Подписаться
Деловой квартал / Новости / Родители говорили: «Возвращайтесь на родину, за границей у вас ничего не выйдет»
Родители говорили: «Возвращайтесь на родину, за границей у вас ничего не выйдет»
Источник: Архив Максима Дубасова

Родители говорили: «Возвращайтесь на родину, за границей у вас ничего не выйдет»

Самое читаемое
  • «Работать нельзя уволиться». Когда точно пришло время искать новую работу? Семь признаков «Работать нельзя уволиться». Когда точно пришло время искать новую работу? Семь признаков
  • Разорение десятилетия. Банк потребовал банкротства Валерия Язева Разорение десятилетия. Банк потребовал банкротства Валерия Язева
  • Сергей Полонский: «Кто вам сказал, что надо выходить из зоны комфорта? Это полная хрень!» Сергей Полонский: «Кто вам сказал, что надо выходить из зоны комфорта? Это полная хрень!»
  • «Я никому ничего не должен». 7 причин не платить зарплату в конверте — от Ивана Шкири «Я никому ничего не должен». 7 причин не платить зарплату в конверте — от Ивана Шкири
  • «Урал получает в 6 раз меньше при колоссальной нужде!». Эдуард Россель напал на Татарстан «Урал получает в 6 раз меньше при колоссальной нужде!». Эдуард Россель напал на Татарстан
08:00   05.04.2017

Мастерская Максима Дубасова в Южном Тироле поставляет ювелирные изделия в салоны Австрии и Италии. Уральская камнерезная школа оказалась конкурентоспособной на мировом уровне.

Рубрика: Наши за границей

Досье DK.RU

Максим Дубасов

Родился в 1980 году

Образование:

1996-2000 гг. — Екатеринбургский колледж физической культуры и спорта. Специальность: специалист по физической культуре и спорту

Карьера:

2002-2007 гг. — «Ювелирный дом», ювелир. Там же обучался ювелирному делу

2007-2010 гг. — «Уральская золотая фабрика», ювелир-модельер

С 2010 г. — ювелир-модельер в собственной мастерской.

Семья:

женат с 2007 г., сын родился в 2016 г.

Увлечения:

спорт (футбол, горный велосипед, горные лыжи), видеоблог на YouTube

С первыми иностранными заказчиками Максим Дубасов познакомился, играя в футбол с жителями маленького городка в итальянских Альпах. Новые клиенты находят его благодаря знакомым и прямому маркетингу.

— Поначалу мы с женой собирались в Германию или в Австрию, где уровень жизни высок даже по европейским меркам, — вспоминает Максим Дубасов. — Иммигрировать в эти страны можно по программе «голубая карта» (аналог американской «гринкард»), позволяющей квалифицированным специалистам (врачи, инженеры, программисты и др.), которых обычно не хватает, получить рабочую визу. Но профессия ювелира в этом списке не значилась. Другой вариант — вложиться в конкурентное предприятие и создать рабочие места, требовал больших инвестиций.

Новым домом для нас стала автономная провинция Больцано (ее часто называют Южным Тиролем) — самая северная часть Италии, расположенная в Альпах. Коренное население региона говорит на южном диалекте немецкого, поэтому в регионе два официальных языка — итальянский и немецкий. По менталитету, внешности и традициям местные жители ближе к австрийцам и немцам, нежели к итальянцам. При выборе места иммиграции это обстоятельство стало одним из главных, ибо упомянутый «немецкий» менталитет очень мне импонирует (итальянцы же, напротив, особой симпатии у меня никогда не вызывали).

Максим Дубасов перебрался из Екатеринбурга в небольшой итальянский город Брессанон

Южный Тироль оказался «золотой серединой». В провинции действуют итальянские законы, позволяющие иностранцу открыть ЧП и переехать. Но развитая экономика делает регион непохожим на Италию — качество жизни здесь такое же, как в Австрии и Германии, а временами и выше.

Нас с женой это устраивало — мы устали от Екатеринбурга и мечтали жить в спокойном уютном месте, не загрязненном транспортом и заводскими выбросами. В итальянских Альпах было все, чего мы хотели — мягкий климат, современная инфраструктура, высокий уровень медицинского обслуживания и возможность безопасно — во всех смыслах — вести легальный малый бизнес, занимаясь любимым делом. Хотя здесь, как и везде, есть свои минусы.

