Подписаться
Деловой квартал / Новости / «Будем зарабатывать на американцах». Ресторатор Алексей Нагорнов вложился в ИТ-...
«Будем зарабатывать на американцах». Ресторатор Алексей Нагорнов вложился в ИТ-стартап
Источник: DK.RU

«Будем зарабатывать на американцах». Ресторатор Алексей Нагорнов вложился в ИТ-стартап

Самое читаемое
  • «Система прогнила с начала до конца». Основатель сети кафе раскритиковала Роспотребнадзор «Система прогнила с начала до конца». Основатель сети кафе раскритиковала Роспотребнадзор
  • Мэрия платит. За долги застройщика и экс-депутата ответят власти города Мэрия платит. За долги застройщика и экс-депутата ответят власти города
  • Дмитрий Пумпянский получил награду от губернатора Куйвашева за заслуги перед регионом Дмитрий Пумпянский получил награду от губернатора Куйвашева за заслуги перед регионом
  • Роспотребнадзор обвинил сеть «АндерСон» в нарушениях. Владелица заявила о клевете Роспотребнадзор обвинил сеть «АндерСон» в нарушениях. Владелица заявила о клевете
  • Делить день на блоки не помогает? Как справиться с работой, выбрав простоту во всем Делить день на блоки не помогает? Как справиться с работой, выбрав простоту во всем
08:00   14.03.2018

Уральские предприниматели занялись телепортацией вещей и услуг. Первые опыты в Екатеринбурге показали, что система работает. Осталось превратить неосязаемую материю в деньги.

На фото слева направо — Николай Вакорин, Алексей Нагорнов

Алексей Нагорнов и Николай Вакорин познакомились 17 лет назад в Баку (Азербайджан), куда ездили с делегацией екатеринбургских бизнесменов. Позже их пути пересекались в проектах, связанных с поставками и монтажом промышленного оборудования. В 2014 г. г-н Вакорин решил оставить прежние занятия и вместе с друзьями начать дело, отвечающее заданному набору критериев. Речь шла о компании, не отягощенной основными фондами, дебиторской задолженностью и оборотными средствами, но с перспективой капитализации в миллиард долларов. Таким запросам отвечал только гипотетический бизнес в сфере ИТ.  

Осенью 2017 г. к участникам проекта присоединился Алексей Нагорнов.

Мобильное приложение, которое учредители представили в декабре 2017 г., называется Gmoji — это сервис, позволяющий отправлять адресату подарки через любой мессенджер. Предметом для передачи может быть еда, напитки, товары и услуги. Компании, готовые их предоставить, получат дополнительный канал сбыта, учредители бизнеса рассчитывают заработать на транзакциях. Российский рынок компания намерена освоить уже в 2019 г., а потом двигаться за границу — в Европу и США.

В чем суть вашей разработки?

Николай Вакорин: Благодаря мобильному приложению, Gmoji позволяет мгновенно отправлять любые товары или услуги через мессенджеры или социальные сети. Кроме того, иконки с товарами вы можете добавить в клавиатуру и использовать как обычные смайлы или эмоджи. Получателю останется только предъявить код, сгенерированный системой, в магазине, кафе или на АЗС.

Подобные сервисы уже существуют?

Н.В.: Многие мессенджеры развиваются в этом направлении и, возможно, будут делать что-либо похожее. Но пока мы первые. Наше отличие — в том, что Gmoji работает во всех мессенджерах, социальных сетях и сервисах знакомств.

Кому такая идея пришла в голову?

Н.В.: Это был один из вариантов. Весной 2014 г. я организовал клуб «Бизнес-креатив», призванный генерировать идеи, анализировать их и готовить концепты для бизнеса. Участниками стали пятеро моих знакомых, среди которых были предприниматели и люди из других сфер. Я предложил им придумать бизнес, соответствующий определенным критериям, а затем совместными усилиями его реализовать. Два раза в неделю мы собирались и обсуждали разные концепции. Отсеяли множество предложений. Победила идея создать социальную платформу, которая помогает ее участникам выбрать подарок и быстро отправить его на любое расстояние. Ведь зачастую люди дарят друг другу ненужные вещи. Основная сложность была в том, как телепортировать предмет. На этом мы и решили сосредоточиться.

