Подписаться
Курс ЦБ на 17.08
61,42
62,35

Чем рискуют компании, покидающие Россию, и те, кто остался — адвокат Павел Репринцев

Павел Репринцев
Павел Репринцев . Иллюстрация: личный архив

Как не стать фигурантом уголовного дела после продажи бизнеса, почему амнистии предпринимателей ждать не стоит, а рост интереса к ним со стороны правоохранителей неизбежен — в материале DK.RU.

Адвокат Павел Репринцев, советник в компании INTELLECT, специализируется на защите предпринимателей по уголовным делам экономической, должностной и коррупционной направленности, в том числе по делам о преступлениях в сфере налогового, финансового права и других «беловоротничковых преступлениях».

Он отмечает: пока власти положили в стол проект закона, предусматривающего наказание до 10 лет лишения свободы за соблюдение антироссийских санкций, компаниям дают цивилизованно уйти из страны, а некоторые статьи УК РФ декриминализовали. Тем не менее, в «новой реальности» число уголовных дел в отношении бизнеса вырастет.

С конца февраля чиновники выступали с десятками инициатив, касающихся бизнеса. Фигурировали и связанные с введением новых уголовных статей. Что «материализовалось»?

— Основные изменения, внесенные в уголовный кодекс в последние месяцы, связаны с публичной сферой, СМИ. Это так называемые законы о фейках, дискредитации вооруженных сил: ст. 207.3 УК РФ «Публичное распространение заведомо ложной информации…», ст. 280.3 УК РФ «Публичные действия, направленные на дискредитацию ВС РФ» и ст. 284.2 УК РФ «Призывы к введению мер ограничительного характера…».

В конце июня Черемушкинский районный суд Москвы отправил под арест на два месяца президента адвокатской палаты Удмуртии Дмитрия Талантова. Его подозревают в публичном распространении ложных сведений о российской армии по мотивам ненависти или вражды (ч. 2 ст. 207.3 УК).

Муниципальный депутат Красносельского округа Москвы Алексей Горинов получил семь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима по делу о публичном распространении заведомо ложной информации об использовании ВС РФ с использованием служебного положения. Я не могу комментировать дела, которые не веду как адвокат, но вышеуказанные примеры красноречиво свидетельствует, чем на сегодняшний момент больше всего озабочено государство, в чем оно видит опасность.

Что касается бизнеса, мы видим запрос на сопровождение административных и уголовных дел, связанных с уходом компаний, где учредителями и участниками обществ являются иностранные граждане и иностранные организации. Если соответствующие риски реализуются. Пока ни к кому из наших клиентов правоохранительные органы не пришли с претензиями по поводу объявления об уходе с рынка Российской Федерации, закрытия, продажи бизнеса или релокации сотрудников. Тем не менее, предприниматели обеспокоены. 

Весной одной из самых обсуждаемых в среде адвокатов по уголовным делам инициатив был проект федерального закона, согласно которому следование антироссийским санкциям должно считаться тяжкой формой злоупотребления полномочиями. Его авторы предлагали дополнить часть вторую статьи 201 «Злоупотребление полномочиями» УК РФ квалифицирующим признаком «совершенное в целях исполнения решения иностранного государства, союза иностранных государств или международной организации о введении мер ограничительного характера против Российской Федерации». И ввести наказание до 10 лет лишения свободы как за тяжкое преступление (срок давности по такой категории дел — десять лет).

Эти изменения не были приняты, произойдет ли это в перспективе, сказать сложно, потому что все стремительно меняется. Пока же компании открыто заявляют, что по разным причинам не могут продолжать работать в России, и не несут за это ответственности. Бизнесу дают цивилизованно уйти, продать активы, или выделить организацию для работы только на территории Российской Федерации.

В целом, на сегодняшний момент новых законов, утяжеляющих уголовную ответственность бизнеса, не принято. Даже есть изменения, снижающие подобные риски: весной в уголовно-процессуальный кодекс внесли изменения, согласно которым правоохранительные органы должны проводить проверки по составам, связанным с уклонением от уплаты налогов и сборов, только на основании материалов, поступивших из налогового органа.

А как было?

— Следственный комитет, которому подведомственны эти составы, мог самостоятельно, без направления материалов из налоговых органов, инициировать проведение проверки, возбуждать уголовные дела. В связи с этим возникали парадоксальные ситуации: налоговый орган заявлял, что не имеет претензий к бизнесу, однако правоохранители проводили следственные мероприятия и устанавливали факты уклонения от уплаты налогов и сборов

Новая формулировка — «на основании материалов, поступивших из налогового органа» — довольно размытая. Пока не до конца понятно, что именно должны предоставить налоговики. Практика показывает: чтобы приступить к своей проверке, Следственный комитет должен получить акт налоговой проверки, решение по нему и требование об уплате задолженности по налогам и сборам. Если по истечение срока, указанного в требовании, налогоплательщик не погасит задолженность, материалы передаются в СК.

