Подписаться
Курс ЦБ на 26.01
78,64
88,92

Микробизнес в Екатеринбурге на особом положении

Подходы банков к классификации и оценке клиентов меняются. Малый бизнес - как самый рискованный и одновременно один из самых доходных - постепенно выделяется в обособленное направление.

Средний бизнес относят к компетенции подразделений по работе с крупными предприятиями. В решениях по кредитам для небольших компаний банкиры ориентируются не на залоги, а на реальное положение дел заемщика.

Кредитные организации Свердловской области, филиалы федеральных и зарубежных банков полностью восстановили докризисные объемы кредитования бизнеса, констатировали участники дискуссионного клуба «Делового квартала», посвященного перспективам развития банковских услуг для предприятий. «С проблемами 2009-2010 г. большинство банков разобралось. И в малом бизнесе, и в среднем», - считает Сергей Образ, директор управления продаж корпоративным клиентам Уральского банка Сбербанка России. Просрочка по корпоративным кредитным портфелям, по словам участников встречи, не превышает нескольких пунктов. Но уверенно описать, в какой экономической ситуации – пост- или предкризисной – находится рынок, не рискнул никто. «То, что кризисные явления в России и Европе продолжаются, - это точно», - заявил Виталий Милованов, директор регионального центра «Уральский» Райффайзенбанка, добавив, что количество банков в России по-прежнему сокращается, опережающими темпами растут государственные. «В мире сохраняется большая, я бы даже сказал, пугающая неопределенность», - подчеркнул г-н Образ.

Сергей Образ: "В мире сохраняется большая, я бы даже сказал, пугающая неопределенность".

Развести малых и средних

Как отметили участники дискуссионного клуба, малый бизнес – наиболее уязвимый в кризисные периоды сегмент, к кредитованию которого нужно подходить с особой осторожностью. «Наиболее высоки риски дефолта именно в кредитовании малого бизнеса. Это наглядно продемонстрировал нам кризис в 2008-2009 гг.», - вспоминает Евгений Павлов, заместитель председателя правления СКБ-банка. С ним согласился Сергей Образ: «Когда на рынке все стабильно, малый бизнес ведет себя хорошо, но кризис выявил, что просрочка по этому портфелю росла сильнее, чем по крупным и средним предприятиям».

Вопреки прошлому, именно малый бизнес сегодня в центре внимания кредитных организаций как один из самых доходных после розницы. Сферой микробизнеса заинтересовались  даже гиганты рынка. «Прежде специальных продуктов для малого бизнеса (в понимании Сбера это предприятия с годовой выручкой до 400 млн руб.) у нас не было. Условно говоря: и те, кто хотел получить 1 млрд руб. в кредит, и те, кто претендовал на 10 млн, должны были проходить примерно одну и ту же процедуру. Сейчас для предприятий разработан специальный беззалоговый кредит – до 3 млн руб. и на срок до трех лет», - указывает Сергей Образ. Между тем за лимиты кредитования крупного и среднего бизнеса в Свердловской области теперь отвечает не территориальное управление Сбербанка на Урале, а его подчиненная структура – головное отделение (ГОСБ). Сергей Образ: «Уральский Сбербанк оставил за собой штабные функции, работу с крупнейшими федеральными холдингами. На плечи ГОСБ лягут бизнес-задачи по работе с остальными клиентами в Свердловской области. Соответственно, для одобрения заявки заемщикам по крупным сделкам не нужно проходить три-четыре кредитных  комитета, как раньше. Сейчас такая  сделка сразу же выносится на кредитный комитет соответствующего уровня, что сокращает время принятия решения».

Одновременно Уральский Сбербанк начал в пилотном режиме кредитовать стартапы: предпринимателю дается готовое бизнес-решение, франшиза (например, сети ресторанов «Сабвей») и сумма до 3,5 млн руб. максимум на 3,5 года (условие - 30% необходимых на старт бизнеса средств должны быть собственными). За три месяца со старта проекта уже есть реально открытый бизнес, еще более 200 заявок находятся на рассмотрении. Но это начало, пояснил г-н Образ. На «пробу пера» головной Сбербанк выделил регионам, участвующим в пилоте, 1,7 млрд руб. в совокупности. «Для масштабов Сбербанка это немного, а для рынка - существенно», - говорит Сергей Образ.

«Мы находимся на очень интересном этапе. Выводы о том, насколько устойчивы банки в этом сегменте, можно будет сделать через год-два, когда сформируется какая-то статистика по просрочке», - резюмировал Евгений Павлов (на фото слева).

