Подписаться
Курс ЦБ на 30.11
88,88
97,65

Уроки демографии

Самарские вузы и работодатели попали в демографическую яму. Вузы в этом году в полной мере почувствовали падение доходов из-за снижения количества студентов-«платников» и вынуждены сокращать препод

Самарские вузы и работодатели попали в демографическую яму. Вузы в этом году в полной мере почувствовали падение доходов из-за снижения количества студентов-«платников» и вынуждены сокращать преподавательские ставки из-за недоборов на бюджетные места. Компании-работодатели они не могут найти подходящих специалистов и закрыть вакансии. Чтобы не потерять свое место на рынке, и те, и другие стараются приспособиться к действительности: вузы уделяют больше внимания работе со взрослыми, активизируют поиск и привлечение студентов, работодатели ищут сотрудников в других регионах.
Кто попал в демографическую яму? Откуда вузы берут деньги? У кого на шеи затянется "квалификационная петля"?
От редакции

Для вузов 2007 г. стал последним, когда из их стен вышли большие выпуски восьмидесятников. Летний набор студентов в этом году показал — демографическая проблема обострилась настолько, что недобор идет даже на бюджетные места. Конкурс в вузы снизился по многим специальностям. По словам начальника отдела рекламы и маркетинга Самарского государственного педагогического университета (СГПУ) Михаила Вершинина, на такие малопривлекательные специальности, как география, начальное образование, конкурс вообще один человек на место. Число абитуриентов будет сокращаться и дальше. Для того чтобы оставаться на плаву, вузы переориентируются на работу со взрослыми, которым необходимы быстрые образовательные программы, и повышают стоимость услуг. В условиях конкуренции вузам придется заниматься и самообразованием: от качества менеджмента образовательных учреждений и маркетинговой политики будет зависеть их место под солнцем.

В демографическую яму провалились не только вузы, но и те, чья работа напрямую зависит от количества выпущенных образовательными учреждениями специалистов, — кадровые отделы предприятий, рекрутинговые агентства. Последние признаются, что испытывают потребность в целом ряде специалистов, которая никак существующими выпускниками не удовлетворяется. Несмотря на все усилия работодателей — спонсирование учебных заведений, привлечение к работе мигрантов, — кадровый голод усиливается. Компаниям приходится набирать специалистов с навыками ниже требуемого уровня и, по сути, затягивать «квалификационную петлю» у себя на шее. В итоге предприятие может просто не выдержать конкуренции на собственном рынке из-за непрофессионализма сотрудников и закрыться. Либо, чтобы не пришлось уходить с рынка, работодатель будет вынужден каждый год увеличивать свои затраты на привлечение, оплату персонала и работу с ним.

По самым оптимистичным прогнозам, выбраться из демографической ямы не получится еще как минимум до 2020 г. А это значит, что в условиях недостатка студентов и, соответственно, выпускников-специалистов вузам и предприятиям придется жить еще 11 лет.
 
 
Численность населения Самарской области сокращается начиная с 1998 г. С 2000 г. оно ежегодно уменьшается на 10-20 тыс. человек. В 2008 г. показатель достиг самой низкой отметки — 3172,8 тыс. человек. При этом ежегодно уменьшается процент жителей области, не достигших трудоспособного возраста, а это и есть аудитория вузов, кадровый резерв, который должен прийти на замену сегодняшним специалистам. За последние 8 лет эта цифра снизилась с 18,9 до 14,7%. Именно это и позволяет говорить о демографической яме, в которую провалились сегодня вузы и предприятия Самарской области. Если учесть, что трудоспособное население составляет сейчас лишь 2/3 всех жителей региона (средний возраст — 39,9 года), а половина из них — старше 35 лет, становится понятным, что через 10-15 лет людей старше трудоспособного возраста станет больше, а вот занять вакантные места будет некому. Причиной современных демографических проблем стал кризис рождаемости в 90-х, спровоцированный экономическими и политическими причинами: в трудное время люди меньше всего были уверены в завтрашнем дне, депрессивные настроения в обществе повлияли и на планирование семьи.

Неуклонное снижение численности населения заставило государство предпринимать меры, направленные на повышение рождаемости: многодетные семьи стараются поощрять, молодым родителям обещают материальные блага. Однако результат «материального стимулирования» проявится в будущем, а где сегодня взять 17-18-летних?

