Подписаться
Деловой квартал / Новости / «В России попадает на полигоны 98% мусора, в Швеции — 1%, но у нас ушло на это ...
«В России попадает на полигоны 98% мусора, в Швеции — 1%, но у нас ушло на это 40 лет»
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

«В России попадает на полигоны 98% мусора, в Швеции — 1%, но у нас ушло на это 40 лет»

Самое читаемое
  • Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно» Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
  • «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей «Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
  • «Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение «Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
  • На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
  • «Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище» «Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
06:00   13.07.2018

«Шведские предприниматели менее формальны, чем российские. Но выполнять даже устные договоренности — это очень важно». Каково шведам вести бизнес в России и чему у них поучиться — посол Петер Эриксон.

27 июня, в день матча Швеция — Мексика на Чемпионате мира по футболу, в Екатеринбург приехало самое большое количество шведов за всю историю — порядка 6 тыс. болельщиков. Посмотреть футбол прибыл и посол Швеции в России Петер Эриксон. Перед матчем он встретился с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым: целью визита не были конкретные договоренности, но делегация вернется еще раз в середине октября, чтобы организовать «Дни Швеции». Тематически они будут основаны на столетии режиссера Ингмара Бергмана, но вместе с различными культурными мероприятиями запланирована и деловая повестка: г-н Эриксон попросил губернатора рассказать о предложениях для шведских предприятий.

В интервью DK.RU господин посол рассказал, каково шведскому бизнесу в России, с какими трудностями он сталкивается и почему шведский подход к управлению успешно сочетается с навыками российских разработчиков.

Какие сферы бизнеса здесь интересны шведским предприятиям?

— Есть традиционные предприятия по производству грузовиков, Volvo и Scania — машиностроение нужно везде. Конечно же, IKEA. Многие из предприятий, которые будут в составе делегации, связаны с градостроительством, устойчивым развитием, энергосбережением, обращением с отходами — это очень болезненный вопрос для Подмосковья. В Швеции богатый опыт обращения с отходами: на полигоны попадает 1% отходов, а 99% превращается во вторичное сырье или энергию. В России — 98% отходов оказывается на полигонах. Это значит выбрасывать золото на свалку: мусор можно использовать как топливо или сырье — это прибыльно и способствует охране окружающей среды. Шведские коммуны даже импортируют мусор, чтобы отапливать дома.

Возможно, какие-то шведские компании уже высказали заинтересованность в проектах по мусоропереработке?

— Это мы увидим в октябре. Но вообще они активны в России, и есть разные проекты в других городах: в Ульяновске работает компания Vireo Energy, которая использует свалочный газ, метан, для получения электроэнергии. И, конечно, сфера ИТ: от Ericsson до местной фирмы по разработке ПО Fastdev, которая представлена в Екатеринбурге и Ижевске. Это шведская компания, но в Стокгольме находится головной офис, а разработка ведется здесь.

О каких трудностях и особенностях работы в России по сравнению со Швецией и Евросоюзом в целом говорят шведские компании?

— Мне показалось, что Fastdev очень довольны — и местный персонал, и стокгольмское начальство. Самая большая проблема — найти хороших разработчиков, которые говорят по-английски. Шведский подход к менеджменту не иерархичен, менеджеры дают задачи, но не решают детали. На каждого работника ложится больше ответственности, чтобы он сам создавал лучшие решения. Слияние такого менеджерского подхода и умения российских разработчиков они видят очень успешным.

Если говорить не только о разработчиках, но и о других компаниях, с какими барьерами и препятствиями они сталкиваются?

— Fastdev не сталкивались с препятствиями и сами немного удивились, потому что есть слухи и опыт IKEA и Oriflame, у которых в России были довольно большие проблемы разного характера. 

