Подписаться
Курс ЦБ на 01.12
74,89
84,82

Личное банкротство контролирующих бизнес лиц: кому и как определять изъятие жилья

Юлия Нестеренко
Юлия Нестеренко. Иллюстрация: пресс-служба ЮС КОГЕНС

«45 кв. м в элитном жилье совсем не равно 100 кв. м в бараке». Инициатива власти о возможности изъятия единственного жилья у лиц, контролирующих обанкротившийся бизнес, вызывает немало вопросов.

Партнер ЮС  КОГЕНС Юлия Нестеренко рассказала DK.RU, почему в инициативе властей изымать единственное жилье в случае процедуры банкротства физических лиц пока больше вопросов, чем ответов:

— Еще совсем недавно мы бурно обсуждали новые позиции Верховного суда по привлечению контролирующих бизнес лиц к субсидиарной ответственности, а с весны этого года как гром среди ясного неба прогремели позиции Конституционного и Верховного судов о возможности изъятия единственного жилья в процедурах банкротства физических лиц.

Ключевая мысль: контролирующее должника лицо (КДЛ) несет ответственность по обязательствам подконтрольного общества, если не докажет, что банкротство наступило вследствие обстоятельств, на которые оно не влияло и не могло повлиять. Основаниями для привлечения могут быть:

  • использование бизнес-модели, ущемляющей права кредиторов;
  • получение выгоды в результате совершения сделки;
  • непередача документов управляющему в ходе процедуры банкротства и многие другие.

Контролирующим лицом с учетом сложившейся практики могут признать не только директора и участника, но и главного бухгалтера или даже юриста.

При подготовке к собственному банкротству КДЛ были уверены, что единственное жилье защищено исполнительским иммунитетом, вкладывались в дорогие коттеджи и квартиры, будучи абсолютно спокойными за их судьбу.

Однако при банкротстве КДЛ как физлица, долги компании не списываются, освобождение от субсидиарной ответственности не происходит.

Вкратце позиции Конституционного и Верховного судов сводятся к следующему: суды могут обращать взыскание на жилье должников при соблюдении ряда условий:

— должника нельзя оставить без жилища площадью меньше, чем предоставляется по соцнайму;

— должника нельзя выселить в другое поселение, если он сам на это не согласен;    

— должно быть учтено соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга;

— не отбирание, а замещение. Должник и члены его семьи должны получить взамен жилище, пригодное для проживания, площадью не меньшей, чем по социальным нормам;

— замещение жилья должно происходить в пределах того же населенного пункта (иное может быть в рамках крупных городских агломераций);

— единственное жилье можно продать только тогда, когда это будет иметь реальный экономический смысл, продавать с целью наказания недопустимо;

— должник может лишиться своего единственного жилья только после того, как станет собственником замещающего. Финансирование покупки происходит из конкурсной массы должника либо за счет финансового управляющего или кредиторов.

На практике возникает больше вопросов, чем ответов:

Критерий «излишества»

Однокомнатная квартира в элитном ЖК площадью 45 кв. м и ценой 15 млн руб., в которой живут два человека. Значительного превышения социальных норм нет, но стоимость… Или четырехкомнатная квартира в аварийном бараке: социальные нормы превышены, но цена явно не будет интересна кредиторам.

Правило о выборе того же населенного пункта. Как быть с крупными городами?

Даже в Екатеринбурге, самом компактном городе-миллионнике, переезд из одного района в другой существенно ухудшит условия жизни должника и членов его семьи.

Конечное сальдо в результате «замещения» не должно быть «малозначительным» в контексте размера требований кредиторов. Но каковы критерии?

Поможет ли продажа квартиры стоимостью 10 млн руб. при реестре требований кредиторов в 1 миллиард?

Право собственности на новое жилье должно возникнуть у должника до прекращения собственности на старое — как это реализовать технически?

Верховным судом предложен вариант, когда кредитор приобретает «замещающую» квартиру, должник переселяется в нее, и только потом продается «роскошное» жилье. Если продажа с торгов не компенсирует затраты на «замещение» — это риски кредитора.

Основной вопрос — будет ли это осуществляться только при наличии признаков злоупотребления правом со стороны должника (привлечением к субсидиарной ответственности этот факт установлен)?

Пока судебной практики о разрешении подобных вопросов в отсутствии признаков злоупотребления правом нет, но, с учетом «прокредиторской» направленности судов, не исключено, что отбирать (т.е. замещать) роскошное жилье будут все чаще, тем более у привлеченных к субсидиарной ответственности контролирующих лиц, уже допустивших ущемление прав кредиторов подконтрольной компании.

Самое читаемое
  • Ровно в полночь Россия закроет границы для стран, где обнаружен новый штамм COVID-19Ровно в полночь Россия закроет границы для стран, где обнаружен новый штамм COVID-19
  • Рестораны Friends возвращаются в ЕкатеринбургРестораны Friends возвращаются в Екатеринбург
  • В России появятся новые «границы бедности» с учетом инфляцииВ России появятся новые «границы бедности» с учетом инфляции
  • Екатеринбургского блогера Устинова приговорили к 14 годам колонии строгого режимаЕкатеринбургского блогера Устинова приговорили к 14 годам колонии строгого режима
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.