Иностранный язык дается мне с трудом. Для общения по работе хватает профессиональной лексики и немецкого на бытовом уровне. В сложных ситуациях помогает жена — она хорошо говорит на немецком, итальянском и английском.

Среди итальянских немцев

Мы поселились в городе Брессаноне (немецкое название Бриксен) — там, где удалось найти жильё. Это оказалось непросто. Во-первых, на рынке недвижимости не так много предложений. Во-вторых, владельцы сдают квартиры не очень охотно, ибо арендатора сложно выгнать, даже если он не платит. Снять квартиру нам удалось каким-то чудом. Городом мы довольны — он удачно расположен, невелик и уютен. И это именно город, а не деревня. Здесь развито строительство, популярна профессия архитектора и все строительные специальности. В Бриксене довольно много промышленных производств — от изготовления бетонных конструкций и деревообработки до продуктов питания. Процветает туризм, фермерские и винодельческие хозяйства.

В этих краях человеку без семьи, арендующему жилье, понадобится не меньше 900-1000 евро в месяц. Наша семья — двое взрослых и ребенок — тратит минимум 1300 евро: из них 700 — аренда квартиры и коммунальные услуги, остальное — повседневные расходы на продукты, мобильную связь, интернет, транспорт, одежду и проч. Поскольку моей фирме всего два года, и доходы пока невелики, нам приходится думать о завтрашнем дне. Доход зависит от сезона — наиболее удачными бывают месяцы перед Рождеством — ноябрь и декабрь, летом обычно застой.

Жизнь в Южном Тироле обходится семье Дубасовых в 1300 евро в месяц

Особенность европейского бизнеса — в том, что он медленно набирает обороты. В ожидании стабильного роста вы годами создаете клиентскую базу и зарабатываете себе репутацию. В России же можно достаточно быстро достигнуть высот и так же быстро все потерять.

Я работаю как ИП, но фактически у нас с женой семейный бизнес, где я выполняю всю ручную работу, а она — бумажную. Зарегистрировать предприятие помогла консалтинговая фирма, которая теперь ведет мою бухгалтерию и налоговую отчетность. Это стандартная и обязательная практика — без специализированной организации либо сертифицированного консультанта не обойтись.

Изготавливая ювелирные изделия — от эскиза до готового украшения, я плачу налог на добавленную стоимость — 22%. Подоходный налог рассчитывается по прогрессивной шкале: от 23% до 43% в зависимости от заработка. И независимо от того, насколько бизнес успешен, каждый предприниматель делает отчисления в фонд социального и медицинского страхования — порядка 900 евро ежеквартально.

Налоговая нагрузка в Италии достаточно высока, зато начинающие предприниматели могут брать льготные кредиты под 1,5-1,7% годовых, а в первые года работы, пока доход ещё невысок — рассчитывать на налоговые льготы. Такие льготы позволяют мне не платить подоходный налог.

Только те, кто верит в себя

Особенно тяжело нам было в первые месяцы. Приходилось долго разбираться, как выправить нужный документ, и что делать дальше. Иногда одну и ту же бумагу мы переделывали несколько раз — итальянские служащие не всегда могут дать толковый совет, хотя неизменно вежливы и доброжелательны. С некомпетентностью чиновников мы сталкивались постоянно. Но в основном это касается государственных органов. В муниципалитете работа чиновников организована более эффективно, хотя иногда мне казалось, что дело застряло в мертвой точке и никогда не сдвинется. Свой первый вид на жительство мне пришлось ждать больше года!

В такие моменты нам очень не хватало поддержки. Родители говорили: «Возвращайтесь, ничего не выйдет». Местные ювелиры жаловались на кризис и относились к моему намерению открыть мастерскую скептически. Честно говоря, у меня самого иногда опускались руки. Только жена верила, что я справлюсь. Но стоило начать работать, как я почувствовал почву под ногами. Важную роль в адаптации сыграл спорт — с самого переезда и по сей день я каждую неделю играю в футбол с местной любительской командой. Со временем у меня появились друзья среди итальянцев-немцев и среди иммигрантов из России и стран бывшего СНГ (Украина, Белоруссия, Молдавия).

Жена Максима была единственным близким человеком, верившим, что в чужой стране у него все получится

Жители Бриксена закрыты и сдержанны — прежде чем решат сблизиться, пройдет много времени. При этом деловые партнеры могут проводить вместе досуг, приглашают друг друга в гости. Если на встречу с клиентом я приезжаю с ребенком, к этому относятся доброжелательно. Как и в России, личный контакт здесь — необходимое условие сотрудничества.

