Подписаться
Курс ЦБ на 23.01
74,36
90,40

Микко Кильпеляйнен: В России лучшие коттеджные поселки в мире

Президент и генеральный директор Honka Микко Кильпеляйнен объяснил «ДК», почему российский рынок — один из основных для компании, но шансов на локализацию производства в РФ нет никаких.

Аксиома из строительного учебника: конструкционные материалы дома должны производиться как можно ближе к месту строительства, иначе проект будет нерентабельным. Компания Honka не подвергает эту аксиому сомнению, но умудряется отправлять свои дома, полностью изготовленные в Финляндии, по всему миру — от Японии до США. 
 
Микко Кильпеляйнен 
Президент и CEO Honkarakenne Oyj
Родился в 1972 г. 
Образование: 
1997 г. — бакалавр делового
администрирования. 
Карьера:
1997-1999 гг. — Coca-Cola Juomat, руководитель отдела учета затрат;
1999-2000 гг. — Coca-Cola Juomat, бизнес-аналитик;
2000-2004 гг. — Finnforest Oyj, менеджер проектов;
2002-2004 гг. — Finnforest Oyj, вице-президент; 2004-2006 гг. — Finnforest Oyj, финансовый директор и старший вице-президент;
2006-2007 гг. — Karelia-Upofloor Oy, финансовый директор;
2007-2012 гг. — Karelia-Upofloor Oy, президент и CEO;
с 2012 г. — Honkarakenne Oyj, президент и CEO.
 
Honka — семейная компания, которая стала глобальной. Начала производить финские деревянные дома индустриальным способом в 1958 г. и продвинула их на все континенты. Постоянно присутствует в 30 странах, всего дома Honka поставляются в 50 стран, в них сейчас живут более 100 тыс. семей, кроме того, есть проекты общественных зданий, включая и многоэтажные. Превратившись в глобальный концерн, финская компания не собирается отрываться от корней и развивать производство там, где живут потребители. Как и полвека назад, каждый клиент получает комплект дома, сделанный из типовых материалов, но индивидуально для него — с завода в Финляндии. В России квадратный метр дома от Honka (без стоимости земли и коммуникаций) обойдется покупателю от 100 тыс. руб., обычная цена домокомплекта в российских условиях, по словам специалистов по продажам, — около 300 тыс. евро.
 
Какие рынки для вас основные и какое место Россия занимает в этом ряду?
 
— Если говорить о нашем присутствии на глобальном рынке, то мы продали более 80 тыс. домокомплектов. Наши главные рынки — Финляндия, Россия и СНГ, Япония и Китай. В России мы начали с открытия представительств в Санкт-Петербурге и Москве, потом пришли в Пермь и Казань, недавно открыли офис в Екатеринбурге. А на мировом рынке последний по времени серьезный шаг — открытие офиса в Китае. Кроме того, есть постоянный поток заказов из европейских стран — Германии, Франции, Швейцарии. Он не очень большой, но туда мы поставляем очень интересные дома — в основном лакшери-виллы. В Китае мы не очень давно, поэтому там наиболее быстрый количественный рост, то же самое — в Казахстане, в РФ быстрый прирост дают Екатеринбург и Казань, но это опять же потому, что мы не очень давно в этих регионах, хотя основной объем продаж по-прежнему приходится на Москву и Санкт-Петербург.
 
Почему именно эти города вы выбрали? Как вообще выбирается регион для расширения бизнеса?
 
— Мне проще говорить о мировом рынке. Когда принимается решение зайти в конкретную страну, этому предшествуют серьезные исследования, которые должны помочь нам с пониманием, насколько это перспективный рынок, но самое важное — в каком сегменте развиваться на национальном рынке. Это непростое решение, не так, что бросил монетку и решил что делать. К примеру, мы полтора года принимали решение о выходе на китайский рынок. Определяющий фактор здесь — качество дома. Оно должно быть одинаковым, вне зависимости от того, куда мы его поставляем — в Китай, Россию или Северную Америку, хотя сегменты могут быть разными.
 
В Северной Америке вы больше или меньше продаете, чем в России? И насколько велика доля затрат на транспортировку в случае таких удаленных рынков, как США и Канада?
 