Они их теряют

На самом дне ямы оказались самарские учебные заведения начального, среднего и высшего звена. Для них «бездетность» России обернулась форс-мажором: учить просто некого. Эксперты рисуют по-настоящему пугающие картины: во многих школах Самары сегодня нет даже первых классов, в других — количество классов сокращается: там, где раньше было 4-5 параллельных классов, осталось по одному Произошло и снижение среднего конкурса в самарские вузы: сегодня в них поступает как раз поколение, рожденное в 1990-1991 гг. (первый порог демографической ямы), а значит, недоставать студентов будет еще минимум 8-10 лет. Как признаются представители вузов, несмотря на то, что группы по многим специальностям все еще набираются, о толпах перед приемной комиссией пришлось забыть: раньше в Самарском государственном аэрокосмическом университете (СГАУ) тысячу студентов приходилось выбирать из 4-5 тыс. человек, а в этом году заявления подало всего 2-3 тыс. абитуриентов.

Начальник отдела рекламы и маркетинга Самарского государственного педагогического университета (СГПУ) Михаил Вершинин: «Для нашего вуза 2007 г. был последним, когда мы выпустили большие курсы студентов, рожденных в 80-е годы. Уже при последнем наборе мы столкнулись с тем, что недобор идет даже на бюджетные места. На такие малопривлекательные специальности, как география, начальное образование, конкурс вообще составляет один человек на место. И число абитуриентов будет сокращаться». Эксперты уверяют, что с проблемой недостатка абитуриентов столкнулись все вузы, даже те, которые вроде бы по определению находятся вне конкуренции, так как предлагают эксклюзивные для области специальности: СГАУ, Поволжский государственный университет телекоммуникаций и информатики (ПГУТИ). Здесь конкурс в среднем по вузу снизился на 3-4 человека на место. Это положение вполне оправданно с экономической точки зрения, ведь количество учебных заведений постоянно увеличивается, в том числе за счет коммерческих. Сегодня в Самарской области функционирует около 70 вузов. А вот число их студентов постоянно снижается, и конкуренция становится сильнее с каждым годом. Правда, доход вузы теряют неравномерно. Особенно сильно это бьет по карману гуманитарных вузов, чей набор специальностей дублируется коммерческими игроками, — СамГПУ, Самарского государственного университета (СамГУ). Техническим университетам выжить проще за счет того, что они могут поднимать цены на свои услуги до максимума. Михаил Вершинин: «Когда у вас самые высокие цены в регионе и большая маржа с каждого клиента — снижение количества клиентов несильно бьет по доходам. Если цены средние — то выживать, конечно, тяжело».

Недобор на бюджетные места немного компенсируется тем, что государство сегодня активно сокращает их количество. Если бы этого не происходило, вузы уже 2-3 года назад могли остаться вообще без коммерческих студентов. Однако есть и теневая сторона этого сокращения. Как рассказывают эксперты, вузам одновременно снижают дотации из государственного бюджета, часто приходится сокращать количество рабочих мест, ставки преподавателям. Последние вынуждены работать сразу в нескольких вузах, что чаще всего сказывается на качестве образования.

Самая же большая проблема вузов в том, что из-за недобора на бюджет, становится сложнее найти студентов платного образования. А для вузов платное образование — единственная возможность выжить в современной экономической ситуации: платить конкурентоспособные зар- платы преподавателям, обеспечивать студентов необходимыми учебными материалами, общежитием. Они не могут отказаться от работы с платниками, однако из-за того, что сегодня на бесплатные места могут попасть те, кто 3-4 года назад не имел такой возможности, привлекать студентов платного обучения становится все сложнее.

Рецепты от вымирания

По словам Михаила Вершинина, оставаться рентабельными в современных условиях вузы смогут, во-первых, если переориентируются на работу со взрослыми людьми, которым необходимы быстрые образовательные программы, и, во-вторых, если повысят стоимость услуг, чтобы получать прежний доход с меньшего количества студентов.

По первому пути пошли сегодня многие вузы, вводя у себя новые образовательные направления, дополнительное образование. Например, в СГПУ студенты могут в течение трех лет получить дополнительные квалификации «Переводчик в сфере профессиональных коммуникаций», «Менеджмент». В СамГУ также предлагают допобразование педагога и переводчика. Больший упор вузы делают на работу именно со взрослыми людьми: проводят краткосрочные курсы по менеджменту, маркетингу, заходят в нишу бизнес-образования. Например, Самарский государственный экономический университет (СГЭУ) открыл на своей базе Центр корпоративного развития, который предоставляет услуги по бизнес-образованию, MBA. В международном институте рынка (МИР) функционирует факультет дополнительного образования, а также Высшая школа бизнеса и корпоративного управления, где проводятся тренинги, семинары и обучающие программы для специалистов, нуждающихся в дополнительном образовании или переподготовке.