Я считаю подобное изменение большим плюсом — у бизнеса появилась гарантия: если компания оплатила все налоги и сборы, по этому поводу СК к ней не придет, и повторной проверки не будет. 

В то же время налоговых составов меньше не стало, хотя, по логике, это должно было произойти после увеличения пороговой суммы ущерба. На мой взгляд, отсутствие ожидаемого эффекта говорит о том, что налоговые органы стали еще тщательнее проводить предпроверочный анализ: они понимают, в какие компании стоит идти с проверкой, с кого можно взыскать средства в пользу бюджета.

Многие компании сегодня меняют владельцев. Можно предположить, что число сделок по продаже бизнеса в ближайшее время будет расти. О чем должны позаботиться собственники, топ-менеджеры перед совершением сделки, чтобы к ним не возникло претензий в дальнейшем?

— Действительно, сейчас бизнес активно покупается и продается — кто-то хочет выйти из состава участников, кто-то продать компанию и уехать. Это не только иностранцы, но и граждане Российской Федерации. Закономерно возникают вопросы, связанные не только с продажей бизнеса, но и с последующим аудитом.

С одной стороны, в таких сделках есть риск покупателя: в спешке можно приобрести «кота в мешке» — актив, который не соответствует ожиданиям. С другой, существует риск продавца.

До сделки покупатели не всегда владеют исчерпывающей информацией о финансовой и хозяйственной деятельности организации, ее текущем состояния. Получив все документы, они начинают разбираться и иногда обнаруживают нюансы, которые могут обернуться уголовными рисками для бывших собственников и топ-менеджеров.

Типичный пример — незакрытые займы. Порой учредитель кредитует организацию, порой организация кредитует учредителя. Важно понимать, что беспрецедентные займы, выдача денег под отчет — это не всегда вывод средств, связанный с личным обогащением. Но учетная дисциплина у предпринимателей нередко хромает: они о чем-то забывают, на что-то закрывают глаза. Новый собственник обнаруживает разрывы и делает вывод: обществу причинялся ущерб. Он обращается в правоохранительные органы. В результате может быть возбуждено уголовное дело по поводу мошенничества/хищения (ст. 159 УК РФ) или злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ).

Нередко бывает, что директор компании и собственник — одно лицо. Может ли он похитить сам у себя? Удивительно, но может — такова уголовная практика. Позиция правоохранительных органов: есть созданное гражданином юридическое лицо, он 100% участник общества, но между ним и этим лицом взаимоотношения строятся на гражданско-правовой основе. Собственник имеет право на получение дивидендов и распределение прибыли, но залазать в карман своей организации не должен.

Поэтому, продав в спешке даже успешный бизнес, можно оказаться в неприятной ситуации. Если собственники бизнеса находятся за границей, а менеджмент — в России, и уезжать не планирует, отвечать придется ему.

Каков срок исковой давности по таким статьям? Могут ли владельцы компаний или менеджеры застраховать себя от этих рисков?

— По делам о хищениях срок давности — 10 лет. Большой вопрос, какой будет глубина аудита. Как правило, она составляет три года. В целом, статья 201 УК — «резиновая» (впрочем, как и статья 159 УК). Что значит злоупотребить? Например, принять решение, требующее коллегиального обсуждения, не согласовав его с другими участниками общества.

Владельцы и топ-менеджеры должны просто иметь в виду, что такие риски есть, и перед продажей бизнеса провести собственный аудит, выяснить у бухгалтера, выдавались ли деньги под отчет, были ли они возвращены. Кстати, если в компании выплачивались сверхбольшие бонусы, может возникнуть вопрос: были ли для этого основания, и не было ли это формой хищения.

Не скажу, что подобных историй много, и они связаны с реакцией на 24 февраля. Но времени прошло мало, а бизнес уходит крупный. В таких компаниях всегда можно найти какие-то нестыковки. Думаю, сейчас вопрос «поиска» лежит не столько в уголовно-правовой плоскости, сколько в политической воле. Как говорится, было бы желание. Пока у властей его нет, и мы не видим и не слышим о показательных уголовных процессах по таким делам.   

То есть, пока отношение властей к уходящим компаниям можно назвать терпимым и лояльным. А делаются ли какие-то шаги навстречу тем, кто остается?

— Разве что введен мораторий на применение административной ответственности по валютным нарушениям, связанным с внешнеэкономической деятельностью. Эта статья очень объемная. Если коротко, речь идет об освобождении от ответственности за невозвращение валютной выручки, невозвращение средств за не ввезенные в Россию товары или услуги зарубежного поставщика. Сейчас много замороженных контрактов, ведь товарооборот с западными странами фактически остановлен. И было бы неправильно привлекать к ответственности руководителей компаний, оказавшихся в заложниках ситуации. 

