Подписаться
Деловой квартал / Новости / «Люди уходят из бизнеса в промысел. Зачем платить налоги, когда их можно не пла...
«Люди уходят из бизнеса в промысел. Зачем платить налоги, когда их можно не платить?»
Источник: Личная страница на Facebook

«Люди уходят из бизнеса в промысел. Зачем платить налоги, когда их можно не платить?»

Самое читаемое
  • «Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать «Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать
  • Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно» Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
  • На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
  • «Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище» «Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
  • «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
06:00   24.01.2018

«У нас нет предпринимателей. Есть сословия коммерсантов, работающих на административном рынке, то есть рискующих в отношениях с государством». Симон Кордонский — о сословной структуре России.

Российское общество имеет сословную структуру, в основе которой лежит принцип извлечения ренты зачастую из придуманной угрозы — например, внешней агрессии, считает Симон Кордонский, научный руководитель Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники», начальник Экспертного управления администрации президента РФ в 2000–2004 гг. «Еще 10 лет назад нам никто не угрожал, но для консолидации страны был необходим внешний враг, и он был изобретен», — говорит он. На лекции в Ельцин Центре ученый рассказал, как сословная структура определяет российскую действительность, откуда взялось убеждение, что «в России все плохо», и как быть предпринимателям, когда среда для них становится все хуже.

— Сословия — это социальные группы, которые создаются государством, в отличие от классов, которые формируются в рыночной экономике. Сословная структура была и в Российской империи, и в СССР: классы рабочих, крестьян и служащих были созданными государством группами. В 1991 г. эти группы исчезли вместе с СССР, и начала формироваться классовая структура, с соответствующим  расслоением по уровню потребления. Появились богатые и бедные. В бедные попали и привилегированные группы Советского Союза: военнослужащие, ученые, врачи... Они начали протестовать против социальной несправедливости. Новую сословную структуру с ее распределительными принципами государство начало создавать примерно с 1997 г., а в 2002 г. появился закон о системе государственной службы.

У нас нет единого понятия «госслужащие», есть служилые — люди, которые не работают, а служат. Нет даже чиновников. Чиновники возникают тогда, когда государство разделило политику и экономику, а поскольку в России они не разделены, то нет и чиновничьего аппарата, который описывают традиционные исследователи западного общества.

Основная проблема — в отсутствии языка для описания нашей реальности. Теории, которые используются для ее описания и объяснения, полностью заимствованы.

Это специфическое российское явление, источник многих проблем. Петр I заимствовал принципы государственного устройства из Голландии, потом представление о справедливом обществе было заимствовано из марксизма. Сейчас у нас эпоха заимствования, как мне кажется, не очень адекватных теорий про рынок, демократию, менеджмент и прочее. В российской реальности практически нет референтов этим теориям, но ученые-обществоведы пытаются адаптировать импортированный понятийный аппарат для описания нашей реальности. Естественно, у них не получается. 

Но этот импорт — по определению импортирующих — хорош, а значит, плоха наша реальность, которая не вписывается в заимствованные теории. Поэтому у импортирующих возникает ощущение, что в нашей стране все плохо, что мы живем не так, как должны, не по рынку, не по демократии и справедливости. Такое ощущение возникает в том числе у власти. А следствием этого ощущения становится вывод: не надо изучать Россию, она вся плохая, ее надо реформировать. За последние десятилетия  у нас было примерно 50 реформ, но ни одна из них не привела к планируемому результату. Это следствие нежелания принять страну такой, какая она есть, и желания переделать ее сообразно каким-то дурацким заимствованным схемам.

Задам аудитории три вопроса: где мы находимся, в какую социальную эпоху мы живем, и к какой социальной группе вы относитесь? Ни в одной из аудиторий не удается получить согласованные ответы на вопросы. Три эти вопроса в другой форме задают на первичном приеме у психиатра, и если у человек нечетко отвечает, то это явное основание, чтобы к нему присмотреться. Непонятно, где и в какое время мы живем, к какой социальной группе относимся и вообще какая у нас социальная структура. Однажды я спросил миллиардера, своего старого знакомого: к какой социальной группе ты относишься? «Научные сотрудники», — ответил он. 

Россия вся находится в этом состоянии — аномии.