А вот при повышении цен на услуги возникает проблема. По словам Михаила Вершинина, студентов, которые собираются получить платное образование, мало интересует престижность вуза. Первое место среди факторов, влияющих на выбор места учебы, занимает стоимость курса, второе — бонусы (общежитие, дополнительные услуги). Кроме того, образовательный рынок давно стал рынком клиента — студенты, вернее, те, кто платит за их обучение, диктуют спрос на специальности самостоятельно в соответствии с модой. В связи с этим сегодня, например, российские вузы выпускают в 5 раз больше экономистов, чем нужно рынку, в 3-4 раза больше юристов. Сами вузы также стараются формировать моду на определенные специальности и ждут, что им в этом поможет государство: так, например, в следующем году ожидается сокращение количества юридических факультетов в непрофильных учреждениях, что позволит сделать более гибкой конкуренцию в этом сегменте.

При увеличении стоимости образования вузам приходится менять способы привлечения клиентов. Как отмечает руководитель отдела маркетинга ПГУТИ Александр Коновалов, работать с платными студентами приходится больше и плотнее. И сегодня в большинстве вузов появляются отделы маркетинга, в задачу которых как раз и входит разработка правильной стратегии поведения на рынке.

Михаил Вершинин: «У нас уже 5 лет существует отдел маркетинга, мы — не лидеры рынка и вынуждены бороться за свои доходы. Предпочтения студентов сильно изменились, и мы должны их отслеживать, чтобы понимать, какой продукт им предложить». Г-н Вершинин говорит, что в СГПУ сейчас внедряются льготы для платников, но чаще всего это мало влияет на выбор учебного заведения. Более действенно, по мнению экспертов, не формирование пакета допуслуг и льгот, а корректировка набора специальностей под требования рынка. Александр Коновалов: «Мы отслеживаем потребности студентов, выпускников, работодателей. Стараемся так сформировать свои учебные планы, чтобы наш продукт был востребован на рынке и наши выпускники не оставались без работы, соответственно, это формирует имидж успешного вуза и позволяет нам развиваться».

Продукт вузов невостребован

Кроме вузов пленниками «демографической ямы» стали предприятия региона и кадровые агентства, которые вынуждены перестраиваться на работу с рынком клиента и придумывать новые способы привлечения работников. Сегодня доля населения моложе трудоспособного, то есть кадровый резерв, составляет всего 14,7%. Директор ассоциации по подбору кадров «Гелиос» Ольга Солнцева рассказывает: «Молодежь, вступающая в трудоспособный возраст до 2025 г., возместит сокращение рабочей силы лишь на 80%. Эксперты прогнозируют, что наиболее драматичным окажется период 2011-2015 гг., на который придется около 40% всех потерь двадцатилетия». К этому времени компаниям нужно менять свою политику, продумывать методы решения, чтобы не оказаться без работников вообще.

Ольга Солнцева: «Грядущий кадровый кризис может поставить под сомнение не только удвоение валового внутреннего продукта, но и конкурентоспособность значительной части российских предприятий. В конечном счете речь идет о конкурентоспособности всей российской экономики. Остается совсем мало времени, чтобы минимизировать возможный ущерб».

Сложность ситуации на кадровом рынке связана не только с прямым недостатком специалистов: во многих сегментах их просто переизбыток (это касается бухгалтеров, экономистов, юристов, менеджеров, банковских работников), и в условиях кризиса многие из них не смогут найти работу. Причина этого опять же в клиентоориентированности рынка образования: профессии себе выбирают сами студенты, исходя из своих представлений о том, какая профессия позволит больше заработать. В обществе существуют стереотипы о том, кто может лучше всего устроиться в жизни: и экономисты, юристы, финансисты здесь на первых местах. Действительно же необходимые работодателям специальности, в первую очередь рабочие, не пользуются популярностью, считаются непрестижными. Между тем спрос на специалистов с техническим образованием, ИТР, а также работников со средним специальным образованием, по прогнозам, приведенным на образовательном портале Самарской области, к 2008 г. составил 15,8 тыс. человек, а предложить образовательные учреждения смогли только 11 тыс. И эта проблема, по словам директора ККЦ «Интеллект» Юрия Грачева, будет только усугубляться: «Сегодня в вузы могут попасть даже те, кто до этого не имел подобной возможности. С тройками в аттестате — на бюджетные места, где недобор, с низкими баллами ЕГЭ — на платные места совершенно без ограничений». В итоге на рынке в 2008 г. профицит выпускников вузов составляет 38%: вузы предлагают 35,5 тыс. выпускников с высшим образованием, а реальная потребность существует только в 13,7 тыс. человек.

