Подписаться
Курс ЦБ на 28.09
58,17
55,99

Не по своей воле: как честные бизнесмены становятся соучастниками преступлений

Слева направо: Александр Белослудцев, Александр Апексимов, Владислав Ташланов
Слева направо: Александр Белослудцев, Александр Апексимов, Владислав Ташланов. Иллюстрация: Адвокатская контора №22 «Магнат» СОКА

«Если у вашего контрагента есть задолженность, то проведение по его просьбе «транзитных» операций и иные формы переуступки могут посчитать пособничеством в уходе от уплаты налогов».

Ведение бизнеса всегда сопряжено с определенными рисками. Сегодня от клиентов нет отбоя, а завтра ваш продукт выходит из моды. Сегодня у компании отличная репутация, а завтра один негативный отзыв на специализированном сервисе формирует вокруг компании негативный информационный фон. Сегодня вы уверены в своем контрагенте, а завтра выясняется, что он не самым честным образом ведет дела. О том, как проблемы контрагента могут повлиять на бизнес, рассказали адвокаты Адвокатской конторы № 22 «Магнат» СОКА Александр Апексимов, Александр Белослудцев и Владислав Ташланов.

Неверное движение — и вы в картельном сговоре

Не по своей воле: как честные бизнесмены становятся соучастниками преступлений 1Александр Апексимов:

— Многочисленные изменения в законодательстве должны (по задумке) снижать давление на бизнес. На практике все несколько сложнее. Правоприменители в погоне за хорошей статистикой зачатую увеличивают количество лиц, вовлеченных в совершенное преступление. Так, в качестве соучастников к ответственности привлекаются предприниматели, не осведомленные о преступных намерениях бизнес-партнеров или контрагентов.

Действия добросовестного предпринимателя, которые могут быть квалифицированы силовиками как пособничество в совершении преступления:

— осуществление «транзитных» операций по просьбе контрагента;

— оплата по письмам в адрес третьих лиц;

— оплата по договорам цессии;

— иные формы переуступки и взаимозачеты.

Эти обстоятельства при наличии налоговой задолженности у контрагента могут квалифицироваться как пособничество в сокрытии денежных средств от уплаты налогов и сборов, облегчение контрагенту совершения иного преступления или способствование в сокрытии следов преступления.

Кроме того, действия добросовестного предпринимателя и контрагента-правонарушителя могут расцениваться как совместное совершение преступления. Так, участие в государственных закупках по «просьбе» своего партнера, предоставление по его инициативе коммерческих предложений в адрес заказчика и иные действия могут быть интерпретированы как картельный сговор. Наказание за такое преступление — привлечение организаций к административной ответственности по ст.14.32 КоАП РФ или к уголовной по ст.178 УК РФ. Ответственность предпринимателя наступает в случае, если он осведомлен об истинном характере совершаемых им операций и о преступных намерениях контрагента.

В отсутствии прямых доказательств преступного сговора интерпретация «косвенных» доказательств лежит в области субъективной оценки правоохранительными органами. В качестве таковых могут быть использованы любые сведения о значительной вовлеченности предпринимателей в деятельность друг друга, сведения о наличии личных дружеских отношения между предпринимателями и т.д.

Свою добросовестность еще надо доказать

Не по своей воле: как честные бизнесмены становятся соучастниками преступлений 2Александр Белослудцев:

— Финансовые проблемы должника могут отразиться на бизнесе кредитора. В первую очередь у должника может не быть возможности исполнить обязательство перед кредитором.

Существование просроченного, еще хуже безнадежного долга, не может не отразиться на оценке стоимости активов и финансового состояния кредитора. Если такая оценка проводится контрагентами перед заключением значимых контрактов либо банками при одобрении кредита, высокий процент «сомнительной» дебиторской задолженности отразится на инвестиционной привлекательности и благонадежности предприятия.

Опаснее всего для кредитора банкротство должника. Во-первых, процедура может фактически «обнулять» дебиторскую задолженность. Во-вторых, между должником и кредитором появляется риск оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве.

В рамках банкротства могут быть оспорены:

Подозрительные сделки: совершенные в течение года до принятия судом заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления — при наличии неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки; совершенные в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления — если  в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Сделки с предпочтением: если они влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований. По общему правилу такие сделки могут быть оспорены, если они совершены в течение месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления. При определенных обстоятельствах могут быть оспорены сделки, совершенные в течение 6 месяцев до принятия судом заявления о банкротстве должника.

К сожалению, недобросовестные арбитражные управляющие часто не ставят перед собой задачу установить реальность сделок должника, а просто оспаривают практически все сделки по отчуждению имущества предприятия-банкрота, выявленные в течение трех лет до (или после) принятия судом заявления о банкротстве.

В таких случаях кредитор оказывается вовлеченным в длительный сложный спор, где предстоит доказать свою добросовестность, реальность сделки и равноценность встречного исполнения по ней. В случае признания судом сделки недействительной предстоит вернуть все, что было передано должником по ней. Если невозможно вернуть имущество в натуральном виде, приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества.