Для того чтобы сформировалась адекватная сословная структура, нужно, чтобы внешнее самоопределение людей совпадало с внутренним. Вспомните, что вы читали про имперскую Россию. Как были одеты крестьяне и дворяне, как они разговаривали, где жили. Были явные сословные признаки: в речи, одежде, в праве — представителя каждого сословия судили по его сословному закону. Сейчас есть единый Уголовный кодекс, но в любой его статье есть менее строгие и более строгие меры наказания. Представителей низших —- обслуживающих — сословий осуждают по высшей рамке, а представителей служилых сословий — по низшей, такова судебная практика. То есть сословное право есть, но оно латентное. Есть латентные стереотипы поведения. Сословность публична, но в то же время она не осознается.

Государство создает сословия в основном для нейтрализации угроз. Чем больше угроза, которую нейтрализует сословие, тем выше доля ресурсов, которая ей положена. Если есть внешняя военная угроза, значит, военнослужащие и армия в целом получает большую долю ресурсов, чем другие сословия. Внутри сословий есть расслоения по уровню потребления, подобное классовому. Например, уровень доходов у политтехнолога (лицо свободной профессии), обслуживающего областную администрацию, гораздо ниже, чем у политтехнолога, обслуживающего администрацию президента. 

Гаражная экономика

Примерно 40% трудоспособного населения в нашей стране полностью или факультативно не имеют дел с государством, живут вне его: это так называемые «гаражники», «отходники» (работающие не по месту жительства), занятые в «дачной экономике». В «отходе» находится минимум 15 млн человек. 

Промысел отличается от рынка и бизнеса тем, что там рыночные схемы обмена товара на деньги не доминируют. Главное — заработать авторитет, репутацию, которые потом конвертируются, в том числе и в деньги, как у «хорошего» парикмахера или врача. Значительная часть деятельности у нас промысловая, а не рыночная. 

Люди уходят из бизнеса в промысел. Частная стоматологическая клиника, у которой нет статуса юрлица и которая не платит налоги, — это типичный промысел. Зачем платить налоги, когда их можно не платить? Например, в Подмосковье есть такая клиника, причем она обслуживает даже местную элиту. 

Существенная часть людей в России использует свое государственное положение, чтобы извлекать ренту, заниматься промыслами. Это врачи, которые, работая в госструктурах, занимаются частной практикой, репетиторы, юристы, подрабатывающие на консультациях.

С этими людьми есть проблема: существенная часть из них бюджетники — это советское сословие, созданное государством для реализации своих социальных обязательств: в образовании, здравоохранении, культуре, науке. Но государство не устраивает, что у него есть обязательства перед бюджетниками, что они пользуются льготами. Сейчас это сословие ликвидируют, переводя бюджетников на контракт, при этом их сословные привилегии уходят в никуда.

Для некоторых категорий контракт может многократно компенсировать льготы — например, для руководства учреждений здравоохранения. Для рядовых врачей — вряд ли. Средняя зарплата в здравоохранении вроде бы растет сообразно указам президента, но реальный доход обычных врачей понижается, если не учитывать их дополнительные доходы. Становится ясно, куда уходят деньги, если посмотреть на дворцы, в которых живут главврачи, — они одна из самых обеспеченных категорий.

У нас, в фонде «Хамовники», есть исследование по бесхозяйному имуществу. Например, есть муниципалитеты, где газопровода нет, но там есть кирпичные заводы, которые работают на газу. В других регионах есть лес, который вырос на заброшенных землях сельхозназначения. Этот лес бесхозяйный. Люди живут за счет этого леса, но по документам этого леса не существует, он бесхозяйный, растет на землях сельхозназначения. Бесхозность не значит отсутствие хозяина — всегда есть теневой владелец, который получает ренту. 

Валить ли предпринимателям?

Конверсия предпринимательства и рынка в новую распределительную экономику началась с дела Ходорковского. Государство официально стало декларировать не равенство перед законом и конкуренцию на рынке, а перераспределение ресурсов сообразно государственным целям. Тем кто этого не принял, пришлось тяжко.

Валить предпринимателям или подождать? Надо выживать, чтобы жить. Если вас зажали, нужно уходить в тень. Когда — каждый определяет сам. За последние годы закрылись несколько сот тысяч организаций малого бизнеса. Но они же чаще всего не исчезают, а переходят в гаражно-дачную форму или какой-то другой вид промысла. А ушли от государства — оно их не видит, и всем хорошо. Сейчас у власти финансисты-монетаристы, которых интересует только бюджет и инфляция — реальная экономика им неинтересна. Когда денег от экспорта энергоресурсов стало меньше, они полезли по нашим карманам, и будут шарить по ним дальше, пока ситуация, с их точки зрения, не улучшится. 

У нас нет предпринимателей, нет рынка. Есть сословия коммерсантов, работающих на административном рынке, то есть рискующих в отношениях с государством.