«Государство обратило внимание на подъем экономического сектора, восстанавливаются заводы, предприятия, а работать здесь некому», — сетует г-н Грачев. Эксперты надеются, что государство будет оказывать помощь специальным образовательным учреждениям, повышать престиж рабочих профессий, так как если вопрос не будет решен, то экономическое развитие остановится.

Эйчары откажутся от дискриминации

Директор кадрового агентства «Альтернатива» Лариса Мартынова рассказывает, что сегодня сами работники кадровых служб предприятий понимают: очередь из желающих устроиться на работу кончилась, интерес к должностям у соискателя нужно формировать. По прогнозам экспертов Ассоциации консультантов по подбору персонала (АКПП), кадровый голод приведет к спекуляциям на рынке труда и необходимости пересмотра устоявшейся системы ценностей и мотивации сотрудников.

Лариса Мартынова отмечает, что сегодня в разы возросло количество обращений в кадровые агентства по поиску специалистов со средним образованием. Случаев, когда агентствам приходится консультировать работодателей по этим специальностям, стало в 1,5 раза больше. Раньше такая работа шла только с топ-менеджерами

Чтобы избежать кадрового голода или, как минимум, снизить его последствия, Ольга Солнцева советует эйчарам предприятия исключить дискриминацию по гендерным и возрастным признакам, отказаться от так называемых стрессовых интервью, соблюдать все условия найма, которые были заявлены. «Отбор сотрудников должен происходить не только по формальным критериям. Необходимо учитывать индивидуальную атмосферу, присущую тому или иному предприятию, фирме, и подбирать людей, исходя в том числе и из этих положений. Условия найма, предлагаемые компанией, должны соответствовать тем требованиям, которые предъявляются к специалистам», — говорит г-жа Солнцева. Все это диктует рынок соискателя.

А вот директор самарского офиса компании Kelly Servises Инна Подпорина считает, что выходом из сложившейся ситуации может стать практика привлечения специалистов на низшие должности из других регионов. Сегодня миграционный прирост в области в основном обеспечен за счет обмена населением со странами ближнего зарубежья при достаточно незначительной доле межрегиональной миграции. Однако, по мнению экспертов, последний показатель будет расти. «Раньше в других регионах искали только высокооплачиваемые кадры: директоров, глав филиалов, руководителей. Теперь же, я думаю, нам стоит попробовать искать подобным образом и рядовых сотрудников. Причем не только в других регионах, но и в малых городах Самарской области. Привозить их в Самару, обеспечивать общежитиями. Это позволит работодателям сэкономить: не повышать уровень зарплат, а только улучшать соцпакет», — советует г-жа Подпорина.

Итак, эксперты рынка образования считают, что вузам сегодня, чтобы выбраться из демографической ямы, придется серьезно пересматривать свою политику, искать новые средства получения дохода. В будущем количество игроков на рынке, возможно, будет сокращаться, причем заниматься этим будет государство, так что конкуренция станет спокойнее. Однако в борьбу за выпускников на серьезном уровне вступят профучилища и техникумы. Сегодня рассматривается предложение о том, чтобы дать учащимся таких заведений возможность, проучившись два года, получать степень технического бакалавра. Специалисты прогнозируют, что это приведет к росту популярности подобных учебных заведений, оттоку абитуриентов из вузов. Но в итоге данная мера позволит в некоторой степени утолить кадровый голод предприятий «синими воротничками».