Почему вы остановились именно на этом варианте?

Н.В.: Общаясь в социальных сетях, люди используют смайлики и эмоджи, которые делают общение интереснее и добавляют посланиям эмоций. А если хочется чего-то большего, используют платные стикеры. Зачем люди тратят на это деньги? Здесь срабатывает некая социальная конструкция. Когда я отправляю вам стикер за 50 руб., вы знаете, что я потратил деньги и цените оказанное внимание. Я знаю, что вас это радует, и испытываю больше эмоций. Такая связь действует иначе, чем смайлик. Так вот, мы хотели, чтобы люди могли в одно мгновение посылать друг другу нечто материальное — чашку кофе, десерт, мойку автомобиля или зонтик, если погода дождливая. При этом использовали знакомую и понятную механику и не задумывались, где находится получатель в настоящий момент. Сейчас мы занимаемся интеграционными решениями, которые позволят подключать к Gmoji любых партнеров — рестораны, магазины, АЗС, салоны красоты. Наша цель — максимальное покрытие территории и большой выбор. Если речь идет о блинчиках, человек сможет получить их в любом заведении где эти блинчики готовят.

Сразу возникает вопрос — зачем нужен Gmoji, если можно отправлять друзьям подарки из интернет-магазина?

Алексей Нагорнов: Когда показываешь людям, как это реально происходит в телефоне, все воспринимают идею очень позитивно. Не было ни одного случая, чтобы они высказали отрицательное отношение. Вы можете зайти в интернет-магазин, выбрать подарок и кому-нибудь его отправить, но это отсроченная эмоция и куча дополнительных действий, а Gmoji — это мгновенная эмоция и самостоятельная ценность. Людям важно, что происходит здесь и сейчас. С интернет-магазином все иначе — даже если вы общались с человеком 15 минут назад, настроение будет уже другим.

Если Алексей Нагорнов стал инвестором Gmoji осенью прошлого года, а проект существует с 2014 г., значит, поначалу он сомневался в его перспективах?

Н.В.: Первые три года учредители не искали партнеров и инвесторов, а вкладывали в проект собственные средства. К Gmoji Алексей относился скептически. Честно говоря, мы и сами не представляли, во что ввязываемся. Полагали, что объясним идею разработчикам, и те за несколько месяцев и миллионов рублей сделают готовый продукт. По сути, мы занялись делом, равносильным запуску ракеты в Космос. И чем дальше продвигались, тем больше возникало препятствий, а объем работ и расходов кратно увеличивался. За это время мы потеряли трех основателей проекта, а в конце 2017 г. почувствовали, что нам нужна поддержка партнера, инвестора и подтверждение того, что мы уже чего-то добились. Алексей сказал, что готов участвовать, и мы договорились об условиях. С его стороны это был рискованный шаг — в тот момент мы еще не получили подтверждения, что Apple и Google, владельцы операционных систем IOS и Android, позволят реализовать нашу концепцию. У этих компаний есть правила для сторонних разработчиков, но прецедента в виде похожего работающего продукта не было.

А.Н.: Риск есть всегда, но меня останавливало не это. Я много инвестировал в различные сферы бизнеса, и точно знаю, что самая большая проблема ИТ-проектов — отсутствие понятной команды. Сам проект мне всегда импонировал — я больше сомневался в его реализации. За четыре года команда, работавшая над Gmoji, серьезно изменилась. По большому счету, проект выехал на энтузиазме двух людей — Николая Вакорина и Романа Кнеллера (третий учредитель — DK.RU). Партнеры, начинавшие работать вместе с ними, не смогли отказаться от всего ради захватывающей, но спорной перспективы и вышли из проекта. Я согласился инвестировать, когда Gmoji стал готовым продуктом. Он начал работать, хотя был далек от конечного варианта. Но готовый продукт — это уже бизнес, юридическое лицо и расчетные счета. Совсем другое дело.