Есть два вида справедливости: уравнительная и распределительная. Первая — это равенство перед законом, а неравенство возникает на рынке. К этому состоянию стремятся все рыночные структуры. Распределительная же справедливость достигается за счет того, что государство распределяет ресурсы, создавая группы: чем значимее группа для государства, тем больше ресурсов ей полагается. Уже и президент не так давно говорил о том, что нужно разработать «критерии положенности».

Есть РСПП — купцы первой гильдии, «Деловая Россия» — купцы второй гильдии, и «Опора России» — купцы третьей гильдии. Если вы нашли себя в рамках этой корпоративной структуры, то у вас будет меньше проблем. Если нет, не получили политическую крышу, то проблем будет больше. В итоге кому-то приходится уходить в теневые формы предпринимательства — они так называются, хоть и совершенно публичны.

Первая часть записи лекции. Продолжение следует

Материал подготовил Андрей Пермяков / DK.RU

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Рынки, автосалоны и магазины. ЦБ нашел новый канал незаконной обналички
Рынки, автосалоны и магазины. ЦБ нашел новый канал незаконной обналички
Владельцам бизнеса разрешат выплачивать долги компаний после их ликвидации
«Все козыри на стороне клиентов». Банки поднимают ставки: вклады и кредиты стали дорожать
Саратовская министр уволена после слов о возможности прожить на 3500 руб. в месяц
«Средний класс осознал плюсы банкротства». Количество несостоятельных россиян резко растет
«Две недели продолжалась новостная вакханалия». «Кэшбери» приостановила работу
Закат державы или не показатель? Как авария «Союза» скажется на позициях России в космосе

Бизнес

Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым» Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым»
«Вложили сотни тысяч в рекламу инновационного продукта — получили два звонка от бабушек»
Нет дыма без огня. Зачем табачному гиганту отказываться от сигарет
Меняется само понятие «элитный товар». Как на кризисном рынке продавать дорогие квартиры?
Есть недвижимость за рубежом? Как из-за штрафов не лишиться средств от ее продажи
Как выбирают «Человека года — 2018». Список экспертов и номинаций
Никита Адамов, КПМГ: «Строительство — это базовая отрасль, жилье нужно всегда!»

Свое дело

«Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться» «Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться»
«Проблем много». Как завод с Урала стал снабжать губками для обуви всю Россию / ОПЫТ
«Я был загнан в угол. Выход один — уйти из посредников и встать в начало пищевой цепочки»
«19 человек из 25 ничего не делали, пока их не пнули». Правда о работе с франчайзи / КЕЙС
Прибыльный бизнес на конкурентном рынке без денег и бизнес-образования? Пожалуйста!
«Пока что я шарлатан». Как чайный гуру стал лечить бизнесменов от депрессии и аллергии
«Пришлось пожертвовать свободой». Как маленький бизнес стал партнером ИТ-гиганта / КЕЙС

Качество жизни

«Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение «Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
«В России мы тупо зарабатываем деньги». Что думают предприниматели о жизни за границей?
Петр Мультатули: «Если бы не 1917-й, мы бы получили великую страну с великим будущим»
Из детей-транжир вырастают банкроты. Как воспитать рационального потребителя?
«Когда в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»
«Тренер кричит? — Радуйся!» Экс-волейболистка «Уралочки» об изнанке детского спорта
«Найти бы, кто заработает для меня 20% в месяц», или голубая мечта российского инвестора

Мнения

На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
«Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
«Хочешь быть орлом — летай с орлами». 3 простых условия для постоянного роста заработка
«Эта мировая дребедень с отказом от доллара напоминает неблагодарных детей в пубертате»
«Не нужно дружить с говнюками!». Как договориться с партнерами по бизнесу — Антон Писчиков
«Традиционный бизнес в России — это тупик. Будущего нет и у госзаказа», — Алексей Овакимян
Суды не работают, конвенции нет: держись за власть до последнего вздоха — Александр Аузан

Лайфхаки

Это страх взаимности. Как бонусы, кофе и новогодние сюрпризы отпугивают клиентов Это страх взаимности. Как бонусы, кофе и новогодние сюрпризы отпугивают клиентов
«Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
«Главное — реклама и продвижение». Как эпоха SMM превращает любой сервис в «мороз по коже»
«Требуете от сотрудников больничный? Что ж, у вас будут работать только посредственности»
«Нас убедили, что великие бизнесмены — провидцы, а на самом деле стать «гением» не сложно»
Позвольте себе Dolce vita: 10 вещей, на которые точно стоит потратить деньги
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Facebook Telegram Yandex Zen