Подписаться
Деловой квартал / Новости / «В России попадает на полигоны 98% мусора, в Швеции — 1%, но у нас ушло на это ...
«В России попадает на полигоны 98% мусора, в Швеции — 1%, но у нас ушло на это 40 лет»
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

«В России попадает на полигоны 98% мусора, в Швеции — 1%, но у нас ушло на это 40 лет»

Самое читаемое
  • «Работать нельзя уволиться». Когда точно пришло время искать новую работу? Семь признаков «Работать нельзя уволиться». Когда точно пришло время искать новую работу? Семь признаков
  • «Я никому ничего не должен». 7 причин не платить зарплату в конверте — от Ивана Шкири «Я никому ничего не должен». 7 причин не платить зарплату в конверте — от Ивана Шкири
  • «Урал получает в 6 раз меньше при колоссальной нужде!». Эдуард Россель напал на Татарстан «Урал получает в 6 раз меньше при колоссальной нужде!». Эдуард Россель напал на Татарстан
  • «Это схема, по которой работают рейдеры». Громкие обвинения в адрес Рожкова и Брекоткина «Это схема, по которой работают рейдеры». Громкие обвинения в адрес Рожкова и Брекоткина
  • «Это выходит за рамки морального понимания». Высокинскому запретили повышать зарплату «Это выходит за рамки морального понимания». Высокинскому запретили повышать зарплату
08:00   13.07.2018

«Шведские предприниматели менее формальны, чем российские. Но выполнять даже устные договоренности — это очень важно». Каково шведам вести бизнес в России и чему у них поучиться — посол Петер Эриксон.

27 июня, в день матча Швеция — Мексика на Чемпионате мира по футболу, в Екатеринбург приехало самое большое количество шведов за всю историю — порядка 6 тыс. болельщиков. Посмотреть футбол прибыл и посол Швеции в России Петер Эриксон. Перед матчем он встретился с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым: целью визита не были конкретные договоренности, но делегация вернется еще раз в середине октября, чтобы организовать «Дни Швеции». Тематически они будут основаны на столетии режиссера Ингмара Бергмана, но вместе с различными культурными мероприятиями запланирована и деловая повестка: г-н Эриксон попросил губернатора рассказать о предложениях для шведских предприятий.

В интервью DK.RU господин посол рассказал, каково шведскому бизнесу в России, с какими трудностями он сталкивается и почему шведский подход к управлению успешно сочетается с навыками российских разработчиков.

Какие сферы бизнеса здесь интересны шведским предприятиям?

— Есть традиционные предприятия по производству грузовиков, Volvo и Scania — машиностроение нужно везде. Конечно же, IKEA. Многие из предприятий, которые будут в составе делегации, связаны с градостроительством, устойчивым развитием, энергосбережением, обращением с отходами — это очень болезненный вопрос для Подмосковья. В Швеции богатый опыт обращения с отходами: на полигоны попадает 1% отходов, а 99% превращается во вторичное сырье или энергию. В России — 98% отходов оказывается на полигонах. Это значит выбрасывать золото на свалку: мусор можно использовать как топливо или сырье — это прибыльно и способствует охране окружающей среды. Шведские коммуны даже импортируют мусор, чтобы отапливать дома.

Возможно, какие-то шведские компании уже высказали заинтересованность в проектах по мусоропереработке?

— Это мы увидим в октябре. Но вообще они активны в России, и есть разные проекты в других городах: в Ульяновске работает компания Vireo Energy, которая использует свалочный газ, метан, для получения электроэнергии. И, конечно, сфера ИТ: от Ericsson до местной фирмы по разработке ПО Fastdev, которая представлена в Екатеринбурге и Ижевске. Это шведская компания, но в Стокгольме находится головной офис, а разработка ведется здесь.

О каких трудностях и особенностях работы в России по сравнению со Швецией и Евросоюзом в целом говорят шведские компании?

— Мне показалось, что Fastdev очень довольны — и местный персонал, и стокгольмское начальство. Самая большая проблема — найти хороших разработчиков, которые говорят по-английски. Шведский подход к менеджменту не иерархичен, менеджеры дают задачи, но не решают детали. На каждого работника ложится больше ответственности, чтобы он сам создавал лучшие решения. Слияние такого менеджерского подхода и умения российских разработчиков они видят очень успешным.