Н.В.: Мы прошли длинный путь, полный надежд и отчаяния. Когда вкладываешь много сил, а цель все так же далека, может показаться, что задача требует неоправданно больших усилий, и ты теряешь время, которое можно использовать на более понятные вещи. Тем более, все это время участники проекта не получали никакого дохода, только тратили, а у людей — и семьи, и дети. Было нелегко. Поначалу мы пытались совмещать эту работу с прежними занятиями, но с каждым месяцем все больше сжигали за собой мосты, выбиваясь из привычной среды. Зато мы многому научились, изменили свой образ жизни и изменились сами.

Как вы будете монетизировать Gmoji?

Н.В.: Во-первых, мы будем получать доход с каждой транзакции, во-вторых, за счет непредъявленных уведомлений. Когда система генерирует электронный документ Gmoji, включается счетчик на определенное количество дней. Если за этот срок подарок не забрали, код сгорает, и деньги остаются у нас.

В какой стадии сейчас ваш проект?

Н.В.: 15 декабря прошлого года мы сделали официальный релиз в App Store и Google Play — представили рынку стартовую версию, включавшую основной функционал. В декабре-январе партнерами Gmoji стала 81 компания (больше 120 точек), а пользователями — 2,5 тыс. чел. Возможно, эти показатели не впечатляют, но тому есть причины: мы еще не занимались рекламой и получили низкую конверсию из-за багов. В конце января мы поставили проект в Екатеринбурге на паузу, чтобы сконцентрироваться на его доработке. Мы интегрировали Gmoji с основными системами, на которых работают ритейл и общепит, и готовились к выходу на рынок Москвы и России. Сейчас у нас появились интеграционные решения с компаниями R-keeper, liko, Poster, и мы работаем над другими. К концу апреля планируем в три этапа выпустить полностью обновленную версию приложения.

А.Н.: Когда мы только обсуждали этот проект, я сразу говорил, что лучше развивать его не в России. А если в России, то не в Екатеринбурге, где все получается очень медленно. Партнеры, с которыми мы здесь договаривались — кофейни, пиццерии и другие — шли на контакт очень тяжело. Чтобы убедить их, мы потратили много времени и сил. Совсем другая картина была в Москве — в декабре мы открыли там офис, а сегодня у нас больше сотни партнеров, в основном, это крупные федеральные сети. Все происходит мгновенно — в столице отношение к бизнесу у людей совсем другое.

А каких результатов хотите добиться к концу года?

Н.В.: В ближайшие пару месяцев сделаем изменение UX дизайна и логики, расширим ассортимент и добавим категории. В апреле мы представим Gmoji версии 2.0 и проведем несколько акций и розыгрышей призов. Ближайшая задача — получить в 2018 г. около трех-четырех миллионов пользователей и не менее 20 тыс. партнерских точек по всей стране.

А.Н.: Есть подозрение, что в Европе и в США запустить Gmoji будет намного проще, исходя из того, что 90% всех серьезных интернет-проектов были созданы в Америке.

Рассчитываете, что американцы будут за это платить?

Н.В.: Мы задумывали этот продукт как глобальный — хотели дать пользователям полную свободу и стереть территориальные границы. Наверное, в следующем году нам придется продать часть бизнеса, чтобы привлечь инвестиции для масштабирования на других рынках. Если говорить про рынок США, там цена минимального входа — $25 млн, а для нашего проекта, учитывая его сложность, еще больше. Но нас это не останавливает.

ФОТО: Игорь Черепанов

Автор: Михаил Старков
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.