При этом наличие арбитражного спора, в рамках которого оспаривается сделка между должником и кредитором, уже само по себе может снижать благонадежность кредитора в глазах контрагентов. При возникновении таких споров контрагенты могут запросить информацию по оспариваемой сделке, в том числе правовую позицию и процессуальные документы, представленные в суд (подобная практика, например, есть у банков по отношению к заемщикам).

Каждый случай индивидуален, но есть общие рекомендации, которые помогут снизить риски кредитора:

— Во взаимоотношениях с контрагентами необходимо надлежащим образом и максимально полно фиксировать исполнение договорных обязательств (факты оказания услуг, выполнения работ, поставки товаров, предоставления займов и т.д.) для возможности в будущем доказать, что имущество должника было получено в счет погашения реальных, а не мнимых обязательств.

— При заключении сделок необходимо изучить открытые данные о контрагенте на предмет выявления: отрицательных финансовых показателей, наличия заявлений о банкротстве, судебных споров, исполнительных производств, признаков номинальной компании, фактов недобросовестного исполнения договорных обязательств. Данную информацию можно получить с помощью открытых электронных ресурсов, а также на специализированных сервисах проверки контрагентов.

— Если контракт очень важен, возможно проведение независимой оценки финансового состояния контрагента специализированной организацией. Также возможно обеспечение исполнения обязательств посредством залога, поручительства, банковской гарантии.

— Разработку полного комплекса мероприятий, с учетом конкретной ситуации, лучше доверить профессиональным юристам.

Убедить инспектора в своей невиновности — сложная задача

Не по своей воле: как честные бизнесмены становятся соучастниками преступлений 3Владислав Ташланов:

— Налоговые риски в бизнесе являются хроническими. Они регулярно возникают у субъектов предпринимательской деятельности в силу запутанности законодательства РФ о налогах и сборах и нередко — как побочное явление конкурентной борьбы. Встречаются ситуации, когда причиной претензий со стороны налогового ведомства является поведение контрагента.

Речь идет не о сознательном вступлении в фиктивные хозяйственные отношения с недобросовестными лицами, а о неудовлетворительном финансовом состоянии контрагента. Причины такого состояния значения не имеют. Важны последствия, то есть какие действия будет предпринимать лицо, столкнувшееся с финансовыми трудностями.

Бенефициары проблемной организации могут дистанцироваться от нее. Убегая от долгов, убытков, перспективы субсидиарной ответственности и иных неблагоприятных последствий, они могут поменять руководителя, собственника и, как следствие, возникает утрата контроля над организацией.

Новые бенефициары такой компании могут использовать её исключительно как техническую для легализации необоснованной налоговый выгоды в интересах различных лиц («бумажный» НДС). В том числе путем ретроспективной замены поставщиков и покупателей в книгах покупок (продаж), подачи корректирующих налоговых деклараций, их аннулирования. Все это повлечет расхождение в налоговой отчетности (компании и ее контрагента) со всеми вытекающими последствиями: направление требований, вызовы для дачи пояснений, частые и долгие беседы с налоговыми инспекторами.

После смены руководителя/учредителя/адреса в ЕГРЮЛ появятся записи о недостоверности сведений. Организация может быть исключена из реестра, в том числе как недействующее юридическое лицо.

При названных обстоятельствах вероятными станут предложения от фискальных органов уточнить свои обязательства перед бюджетом путем отказа от налоговой выгоды по взаимоотношениям с таким контрагентом.

Убедить инспектора в своей невиновности и необходимости переключить внимание на контрагента становится сложной задачей. Налоговое ведомство зачастую придерживается доктрины солипсизма (признание собственной позиции в качестве единственной и несомненной), а в качестве «неопровержимых» доказательств представляет сведения из программы автоматизированного контроля АСК НДС-2. Спорить с искусственным разумом, как вы сами понимаете, бесполезно.

Зачастую переубедить налоговый орган удается только в тандеме с контрагентом, который не всегда возможен по вышеизложенным причинам.

Кроме того, если контрагент является вашим должником, следует в любом случае инициировать судебный спор о взыскании задолженности. Это позволит однозначно учесть сумму дебиторской задолженности во внереализационных расходах. Кроме того, судебный акт будет крепким доказательством реальности и действительности хозяйственных отношений.

Адвокатская контора №22 «Магнат» СОКА:

Сайт
Адрес: г.Екатеринбург, ул. Московская, 75 Офис 9
Тел.: 8 (343) 287-33-75, 8-800-775-06-26
Эл. почта: info@ak-magnat.ru

Самое читаемое
  • «Этот выстрел был не «по Воронежу», а по главнейшим для страны территориям, кующим деньги»«Этот выстрел был не «по Воронежу», а по главнейшим для страны территориям, кующим деньги»
  • За ошибки при мобилизации могут ввести уголовную ответственностьЗа ошибки при мобилизации могут ввести уголовную ответственность
  • В Иркутской области в военкомате открыли стрельбуВ Иркутской области в военкомате открыли стрельбу
  • При стрельбе в ижевской школе погибли детиПри стрельбе в ижевской школе погибли дети
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.