В Южном Тироле ценят время, проведенное в кругу семьи, и мало кто готов жертвовать им в пользу работы. В целом ритм жизни здесь более размеренный. Я долго не мог привыкнуть, что магазины закрываются в обед на три часа, а после 19.00 и в воскресенье не работают. Иногда кажется, что время остановилось.

Золото и драгоценные камни

Арсенал инструментов ювелира обширен: от примитивного ручного инструмента (штихель, напильник, вальцы) до высокотехнологичного цифрового оборудования (сварочный аппарат, 3D-принтер, лазерный гравёр и др.). Чтобы оснастить мастерскую по минимуму, понадобится не менее 10-15 тыс. евро. Верхний предел не ограничен — чем больше у мастера современных приспособлений, тем шире его возможности и меньше трудозатраты. Сырье мне обычно предоставляют ювелирные магазины, с которыми я работаю. Для частных заказов покупаю материалы у торговых компаний, в основном, в Австрии. Золото и серебро — напрямую у производителя (тоже в Австрии), камни особой огранки заказываю специально. В нашем городке ничего этого не найдешь — он слишком мал.

Клиент из Инсбрука хочет, чтобы его сын практиковался у Максима

Ювелирный рынок и в России, и в Италии меняется на глазах. Молодёжь выбирает бижутерию или недорогие украшения из серебра. В целом жителям Южного Тироля по вкусу минимализм и лаконичность, в отличие от российских потребителей, предпочитающих более броские и массивные украшения. Как и в России, здесь все больше пользуются спросом вещи, изготовленные машинами. Набирает обороты 3D-моделирование ювелирных изделий на компьютере, которые затем фрезеруют или выплавляют по восковому прототипу. Такие технологии позволяют получать продукцию с идеальными пропорциями и удешевляют ее массовое производство.

С одной стороны, ювелирам это невыгодно — часть их ручной работы отнимают станки. С другой стороны, «штамповка» лишь добавляет ценности сегменту эксклюзивных украшений, которые выполняются в единственном экземпляре или небольшими партиями. Востребованы и техники ручного декорирования, и техники закрепки камней, которые пока не автоматизировали.

Клиент никуда не торопится

Сейчас у меня два постоянных клиента-магазина в Бриксене, еще несколько — в других городах Южного Тироля и один — в Австрии. Все контакты я налаживал лично: приходил, представлялся и предлагал сотрудничать. Предварительно рассылал по электронке портфолио, но отклики приходили редко — один раз из десяти. Самое сложное в этом деле — «раскрутить» потенциального клиента на первый заказ. Если он решится, то будет обращаться и дальше, пока не перейдет в категорию постоянного заказчика. Основное требование к дизайну — соответствовать вкусам покупателей, хотя порой мне трудно удержаться от желания разнообразить их стандартный ассортимент.

С австрийским клиентом, владельцем двух ювелирных магазинов в Инсбруке, мы познакомились после электронного письма. Он посетил мою мастерскую, и мы начали сотрудничать, а спустя какое-то время австриец приобрел дорогое оборудование и пригласил меня обучить своего мастера. Сын этого господина тоже осваивает ювелирное дело, и мы уже договорились, что практику он пройдет у меня. Не буду говорить за всех итальянских ювелиров, но тем, кого я знаю, есть чему поучиться у представителей уральской школы.

 

Машинные ювелирные изделия, отбивающие у ювелиров хлеб, только добавляют ценности эксклюзивным украшениям

Единственное, к чему я никак не привыкну — медлительность заказчиков и некоторая их даже отрешенность. Эдакое состояние «никуда не спешу», не позволяющее мне выполнять работу так быстро, как хочется. Ускорить дело не всегда удается — заказчики не отвечают на ваши письма, не запасают вовремя материалов. Иногда просто потому, что в этот день у них нет настроения: «Давай подумаем об этом завтра, а сейчас выпьем кофе...» Такой подход иногда раздражает. Возможно, это просто показатель стабильности — жителям провинции Больцано не нужно каждый день лезть из кожи, чтобы заработать на кусок хлеба. Это у русских в крови стремление выживать и крутиться как белка в колесе.

Может быть, со временем и я избавлюсь от этой привычки.