мнение

Компании затягивают у себя на шее «квалификационную петлю»
Ольга Солнцева
директор центра кадрового консалтинга «Гелиос»:
— Сегодня на кадровом рынке недостаточно специалистов, которые полностью отвечают качественно новым требованиям работодателям. Это приводит к тому, что потребность предприятий в кадрах не может быть удовлетворена полностью. Такую ситуацию назвали «квалификационной петлей»: предприятию нужны работники, подходящих подо все требования кандидатов на рынке нет, а значит, будут востребованы специалисты, имеющие даже небольшие навыки в необходимой отрасли. Они смогут выбирать наиболее выгодные предложения. Все это может привести к тому, что работодатель будет вынужден чаще закрывать глаза на недостатки в работе сотрудников (заменить-то некем). При этом если работа по обучению кадров не проводится или недостаточна, если нет хорошо отработанного института наставничества, то компания, набирая специалистов с навыками ниже требуемого уровня, сама затягивает «квалификационную петлю» у себя на шее: она может просто не выдержать конкуренции на собственном рынке из-за непрофессионализма сотрудников и закрыться. Чтобы не пришлось уходить с рынка, работодателю придется каждый год увеличивать свои затраты на привлечение, оплату персонала и работу с ним.

опыт

Как СПЗ рабочие вакансии закрывает
Александр Голубев
директор по персоналу и общим вопросам ОАО «Самарский подшипниковый завод»:
— Нашему предприятию с кадровым голодом приходится сталкиваться постоянно. Проблемы существуют именно с рабочими кадрами: тех специалистов, которых нам сегодня предлагают учреждения начального и среднего образования, явно недостаточно. Причины две: первая — это именно демографический кризис, учить и брать на работу просто некого, а второе — это еще и проблема профессионального образования, которое выпало из сферы интересов предприятий в 90-е гг. Я думаю, что в ближайшее время ситуация радикально не изменится. Образовательные учреждения, не получая заказов от предприятий, стали выживать как могут. Часть училищ просто перепрофилировали свои учебные программы, стали выпускать менеджеров, официантов, парикмахеров, тех, кто был востребован.
Мы плотно сотрудничаем с оставшимися на плаву профессиональными образовательными учреждениями: это лицеи, колледжи, мы формируем для них заказ, мы определяем свои потребности в тех или иных специалистах, ну и обговариваем в какой-то степени, какими бы мы хотели видеть наших рабочих. Это позволяет им в какой-то мере формировать свои учебные программы под потребности промышленного производства. Мы выбрали сейчас несколько базовых учебных учреждений: это, например, 49-й лицей, с которым у нас выстраиваются особые отношения. Мы готовы помогать им финансово, предоставляем места для прохождения практик, устраиваем выпускников на работу, те, кто проходит практику, могут полноценно работать, получать зар- плату. Мы готовы обучить и мастерский состав: понятно, что уровень оборудования растет, технологии становятся сложнее, училищам не по карману держать у себя такую материальную базу. Мы же предоставляем материальную базу, прикрепляем к группам наставников, которые учат работе на сложном оборудовании.
Кроме того, приходится сегодня брать неквалифицированных специалистов, чтобы обеспечить их дальнейшую переподготовку. У нас есть свой базовый учебный центр, где мы новичков обучаем, приставляем наставника, который затем объясняет практическую часть работы. А чтобы заинтересовать новобранцев, мы в прибавку к невысокой поначалу зарплате платим им стипендию от 5 тыс. до 9 тыс. руб.
Сегодня мы столкнулись с такой проблемой: мы готовим себе кадры, работаем с ними еще в образовательных учреждениях, но почти 90% из выпускников— это мужчины, юноши, и естественно, что после выпускных экзаменов их призывают в армию. В наших планах — добиться отсрочки от армии на год для выпускников среднего и начального образования. Наша цель понятна: пусть ребята год поработают на заводе, осмотрятся, привыкнут к коллективу, тогда шансы, что, вернувшись из армии, они снова придут к нам, увеличатся. Сейчас, к сожалению, происходит так — пришел специалист, поработал месяц, его призвали, потом обратно на завод он не возвращается, так как еще не привязан к нему, не успел определиться с выбором. Если бы на уровне государства или региональных властей этот вопрос можно было бы решить — это была бы реальная, серьезная помощь.
И еще один шаг, который мы сегодня сделали навстречу своим кадрам: естественно, работников мы ищем не только в Самаре, но и в области, в малых городах, и за ее пределами: в сферу наших интересов попадают Саратов, Ульяновск, Димитровград. И обеспечиваем работников жильем: для одиноких мужчин у нас есть общежитие, а для женщин и семей — компенсация аренды жилья. Если, например, двое членов семьи работают у нас на предприятии, эта компенсация позволяет им оплачивать 50-60% от стоимости жилья в нашем районе: это Кировский, Безымянка.