Если говорить не только о разработчиках, но и о других компаниях, с какими барьерами и препятствиями они сталкиваются?

— Fastdev не сталкивались с препятствиями и сами немного удивились, потому что есть слухи и опыт IKEA и Oriflame, у которых в России были довольно большие проблемы разного характера. 

Если говорить обо всех шведских предприятиях, то главная проблема — это отсутствие равных условий как для российских, так и для иностранных компаний. Есть официальная политика импортозамещения, которая работает на дискриминацию зарубежных предприятий: чтобы сохранить российский рынок, они должны перенести сюда производство. И некоторые это делают, например, фармкомпания AstraZeneca построила завод про производству лекарств в Калужской области, инвестировав $224 млн. Сначала они хотели делать упаковку за границей, а потом попробовать в России, а сейчас им пришлось повысить долю местного производства — теперь это полноценное производство. Это значит, что продукция становится менее экономичной. У каждого препарата AstraZeneca есть одно или два места в мире, где их производят — чаще всего одно находится в Швеции. Но им пришлось создать менее эффективное производство, а это значит, что продукт стоит дороже для российских потребителей, чем если бы его привезли из Швеции. 

Обсуждали ли вы политику импортозамещения с Евгением Куйвашевым?

— Нет, это не было бы целесообразно сейчас. Например, мы знаем, что в Калужской области, где губернатор Александр Артамонов работает почти 20 лет, климат для бизнеса очень хороший. Но в целом мы, шведы, думаем, что политика импортозамещения — это неправильный путь. Открытая экономика, свобода торговли и инвестиций в обоих направлениях — это выгодно. И именно наша открытость привела нас к одному из самых высоких уровней жизни в мире. 

Какие небольшие шведские компании работают на Урале и в России в целом?

— Vireo Energy — добывает электроэнергию из газа на мусорных полигонах. Архитектурное бюро Semrén & Månsson — их офисы есть в Москве и Санкт-Петербурге, но они работают по всей России, например, по их проекту строят новую краевую клиническую больницу в Красноярске. Фирма Ecophon, которая делает акустические потолки. 

Швеция известна стартапами: Spotify, Soundclound. За счет чего удалось создать такую среду, в которой появляется так много малых компаний?

— Тот факт, что у нас попадает на полигоны только 1% отходов — это следствие целого комплекса мер на государственном и муниципальном уровне в течение 40 лет. Столько времени понадобилось, чтобы прийти к нынешней ситуации из той, в которой Россия находится сейчас. Думаю, что на опыте Швеции можно учиться.

Что касается стартапов, то, думаю, здесь сказывается тоже целый ряд факторов. Во-первых, это открытость: шведы довольно хорошо говорят по-английски, путешествуют, работают и учатся по всей Европе; открытость новым идеям. Во-вторых, бюрократия вокруг предпринимательства значительно уменьшилась за последние десятилетия: свою компанию можно зарегистрировать по интернету и начать работать. 

В-третьих, и это мировой тренд — создание бизнес-парков, связанных с университетами: в Стокгольме, Лунде, Уппсале. В таких парках создается инфраструктура для новых предприятий. И это работает: четыре из пяти новых рабочих мест в Швеции создаются на малых и средних предприятиях.

На что стоит обратить внимание российским предпринимателям, которые работают со шведами или хотят выйти на рынок Швеции?

— Прежде всего, знать английский. Есть организация Business.Sweden, которая может способствовать контактам и найти потенциальных партнеров. Швеция очень открытая страна, мы ищем и инвестиции, и объекты для инвестиций, возможности и для импорта, и для экспорта. Шведские предприниматели менее формальны, чем российские, но выполнение договоренностей, в том числе и устных — это очень важно.

В России, по крайней мере, в последнее время, есть сознательная политика со стороны государства по монополизации [экономики]. Это создает такие огромные компании как «Газпром» и «Роснефть». В Швеции наоборот — открыть свой маленький бизнес просто, но нас заботит тот факт, что наши большие компании были учреждены очень давно. Как малой и средней компании вырасти до большой? Думаю, пока у нас нет хороших ответов — многие шведские компании вырастают до средних размеров, но не более.