Автор: Михаил Старков
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

«Мог поставить «в неудобное положение». Почему в Екатеринбурге сняли начальника горздрава «Мог поставить «в неудобное положение». Почему в Екатеринбурге сняли начальника горздрава
Штраф или 15 суток. За неуважительные мнения о власти будут карать
Guess и Gabbiacci со скидкой 70%. В Екатеринбурге открывается первый аутлет
Свердловская прокуратура прикрыла интернет-пункты продажи поддельных полисов ОСАГО
Россиянам разрешат ездить без прав
Суд скрыл самое интересное. На Урале осудили экс-владельца банка за миллиардную растрату
Почти 20 трлн рублей. Переводы «с карты на карту» в РФ достигли объема розничной торговли

Бизнес

Лизинг для бизнеса: новые возможности к Новому году Лизинг для бизнеса: новые возможности к Новому году
«Почти Black tie». Каким трендам следовали гости премии «Человек года — 2018» / ФОТО
«Угробили бренд». Что стало со знаменитыми конфетами «Уральский метеорит»?
Больше занимают и больше хранят
У штаб-квартиры РМК новый генподрядчик. Ввод объекта переносится еще на год
Миллионные кредиты и заказы. Зачем промгиганты поддерживают социальный бизнес на Урале
«Отработали 20 лет и считаете, что вас должны ценить за опыт? Реалии уже не те. Меняйтесь»

Свое дело

Александр Агапов: «Однажды мы решили: заказчик не должен терять на нас деньги» Александр Агапов: «Однажды мы решили: заказчик не должен терять на нас деньги»
«О, сэкономили!» Разобранный самолет и летающие отвертки основателя People4people
«Какие оксфорды? Наши мужчины до сих пор носят туфли. Спасибо, хоть не с костюмом «Адидас»
Наш ответ санкциям. Как фермеры из уральской деревни снабжают индейкой полстраны
Как заключить сделку с «Лукойлом» и построить совместное предприятие с французами
Вы не поверите. Он создал крутой проект в Англии, но зарабатывать хочет на Урале
Непотопляемые костюмы поедут с Урала в Европу. Как понравиться Путину, армии и иностранцам

Качество жизни

Юлия Франгулова: «Брови Мефистофеля» — самая безобидная ошибка горе-косметолога» Юлия Франгулова: «Брови Мефистофеля» — самая безобидная ошибка горе-косметолога»
«Убитая квартира может превратиться в хороший актив». Что делать с хрущевками на Урале?
Екатеринбургу придется строить намного больше. Куда впихнуть новые жилые метры?
Тимур Турлов: «Рынку нужна передышка, чтобы двигаться дальше»
«Не учите нас жить». Екатеринбургу рассказали, что с ним не так
«Проблемы на 99% у нас в башке, но мозг, сука, хитер, и самому это дерьмо не разгрести»
«Поколение Z не умеет ждать. Между «хочу» и «пользуюсь» должна быть пара кликов»

Мнения

«Если вам кажется, что вокруг вас одни дураки, скорее всего, вы их предводитель» «Если вам кажется, что вокруг вас одни дураки, скорее всего, вы их предводитель»
Андрей Мовчан: «Мы производим больше сыра, но меньше станков. Это не импортозамещение»
«Чертовски рад вернуться на свободу». Бывший чиновник об итогах года и ожиданиях на 2019-й
«Я никому ничего не должен». 7 причин не платить зарплату в конверте — от Ивана Шкири
Сергей Полонский: «Кто вам сказал, что надо выходить из зоны комфорта? Это полная хрень!»
«Феноменальное фуфло!» Как безобидная идея вконец подорвала доверие к институту выборов
«Я не пользуюсь субсидиями. Но другим-то помощь государства нужна! А ее по факту и нет»

Лайфхаки

«Ребенок начинает врать в 2 года, а злорадствовать в 4». Природа человека: 10 исследований «Ребенок начинает врать в 2 года, а злорадствовать в 4». Природа человека: 10 исследований
Когда начальник — сатрап. Пять причин ухода лучших сотрудников
Пока Россия возвращается к наличке: в Швеции задумались о внедрении цифровой кроны
Работа в праздники? Почему это совсем не страшно и даже выгодно
«Жесткий рекрутинг? Это так глупо». Почему сложные тестовые задания — путь в никуда
«Работать нельзя уволиться». Когда точно пришло время искать новую работу? Семь признаков
«Кажется, что Россия большая, но рынок так мал, что заработать на нем невозможно». МНЕНИЕ
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.