— В США мы продаем намного меньше, чем в России. Состав комплекта может варьироваться от страны к стране, но несущественно. Основные элементы дома — стеновой брус, стропила, столбы основы конструктива плюс окна и двери мы поставляем с завода в Финляндии куда бы то ни было, в США, Японию или другую страну. Кровля, элементы теплоизоляции, детали интерьера могут закупаться на месте. Это дает возможности для бизнеса местного партнера, а доля доставки в конечной стоимости снижается. В итоге доставка не так дорога, как можно подумать.
 
Как различается спрос в разных странах с точки зрения технологий, проектов?
 
— Поскольку наши исторические корни — в Финляндии, все идеи, технологии и инновации мы тестируем там. Мы считаем своим долгом продвигать скандинавский подход к домостроению, скандинавский стиль в архитектуре везде в мире. И мы видим, что он востребован. Но каждый рынок, конечно, особенный. В Швейцарии и Франции есть свои глубокие традиции работы с деревом, и там нам удавались проекты, примечательные именно с точки зрения архитектуры. В России мы вместе с нашим партнером развивали идею коттеджных поселков, освоения территории в широком смысле. Наверно, если выбирать пример законченного поселка с нашими домами, то российские проекты были бы гораздо более выигрышными, чем в других странах.
 
Если речь идет об этих коттеджных поселках, как распределяется ответственность между вами и вашими партнерами при их строительстве?
 
— Honka поставляет сами дома, но всеми коммуникациями, землеотводом занимаются местные девелоперы, либо затраты на них финансируются из совместных инвестиций с другими партнерами проекта. Дома мы поставляем через нашего российского партнера («Росса Ракенне СПб» — Прим. ред.) вот уже в течение двадцати лет, и мы не можем и мечтать о лучшем представителе в России. Они русские, мы финны, говорим на разных языках, но мы на одной волне, думаем одинаково.
Россия — страна с глубокими традициями деревянного домостроения. Все российские деревни деревянные до сих пор. Леса у нас хватает. Что мешает локализовывать ваше производство здесь, как, например, это произошло с продукцией ведущих мировых автоконцернов?
 
— Мы используем только сосну из центральной части Финляндии. Природные, климатические условия в этом регионе таковы, что рост сосны здесь очень медленный. Она растет примерно только 85 дней в году. Это значит, что древесина у нашей сосны очень плотная и крепкая. И это совершенно другая древесина, чем в российских регионах или, например, в Америке. Мы просто не готовы жертвовать качеством, используя древесину из других мест. Это — наша основополагающая ценность, так было с самого основания нашего бизнеса. Качеством мы не можем поступиться.
Другой аспект — технология превращения сырья в готовое изделие. Наши заводы в Финляндии находятся рядом с местами произрастания древесины. Издержки на доставку сырья невелики. На завод попадает бревно (из средней части ствола сосны), на выходе — высокотехнологичный продукт с большой добавленной стоимостью. А все отходы перерабатываются там же, без побочных продуктов, с которыми потом непонятно что делать.
 
Сколько лет растет дерево в Финляндии, прежде чем оно достигнет подходящей для вас кондиции?
 
— Возраст дерева, который соответствует нашим требованиям, — примерно между 60 и 80 годами.
 
Насколько я знаю, российские лесорубы в Карелии или Архангельской области срубают деревья, которые тоже росли около 80 лет. И климатические условия в этих регионах примерно такие же, как в Финляндии. То есть, мне кажется, сырье вы вполне бы могли найти в России.
 
— Качество древесины все-таки сильно зависит от широты. Кроме того, если мы рассматриваем карельскую древесину, то в ней очень много осколков, поскольку в тех местах велись активные боевые действия во время Второй мировой войны. В центральной Финляндии такого нет, там самые подходящие условия для получения той плотной экологичной древесины, которая нам нужна. С учетом близости к производству и логистики это идеальный вариант.
 
А само производство в России? Если получилось наладить сборку современных автомобилей здесь, то почему нельзя производить и современные дома из бруса?
 
— Есть еще один важный аспект. Когда я пришел в Honka, то первым делом попросил поднять руки тех, кто работает в компании меньше десяти лет. Очень мало рук поднялось. Гораздо больше тех, кто работает по 15-20 и даже по 25 лет. Квалифицированный персонал — наш важнейший актив. Думаю, из-за разницы в менталитете крайне сложно было бы найти таких же работников в России, какие у нас есть в Финляндии. Мы бы получили в российских условиях реальный удар по качеству, в дополнение к тем ограничивающим факторам, о которых я уже говорил.
 
Хотел вас спросить, при каких условиях вы могли бы локализовать ваше производство в России, но понимаю из ваших слов: ни при каких.
 