Фото: Игорь Черепанов / DK.RU

Автор: Андрей Пермяков
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

ФСБ против РДЖ. Силовики пришли к руководству Свердловской железной дороги ФСБ против РДЖ. Силовики пришли к руководству Свердловской железной дороги
«Когда менеджер начинает считать нормы прибыли и прочие показатели, он перестает созидать»
В Общественной палате Свердловской области обсудили коррупцию в сфере закупок
100+ Forum Russia подошел к завершению: ИТОГИ
«Мог поставить «в неудобное положение». Почему в Екатеринбурге сняли начальника горздрава
Штраф или 15 суток. За неуважительные мнения о власти будут карать
Guess и Gabbiacci со скидкой 70%. В Екатеринбурге открывается первый аутлет

Бизнес

Как участвовать в государственных контрактах без свободных денег? Как участвовать в государственных контрактах без свободных денег?
Может ли зомби-стартап заработать миллиард? Где искать внешних инвесторов / ИНСТРУКЦИЯ
Лизинг для бизнеса: новые возможности к Новому году
«Почти Black tie». Каким трендам следовали гости премии «Человек года — 2018» / ФОТО
«Угробили бренд». Что стало со знаменитыми конфетами «Уральский метеорит»?
Больше занимают и больше хранят
У штаб-квартиры РМК новый генподрядчик. Ввод объекта переносится еще на год

Свое дело

Александр Агапов: «Однажды мы решили: заказчик не должен терять на нас деньги» Александр Агапов: «Однажды мы решили: заказчик не должен терять на нас деньги»
«О, сэкономили!» Разобранный самолет и летающие отвертки основателя People4people
«Какие оксфорды? Наши мужчины до сих пор носят туфли. Спасибо, хоть не с костюмом «Адидас»
Наш ответ санкциям. Как фермеры из уральской деревни снабжают индейкой полстраны
Как заключить сделку с «Лукойлом» и построить совместное предприятие с французами
Вы не поверите. Он создал крутой проект в Англии, но зарабатывать хочет на Урале
Непотопляемые костюмы поедут с Урала в Европу. Как понравиться Путину, армии и иностранцам

Качество жизни

Юлия Франгулова: «Брови Мефистофеля» — самая безобидная ошибка горе-косметолога» Юлия Франгулова: «Брови Мефистофеля» — самая безобидная ошибка горе-косметолога»
«Убитая квартира может превратиться в хороший актив». Что делать с хрущевками на Урале?
Екатеринбургу придется строить намного больше. Куда впихнуть новые жилые метры?
Тимур Турлов: «Рынку нужна передышка, чтобы двигаться дальше»
«Не учите нас жить». Екатеринбургу рассказали, что с ним не так
«Проблемы на 99% у нас в башке, но мозг, сука, хитер, и самому это дерьмо не разгрести»
«Поколение Z не умеет ждать. Между «хочу» и «пользуюсь» должна быть пара кликов»

Мнения

«Если вам кажется, что вокруг вас одни дураки, скорее всего, вы их предводитель» «Если вам кажется, что вокруг вас одни дураки, скорее всего, вы их предводитель»
Андрей Мовчан: «Мы производим больше сыра, но меньше станков. Это не импортозамещение»
«Чертовски рад вернуться на свободу». Бывший чиновник об итогах года и ожиданиях на 2019-й
«Я никому ничего не должен». 7 причин не платить зарплату в конверте — от Ивана Шкири
Сергей Полонский: «Кто вам сказал, что надо выходить из зоны комфорта? Это полная хрень!»
«Феноменальное фуфло!» Как безобидная идея вконец подорвала доверие к институту выборов
«Я не пользуюсь субсидиями. Но другим-то помощь государства нужна! А ее по факту и нет»

Лайфхаки

«Ребенок начинает врать в 2 года, а злорадствовать в 4». Природа человека: 10 исследований «Ребенок начинает врать в 2 года, а злорадствовать в 4». Природа человека: 10 исследований
Когда начальник — сатрап. Пять причин ухода лучших сотрудников
Пока Россия возвращается к наличке: в Швеции задумались о внедрении цифровой кроны
Работа в праздники? Почему это совсем не страшно и даже выгодно
«Жесткий рекрутинг? Это так глупо». Почему сложные тестовые задания — путь в никуда
«Работать нельзя уволиться». Когда точно пришло время искать новую работу? Семь признаков
«Кажется, что Россия большая, но рынок так мал, что заработать на нем невозможно». МНЕНИЕ
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.