Если говорить обо всех шведских предприятиях, то главная проблема — это отсутствие равных условий как для российских, так и для иностранных компаний. Есть официальная политика импортозамещения, которая работает на дискриминацию зарубежных предприятий: чтобы сохранить российский рынок, они должны перенести сюда производство. И некоторые это делают, например, фармкомпания AstraZeneca построила завод про производству лекарств в Калужской области, инвестировав $224 млн. Сначала они хотели делать упаковку за границей, а потом попробовать в России, а сейчас им пришлось повысить долю местного производства — теперь это полноценное производство. Это значит, что продукция становится менее экономичной. У каждого препарата AstraZeneca есть одно или два места в мире, где их производят — чаще всего одно находится в Швеции. Но им пришлось создать менее эффективное производство, а это значит, что продукт стоит дороже для российских потребителей, чем если бы его привезли из Швеции. 

Обсуждали ли вы политику импортозамещения с Евгением Куйвашевым?

— Нет, это не было бы целесообразно сейчас. Например, мы знаем, что в Калужской области, где губернатор Александр Артамонов работает почти 20 лет, климат для бизнеса очень хороший. Но в целом мы, шведы, думаем, что политика импортозамещения — это неправильный путь. Открытая экономика, свобода торговли и инвестиций в обоих направлениях — это выгодно. И именно наша открытость привела нас к одному из самых высоких уровней жизни в мире. 

Какие небольшие шведские компании работают на Урале и в России в целом?

— Vireo Energy — добывает электроэнергию из газа на мусорных полигонах. Архитектурное бюро Semrén & Månsson — их офисы есть в Москве и Санкт-Петербурге, но они работают по всей России, например, по их проекту строят новую краевую клиническую больницу в Красноярске. Фирма Ecophon, которая делает акустические потолки. 

Швеция известна стартапами: Spotify, Soundclound. За счет чего удалось создать такую среду, в которой появляется так много малых компаний?

— Тот факт, что у нас попадает на полигоны только 1% отходов — это следствие целого комплекса мер на государственном и муниципальном уровне в течение 40 лет. Столько времени понадобилось, чтобы прийти к нынешней ситуации из той, в которой Россия находится сейчас. Думаю, что на опыте Швеции можно учиться.

Что касается стартапов, то, думаю, здесь сказывается тоже целый ряд факторов. Во-первых, это открытость: шведы довольно хорошо говорят по-английски, путешествуют, работают и учатся по всей Европе; открытость новым идеям. Во-вторых, бюрократия вокруг предпринимательства значительно уменьшилась за последние десятилетия: свою компанию можно зарегистрировать по интернету и начать работать. 

В-третьих, и это мировой тренд — создание бизнес-парков, связанных с университетами: в Стокгольме, Лунде, Уппсале. В таких парках создается инфраструктура для новых предприятий. И это работает: четыре из пяти новых рабочих мест в Швеции создаются на малых и средних предприятиях.

На что стоит обратить внимание российским предпринимателям, которые работают со шведами или хотят выйти на рынок Швеции?

— Прежде всего, знать английский. Есть организация Business.Sweden, которая может способствовать контактам и найти потенциальных партнеров. Швеция очень открытая страна, мы ищем и инвестиции, и объекты для инвестиций, возможности и для импорта, и для экспорта. Шведские предприниматели менее формальны, чем российские, но выполнение договоренностей, в том числе и устных — это очень важно.

В России, по крайней мере, в последнее время, есть сознательная политика со стороны государства по монополизации [экономики]. Это создает такие огромные компании как «Газпром» и «Роснефть». В Швеции наоборот — открыть свой маленький бизнес просто, но нас заботит тот факт, что наши большие компании были учреждены очень давно. Как малой и средней компании вырасти до большой? Думаю, пока у нас нет хороших ответов — многие шведские компании вырастают до средних размеров, но не более.