Чтобы не наступать на свои грабли 2008 г., банки продолжают оттачивать управление рисками. В Райффайзенбанке и Росбанке, например, действует система раннего оповещения о проблемах у заемщиков: она реагирует на новостные поводы, связанные с компанией: если что-то не так, клиенту поступает запрос, чтобы он прояснил ситуацию. Кроме того, многие кредитные организации поменяли свои внутренние подходы к классификации и оценке клиентов. «Общая тенденция – средний бизнес по подходам к оценке приближается к крупному, выносится за рамки МСБ», - отметил г-н Милованов. Так поступил СКБ-банк.  «Первоначально в банке было разделение: крупный бизнес и МСБ. С начала года мы средний бизнес присоединили к крупному. Малым бизнесом занимается отдельное подразделение. И наиболее заметное развитие отношений с юрлицами у СКБ-банка сегодня происходит именно в этом сегменте. Средняя сумма кредита малым компаниям – 1 млн руб.», - прокомментировал Евгений Павлов, добавив, что за последний год существенных перемен в системе оценке рисков не произошло.

В условиях сохраняющейся неопределенности банки оптимизируют расходы, в частности, на сетку представительств (при этом не отказываясь от открытия офисов в новых регионах присутствия): переводят филиалы в операционные офисы, формируют из нескольких представительств региональные центры (как это уже сделал Райффайзенбанк, делает ВТБ, объединенный Росбанк и другие), открывают облегченные варианты точек продаж и т.д. По последнему пути пошел УБРиР: в прошлом году банк сделал акцент на открытии «легких» офисов - небольших точек продаж в торговых центрах и офисных зданиях. «Банки минимизируют расходы на сеть, идет централизация управления, оптимизируется количество персонала. Одновременно банки становятся более мобильными. И это общие черты. Они будут развиваться», - уверен Виталий Милованов. В Райффайзенбанке, например, в целях оптимизации расходов намерены свести к минимуму количество бумажных платежных поручений. «Если в крупных городах практически весь документооборот с клиентами  ведется в электронном виде, то в небольших по-прежнему приходится исполнять достаточное количество бумажных платежек. Себестоимость обработки такого поручения для банка зачастую выше той комиссии, которую платит клиент. Это неэффективно», - пояснил  г-н Милованов.

Виталий Милованов (крайний справа): "Райффайзенбанк обратил внимание на микробизнес".

Те банки, которые в силу разных причин не видят смысла конкурировать в кредитовании и тратится на сеть, выбирают для себя нишевую модель. Так полтора года назад поступил Банк24.ру. Намерение построить полноценный сервисный банк озвучил новый предправления Сберинвестбанка (актив «AVS-Group») Олег Антонов: «Я сейчас опять начинаю стартап. Моя задача – построить абсолютно новый банк, ориентированный на расчетно-кассовое обслуживание. Что еще остается для небольших региональных банков? Относительно небольшая прослойка – сервисные функции. Этим я и займусь». Он добавил, что новую модель еще предстоит согласовать с собственником, но она будет запущена уже скоро.

Олег Антонов: "Я опять начинаю стартап".

Развитием сервисных функций не пренебрегают и универсальные игроки, усложняя имеющиеся предложения. «Мы развиваем продуктовую линейку Cash Management. Она позволяет компаниям, у которых есть представительства в разных территориях, управлять их счетами из одной точки, при этом каждое представительство или филиал может пользоваться овердрафтами в рамках общего лимита. Особенно популярна эта услуга у зарубежных структур и федеральных компаний с развитой сетью регионального присутствия», - рассказал Виталий Милованов. По его мнению, банки продолжат продвигать более сложные, структурированные продукты (например, хеджирование рисков колебания валютных курсов, цен на биржевые товары, процентных ставок)  и создавать новые. Данил Абрамов, руководитель департамента корпоративного бизнеса банка «Кольцо Урала», не исключил, что банк разработает новые сервисные предложения – но не для МСБ, а для более крупных клиентов. «Весь наш кредитный корпоративный портфель – 9 млрд. руб. Его удержание и прирост требуют от нас не только хороших базовых условий кредитования, но и нечто большего. На рынке востребован сервис по поиску индивидуальных решений под конкретные обстоятельства бизнеса», - отметил г-н Абрамов, добавив, что с увеличением капитала банк поднял лимиты на одного заемщика до 800 млн. руб.

