбурга жаждет ярких визуальных образов. По части образов у директоров магазинов вышел спор. Саркис Аванесян советовал нарисовать голую женщину, а Евгений Банько — слесаря 6-го разряда с лицом Николая Рыбникова из фильма «Весна на Заречной улице». В итоге появилось изображение танцующего на проволоке крокодила с ТОВУСом под мышкой. Глав­архитектура не одобрила и этот вариант. На эскизе появилась резолюция: «Баннер неэстетичен, немасштабен, нарушает архитектурное решение фасада». Площадь рекламного носителя спешно увеличили, крокодила заменили носорогом — но чиновник остался непреклонен. Теперь он ссылался на приказ № 509, запрещающий вешать на фасады зданий полотна большого формата. Что делать дальше, было непонятно. Юристы советовали плюнуть на человека из Главархитектуры и искать справедливости в ЕКУГИ, но с мертвой точки дело не сдвинулось и там.

— Сами виноваты, — сказал Нигматуллин, перекладывая «Капитал» из одной руки в другую. — Если чиновники обращаются к вам с просьбами, нужно идти навстречу. Иначе они тоже не захотят вам помогать. Вот объясни, почему ты не захотел оплатить десять подписок на «Уральский рабочий»? Сумма, прямо скажем, некритичная. Ты не дал министерству денег на справочник «Промышленные предприятия малого и среднего бизнеса», отказался от спонсор­ства на Дне района, не поехал с официальной делегацией на выставку в Аргентину. Ведь не поехал? И не стал обматывать деревья лампочками на Новый год.

— Потому что все эти мелкие затраты выливаются в круглую сумму, — ответил Сходняк. — Каждый тополь с лампочками — штука баксов, а украшать надо было не меньше девяти. И кому в Аргентине нужен ТОВУС? Напрасная трата денег.

— Я называю эти поборы «административной рентой», — сказал Равшан. — Можешь считать их инвестициями в лояльность чиновников к компании «Любо-Дорого & Ко». Если бы ты не пожалел денег на лампочки, возможно, тебе не пришлось бы рулиться с Главархитектурой.

— Ты хорошо осведомлен о наших отношениях с властью, — неприязненно сказал Сходняк.

— Большой Брат смотрит за вами, — ухмыльнулся Нигматуллин. — Это ты можешь позволить себе казаться независимым, а мне приходится читать классиков. Чиновники — становой хребет гражданского общества. Что бы мы ни затеяли, все дороги ведут к ним.

Кто прав — Николай Сходняк или Равшан Нигматуллин? Платить или не платить «Любо-Дорого & Ко» «административную ренту»?

Максим Востров
директор ООО «Крусес»
Времена, когда люди договаривались «дашь-на-дашь», давно прошли — во всех сферах господствуют рыночные отношения. Никто и ничего делать за «спасибо» не будет. В нашем обществе всегда будут две категории людей — которым нужно что-то от тебя и от которых что-то нужно тебе. И тут каждый выбирает свою линию поведения. Г-н Нигматуллин, к примеру, выбрал довольно оригинальный подарок. Пусть и переплатил втридорога. Уверен, эта цена с лихвой окупится в будущем. Поэтому кому-то проще заплатить «ренту» и «спать спокойно». А кто-то предпочитает обивать пороги администрации самостоятельно, тратя и время, и нервы

Мы столкнулись с этим, когда собирали и оформляли бумаги для открытия нашей компании. Деньги требовали за лицензию, за согласование документации, за подключение электроэнергии, за аренду помещений и за прочие «услуги». Оценив ситуацию и прикинув, что мы в этом случае получим и что потеряем, мы решили заплатить. В случае с «Любо-Дорого & Ко», наверное, стоило заплатить и как можно быстрее утвердить дизайн баннера.

«Административная рента» позволяет существовать только очень рентабельным предприятиям, однако даже им не дает полноценно развиваться. Может быть, поэтому у нас доля малого бизнеса составляет менее 10% ВВП, в то время как в развитых странах эта цифра на порядок выше.

Александр Мазыр
директор кадровой компании «Мегаполис»
Прежде чем давать совет, мы должны посмотреть, что сейчас происходит в стране. Показательные процессы над государственными служащими приобретают уже не точечный характер. Алгоритм взаимодействия с госструктурами, который работал вчера, сильно отличается от сегодняшнего.

В моей практике был случай: руководитель одного из департаментов, впоследствии министр Самарской области, пригласил на совещание меня и еще двух директоров предприятий — национальных поставщиков. После совещания он заявил, что ждет от нас средства на проведение какого-то мероприятия. И добавил: «Обычно я мало денег не прошу». Нам дали на раздумье и согласование неделю. Моя компания не принимала участия в этом «спонсорстве».

Конечно, часто мы вынуждены подстраиваться под требования чиновников, но это не решает все проблемы, и, наоборот, игнорирование просьбы не является крахом бизнеса. С одной стороны, глупо идти на открытый конфликт, с другой — не менее глупо безропотно выполнять все просьбы и требования. Тот, кто почувствует тонкую грань между отстаиванием своих интересов и гибкостью к требованиям чиновников, тот сможет с честью преодолевать подобные препятствия. Николаю Сходняку необходимо выстроить именно такие отношения с министерством строительства и ЖКХ.

Виталий Дюндик
генеральный директор компании Sabit
Ситуация крайне необычная — близорукий руководитель и дальнозоркий совладелец. Обычно бывает наоборот — владелец компании пытается сэкономить, а директор отстаивает необходимость стратегических вложений, в том числе и в укрепление взаимоотношений с органами власти.

Важно сразу определиться с терминами. Как корабль назовешь, так он и поплывет. «Административную ренту» я бы назвал «вложениями в лояльность» важных для бизнеса групп: клиентов, сотрудников, партнеров, СМИ и органов власти. Тогда эти затраты из повинности превращаются в добровольные перспективные инвестиции.

В любом действии, кроме прямого эффекта, есть много второстепенных моментов. Ставя цель поднять палку за один конец, мы неизбежно поднимаем и второй. Задача руководителя — понимать это.

В Аргентину можно было отправить самых перспективных сотрудников компании в качестве бонуса за их достижения. Это вложение в лояльность персонала. Украшение лампочками деревьев на Новый год и продемонстрирует социальную ориентированность компании, и станет корпоративным мероприятием. Подписка на «Самарского рабочего» стоит символических денег, зато у компании появляется лояльное СМИ. Разве все эти вложения не выгодны компании?

Самое читаемое
  • «Ментально Навальный воспринимается людьми не как борец с властью, а как борец за власть»«Ментально Навальный воспринимается людьми не как борец с властью, а как борец за власть»
  • «Мы берем в долг у будущего». Почему инвестирование в 2021 году несет огромные риски«Мы берем в долг у будущего». Почему инвестирование в 2021 году несет огромные риски
  • «В закрытии бизнеса пандемия вообще не виновата, просто кто-то работать не умеет»«В закрытии бизнеса пандемия вообще не виновата, просто кто-то работать не умеет»
  • «Действует, как граната». Как использовать технологию, что помогла победить сибирскую язву«Действует, как граната». Как использовать технологию, что помогла победить сибирскую язву
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.