мнение

Финансовый кризис выбросит специалистов на рынок труда, но проблему кадрового голода это не решит
Оксана Воронова
директор по развитию кадрового агентства «Бизнес-персонал»:
— Кадровый голод на рынке, безусловно, присутствует. Ситуация тревожная во многих отраслях, особенно большой дефицит среди рабочих специальностей: станочников, электрогазосварщиков, электромонтеров, строителей различных специальностей. Сегодня финансовый кризис еще больше усложнил эту ситуацию: с одной стороны, во многих компаниях идут крупномасштабные сокращения, и мы понимаем, что вскоре на бирже труда окажется много менеджеров, банковских работников, экономистов. С другой стороны, существующего пробела в дефицитных специальностях они не восполнят: ну не пойдет же бухгалтер на электромонтажника переучиваться. Да, говорить о повышении зарплат в существующих условиях не приходится, предприятия будут стараться минимизировать потери, пережить кризис, однако тем, кто останется на рынке, снова будут нужны специалисты, которых сейчас нет. Экономика России постепенно поднимается, развиваются заводы, а вот работать на них некому. И эту ситуацию никакой кризис не решит. Вся надежда — на правильный подход государства к пропаганде рабочих профессий и на правильную стратегию самих предприятий, которые должны быть готовы разрабатывать привлекательные предложения для будущих специалистов.

Многие вузы не работают на рынок труда, а подстраиваются под мифы об успешной карьере

Дмитрий Овчинников
министр образования и науки Самарской области:
— С 1998 г. система образования потеряла 39% учащихся. Мы вынуждены были сокращать персонал и закрывать школы. Но есть и положительные моменты: возросшая конкуренция за детей и, как следствие, повышение качества образовательных услуг. Механизм такого соревнования прост: для привлечения учащихся (а значит, и бюджетных средств) учреждение вынуждено следить за качеством преподавания, расширять спектр образовательных услуг.
Мнение работодателей о том, что сегодня снижается качество образования из-за того, что конкурс на бюджетные места в вузах слишком мал, а на платное обучение берут практически всех желающих, обоснованно. После открытия рынка услуг профобразования государство, по сути, отстранилось от его регулирования. Как следствие — огромное количество разного рода филиалов частных организаций, многие из которых под видом «платного профобразования» просто продавали документы о высшем образовании. Такие вузы работали не на рынок труда, а на удовлетворение искаженных представлений населения об успешной карьере. А иногда и сами формировали мифы общественного сознания. Результат — неудовлетворенные амбиции молодых специалистов, пополняющих армию безработных.
Сегодня государство заявляет, что в ближайшее время устранит диспропорцию между потребностями рынка труда и структурой подготовки специалистов. Для этого нужно обеспечить взаимодействие работодателя с учреждениями начального и среднего образования. Но это сложный процесс. Работодатель в виде налогов оплачивает услугу по подготовке кадров, но требуемых кадров не получает. Убедить его в продуктивности госсистемы образования можно только в случае, если он сам примет участие в организации и контроле качества образовательного процесса. Несколько лет назад был создан региональный Совет по кадровой политике при губернаторе, который находит решения в области подготовки кадров. Одним из них стал конкурс инновационных учреждений начального и среднего профобразования, который проводится в рамках нацпроекта второй год. В 2008 г. 8 учреждений нашего региона получили федеральную грантовую поддержку в объеме около 200 млн руб. Столько же вкладывают в их развитие облбюджет и предприятия.
Еще одна проблема — миф, что хорошие деньги можно получать, только имея высшее образование. Рабочие профессии непрестижны. В 2008 г. мы решили качественно изменить формат профориентации старшеклассников и в сентябре провели первую телекоммуникационную конференцию, где приняли участие старшеклассники 3 городов области, с одной стороны, и представители работодателя — с другой. Так мы нивелируем диспропорцию рынка труда и обеспечим учреждения студентами.


Самое читаемое
  • Россиянам стали доступны переводы через СБП в пять странРоссиянам стали доступны переводы через СБП в пять стран
  • «Но если есть в кармане пачка...». С 1 января Владимир Путин повышает цены на сигареты«Но если есть в кармане пачка...». С 1 января Владимир Путин повышает цены на сигареты
  • Силовики оставили 8 тыс. сотрудников Wildberries без работыСиловики оставили 8 тыс. сотрудников Wildberries без работы
  • Генеральный директор УК «Уральская Сталь» Денис Сафин встретился со студентами МИСИСГенеральный директор УК «Уральская Сталь» Денис Сафин встретился со студентами МИСИС
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.