— В теории все возможно, но на практике мы просто не видим выгод для себя от перенесения производства в Россию. Но это не исключает расширения сотрудничества с местными бизнесменами для разработки девелоперских проектов, инвестирования в поселки. Именно такой подход расширения присутствия на локальном рынке действует в нашем случае, а не локализация производства. Аналогия с авторынком к нам неприменима. Мы не продаем готовый продукт, такой же, как немецкий или японский современный автомобиль, который можно собрать где угодно, если рынок потребляет их в достаточных количествах. Мы предлагаем собственную концепцию комфортного и экологичного жилья, она шире, чем собственно готовый дом. Местные составляющие, за которые отвечают партнеры на местах, так же важны, как и технологии домостроения — особенности места, инфраструктура, природное окружение.
 
У вас среди клиентов в РФ есть Управление делами президента, соответственно, думаю, и обширные контакты с госструктурами есть. Резонно предположить, что эти контакты могли бы создать для вас особые условия, которые позволили бы добиться локализации здесь.
 
— При ответе на подобные вопросы надо обращаться к корневым ценностям. Наше производство в Финляндии — для нас из разряда именно таких ценностей. Мы верим в эту концепцию. Она не может меняться в зависимости от того, какие у нас отношения с местными властями. Она не может меняться в зависимости от того, какие у нас отношения с местными властями. Связи с ними, разумеется, есть, но это в большей степени забота нашего российского партнера. Как финская компания мы не делаем прямых инвестиций в каждой из стран, где мы присутствуем. Инвестиции в странах за пределами Финляндии — зона ответственности наших партнеров.
 
Ваши проекты в России — это бескомпромиссный лакшери-сегмент, а какие клиенты у вас в других странах? Есть ли примеры, когда вы опускаетесь в средний сегмент?
 
— В России, вероятно, так и есть, как вы сказали. А вот в Японии, например, у нас есть проекты, которые нельзя назвать лакшери — для университетских профессоров или врачей. В Финляндии другая ситуация. Наш бизнес начался там 55 лет назад с сегмента, который в российских условиях можно определить как «дачный». Мы были первыми, кто вывел в Финляндии производство деревянных строений на промышленную основу. И сейчас вся Финляндия полна дачными домиками, саунами, изготовленными на нашем заводе. У нас до сих пор значительная часть бизнеса там — расширение дачных коттеджей, бань, построенных в 60‑е и 70‑е. Но в связи с переменами в технологиях изменился и круг наших потребителей в Финляндии. Сегодня это обеспеченные люди, как молодые, так и в возрасте, но все они строят дома не на дачный сезон, а для постоянного проживания — семейные резиденции. И они выбирают проекты в Hi-End-сегменте, очень интересные с точки зрения архитектуры, которые комбинируют бетон, стекло и деревянный массив.
 
Какие основные направления развития вашего бизнеса с точки зрения технологий?
 
— Мы не меняем технологии каждый день, у нас в этом смысле не спринтерский забег, а марафон. И радикальных обновлений в технологиях на ближайшие годы я не прогнозирую. Развитие скорее идет в плоскости архитектурных проектов и дизайна. И сейчас дом от Honka может выглядеть не так, как традиционный финский деревянный коттедж (показывает фотографию классического особняка, фасад которого кажется не деревянным, а скорее облицованным светлым природным камнем). То, что вы видите, — дом из нашей последней финской коллекции, называется «Новая Англия». Стены — из деревянного массива. То есть все экологичные и потребительские свойства древесины сохраняются, но возможности дизайнера и архитектора расширяются многократно.
Самое читаемое
  • 15 млн просмотров. Навальный рассказал о дворце Путина за 100 млрд руб. Главное15 млн просмотров. Навальный рассказал о дворце Путина за 100 млрд руб. Главное
  • Цель расследования Навального по версии Кремля, дефицит ковид-вакцины. Главное 20 январяЦель расследования Навального по версии Кремля, дефицит ковид-вакцины. Главное 20 января
  • «Ребенок будет испытывать страх и стремиться к абьюзерам». Что не так в контроле родителей«Ребенок будет испытывать страх и стремиться к абьюзерам». Что не так в контроле родителей
  • «Отрицание провала — это провал». Как токсичный позитив изолирует нас от самих себя«Отрицание провала — это провал». Как токсичный позитив изолирует нас от самих себя
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.