Еще российские власти частично декриминализовали статью 146 УК РФ — нарушение авторских и смежных прав. Был принят закон о параллельном импорте, в Россию уже завозится техника без согласия правообладателей. Уголовной ответственности за это никто не несет. То же самое можно проецировать на программное обеспечение западных компаний.

В случае с ПО обычно приходит системщик и устанавливает пиратскую версию. Это вряд ли попадает под понятие «параллельный импорт»…

— Это точно не параллельный импорт. Но если в стране нет правообладателя или лица, представляющего его интересы, то некому и пожаловаться на нарушение прав. Уголовное дело просто не получится расследовать — где взять стоимостную характеристику ПО, чтобы определить ущерб? Кто выступит потерпевшим?

Замечу, что в России перестали возбуждать уголовные дела по установке ОС «Windows» без лицензии. Хотя на половине компьютеров в стране она «пиратская». Почему? Потому что Microsoft не считала нужным этим заниматься. В отличие, к примеру, от фирмы «1С», выпускающей одноименное ПО.

Весной то и дело вносились предложения об амнистии предпринимателей: объединение «Деловая Россия» обращалось к премьеру Михаилу Мишустину, партия «Справедливая Россия» вносила законопроект в Госдуму. Тронулся ли куда-то этот «воз»?

— Законопроектов было много, в настоящий момент ни один не принят. Предлагали, в частности, освободить предпринимателей, отбывающих наказание по нетяжким составам и составам средней тяжести. Но давайте честно: по таким составам никто из предпринимателей и не сидит — у нас нет такой практики. Бизнесмены, отбывающие наказание в тюрьмах, приговорены по тяжким составам. Самый распространенный — статья 159 УК РФ, часть 4 («Мошенничество, совершенное организованной группой, либо в особо крупном размере»). С ней связаны в том числе очень резонансные дела. Если амнистировать, то всех. Думаю, государство к этому не готово.

На ваш взгляд, в условиях санкций и проблем в экономике уголовных дел в отношении бизнеса станет меньше?

— Я думаю, уголовных дел будет больше, поскольку диапазон возможностей для развития экономики сужается. Наш бизнес и так сильно завязан на государство, а в сегодняшней ситуации все прекрасно понимают: основным драйвером экономики будет госзаказ. У кого остались деньги? У государства и госкорпораций. Государство будет стимулировать попавшие под санкции отрасли — а это практически все сферы экономики — и контролировать расходование средств. Значит, будут проверки, которые могут выливаться в уголовные дела.

Тема откатов/коммерческого подкупа будет актуальной. Ресурсов становится меньше. Что делать? Искать варианты и способы, например, предложить лицу, принимающему решение, деньги за «содействие». Или, наоборот, попросить деньги за «помощь». Думаю, коррупционная составляющая в стране усилится.

Дел по статьям, связанным с уклонением от выполнения налоговых обязательств, тоже станет больше. Если у бизнеса будет с чего платить налоги, он, наверное, постарается их оптимизировать. В свою очередь налоговые органы могут расценить подобные попытки как противозаконные. Это повлечет за собой рост числа проверок и уголовных дел.

Вероятно, увеличится число дел о мошенничестве при получении кредитов. Порой, чтобы получить одобрение, компаниям приходится что-то приукрашивать. Если с возвратом кредитных средств возникнут проблемы, а проверка покажет, что бизнесмен указал недостоверные сведения, исход дела очевиден.

Не хотелось бы нагнетать, но, когда начинаются серьезные проблемы в экономике, число уголовных дел растет.

Читайте также на DK.RU:

Как не поднять статью с пола за налоговое преступление или мошенничество — Павел Репринцев

Владелец невиновен, но бизнес штрафуют на миллионы — Павел Репринцев о наказании за откат

Самое читаемое
  • Как «сэкономить» 1,5 млрд в год на срезанном асфальте. История одного ревизора, наши дниКак «сэкономить» 1,5 млрд в год на срезанном асфальте. История одного ревизора, наши дни
  • «Тогда Twitter — Щебетальня». Маркетплейс Wildberries провел ребрендинг и обрусел«Тогда Twitter — Щебетальня». Маркетплейс Wildberries провел ребрендинг и обрусел
  • Россия получила украинские месторождения полезных ископаемых на $12,4 трлнРоссия получила украинские месторождения полезных ископаемых на $12,4 трлн
  • В Екатеринбурге сгорело фермерское кафе владельца «Медвежьей пади»В Екатеринбурге сгорело фермерское кафе владельца «Медвежьей пади»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.