Фото: Игорь Черепанов / DK.RU

Автор: Андрей Пермяков
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Пенсия им ни к чему? Молодежь в России все меньше может и хочет работать официально Пенсия им ни к чему? Молодежь в России все меньше может и хочет работать официально
Изъяли вклады: россияне перекладывают деньги из банков в недвижимость
До конца заявочной кампании Russian Hospitality Awards 2018 осталась одна неделя
Слухи о закрытии издания «Бизнес и Жизнь» не подтвердились. Что происходит на самом деле?
«Пережиток прошлого». Греф заявил о ненужности матшкол и будущем избытке программистов
Раскол тысячелетия: к чему приведет разрыв отношений РПЦ и Константинополя
Сбербанк продает свой головной офис. Он заберет два недостроенных небоскреба за долги

Бизнес

Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым» Олег Логвинов: «Я уверен, это не последний наш совместный проект с Александром Удодовым»
«Вложили сотни тысяч в рекламу инновационного продукта — получили два звонка от бабушек»
Нет дыма без огня. Зачем табачному гиганту отказываться от сигарет
Меняется само понятие «элитный товар». Как на кризисном рынке продавать дорогие квартиры?
Есть недвижимость за рубежом? Как из-за штрафов не лишиться средств от ее продажи
Как выбирают «Человека года — 2018». Список экспертов и номинаций
Никита Адамов, КПМГ: «Строительство — это базовая отрасль, жилье нужно всегда!»

Свое дело

Непотопляемые костюмы поедут с Урала в Европу. Как понравиться Путину, армии и иностранцам Непотопляемые костюмы поедут с Урала в Европу. Как понравиться Путину, армии и иностранцам
«Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться»
«Проблем много». Как завод с Урала стал снабжать губками для обуви всю Россию / ОПЫТ
«Я был загнан в угол. Выход один — уйти из посредников и встать в начало пищевой цепочки»
«19 человек из 25 ничего не делали, пока их не пнули». Правда о работе с франчайзи / КЕЙС
Прибыльный бизнес на конкурентном рынке без денег и бизнес-образования? Пожалуйста!
«Пока что я шарлатан». Как чайный гуру стал лечить бизнесменов от депрессии и аллергии

Качество жизни

«Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ «Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ
«Могут и в баре станцевать» Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение
«В России мы тупо зарабатываем деньги». Что думают предприниматели о жизни за границей?
Петр Мультатули: «Если бы не 1917-й, мы бы получили великую страну с великим будущим»
Из детей-транжир вырастают банкроты. Как воспитать рационального потребителя?
«Когда в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»
«Тренер кричит? — Радуйся!» Экс-волейболистка «Уралочки» об изнанке детского спорта

Мнения

На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов На этом и погорели. Как интуиция вредит собственникам лучших бизнесов
«Ресторатор платил подчиненным зарплату выше рынка — в итоге это было удручающее зрелище»
«Хочешь быть орлом — летай с орлами». 3 простых условия для постоянного роста заработка
«Эта мировая дребедень с отказом от доллара напоминает неблагодарных детей в пубертате»
«Не нужно дружить с говнюками!». Как договориться с партнерами по бизнесу — Антон Писчиков
«Традиционный бизнес в России — это тупик. Будущего нет и у госзаказа», — Алексей Овакимян
Суды не работают, конвенции нет: держись за власть до последнего вздоха — Александр Аузан

Лайфхаки

«Да, отменят премии и бонусы, но зато не уволят». Как компании России спасаются в кризис «Да, отменят премии и бонусы, но зато не уволят». Как компании России спасаются в кризис
«Работники словно сонные мухи? Пора поставить кровати в кабинетах». Что дает офисный сон
«Ни у вас, ни у меня совсем нет времени. Но я-то сумел построить работающий бизнес»
Free Wi-Fi: как пользоваться бесплатными сетями без риска для кошелька и личной жизни
Это страх взаимности. Как бонусы, кофе и новогодние сюрпризы отпугивают клиентов
«Он постоянно вам врет». Как наш мозг «ломается» от самых привычных вещей
Олег Тиньков: «Я управляю людьми куда более умными, чем я. Быть лидером очень прикольно»
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Facebook Telegram Yandex Zen