Банки выводят клиентов из тени

По мнению Олега Антонова, большинство расчетных операций свердловских предприятий банками не охватывается: «75% российского бизнеса находится в теневой зоне». Впрочем, с этим категорически не согласен Сергей Образ: «Да, есть проблема «черной» обналички, минимизации налогообложения, выходящей за рамки закона, коррупционных откатов. Но это совершенно другие цифры. По разным оценкам, в тени находится не более 15% бизнеса».

В целом банкиры не отрицают, что предприятия занимаются оптимизацией налогообложения, а потому на отчетные данные компаний, предоставляемые в налоговую, на 100% не полагаются. «При принятии решений о выдаче кредитов мы руководствуемся не только официальной финансовой отчетностью, но и управленческой  и оцениваем реальное положение дел в компании», - сказал Виталий Милованов. С ним солидарен Евгений Павлов: «За прошедшие два года, действительно, произошел сдвиг: при принятии решений о финансировании банки учитывают сущностное состояние предприятия».

Например, андеррайтеры банка «Кольцо Урала» оценивают целый комплекс факторов, реально влияющих на положение компании на рынке: «Мы смотрим, какая у нашего клиента команда профессионалов, кто топ-менеджеры, какую стратегию и нишу он выбрал на своем рынке. Пытаемся встать на позицию собственников бизнеса и понять, чего они хотят добиться в ближайшие 2-3 года с нашим участием», - рассказал Данил Абрамов.

Данил Абрамов: "Ничего не сделано, чтобы улучшить для банков ситуацию с залогами: мы по-прежнему слабо защищены".

Главное – бизнес постепенно идет навстречу банкам, становясь более открытым и честным. «Предприятия выходят из «тени». Это видно по росту оборотов расчетных счетов предприятий. Количество действующих клиентов увеличивается», - констатировал представитель СКБ-банка. К тому же, ряд ИП, которые раньше кредитовались как розничные клиенты, теперь  честно говорят, на какие цели им нужно финансирование. «Предприниматели стали более открытыми, дают полную картину своей бизнес-модели. Банки, в свою очередь, реагируют на это снижением различных требований и процентных ставок. Появилась возможность включать скоринговую модель, которая, как вы знаете, работает на статистике», - добавил Анатолий Ужанов, заместитель регионального директора по работе с корпоративными клиентами Уральского филиала Росбанка. Например, в УБРиР, благодаря системе скоринга, решение о выдаче кредита принимается в течение одного дня. При этом в среднем 20% клиентов могут получить деньги уже в  день обращения, утверждает руководитель дирекции малого и среднего бизнеса УБРиР Елена Сорвина.

Анатолий Ужанов: "Предприниматели стали более открытыми, дают полную картину своей бизнес модели".

Между тем банкиры обращают внимание на незащищенность кредиторов в вопросах обеспечения кредитов. По их мнению, несовершенство законодательства в этой сфере тормозит развитие кредитования юрлиц. «Ничего не сделано, чтобы улучшить для банков ситуацию с залогами. Банки как были слабо защищены, так и остаются. Надо упрощать механизмы обращения взыскания на залог, дальнейшей реализации непрофильных активов, увеличивать уровень защищенности банков. Это позволит нам дальше улучшать кредитные продукты  для бизнеса», - заявил Данил Абрамов. Его поддержал Анатолий Ужанов: «Действительно, обращение взыскания на залоговое имущество на практике занимает 1,5-2 года. Если мы имеем дело с банкротством, то эти сроки практически неконтролируемы». В итоге, значимость залогов серьезно упала в глазах банков, констатировали участники встречи.  

Впрочем, г-н Образ не советует сбрасывать залоги со счетов: «Если бы залог совсем ничего не значил, то все бы уже отказались от этого. Но залоги помогают решать проблемы. Безусловно, в России есть ряд уязвимых позиций – например, при банкротстве компаний. Но залоги все банки любят. Если вам говорят что-то другое, это неправда».

 

Самое читаемое
  • Кремль заявил о высокой угрозе военного конфликта с Украиной. Главное к этому часуКремль заявил о высокой угрозе военного конфликта с Украиной. Главное к этому часу
  • Налог на вклады выше 1 млн руб. затронет и более скромных держателей сберегательных счетовНалог на вклады выше 1 млн руб. затронет и более скромных держателей сберегательных счетов
  • «Территориальное мышление – катастрофа русского сознания. По населению мы, как Нигерия»«Территориальное мышление – катастрофа русского сознания. По населению мы, как Нигерия»
  • «Не исключаем курс ₽80 за доллар»: индексы Мосбиржи рухнули до минимума 2020 г.«Не исключаем курс ₽80 за доллар»: индексы Мосбиржи рухнули до минимума 2020 г.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.