Подписаться
Курс ЦБ на 04.02
70,38
76,73

«О, сэкономили!» Разобранный самолет и летающие отвертки основателя People4people

Евгений Непомилуев
Евгений Непомилуев. Иллюстрация: People4people

«Я сторонник рассказывать про ошибки, потому что говорить, что все классно — это неправда. Ошибки возникают всегда», — Евгений Непомилуев, холдинг People4people

Евгений Непомилуев в ресторанном бизнесе 14 лет, он с легкостью открывает рестораны, неудачные закрывает и с энтузиазмом берется за новые проекты. Сейчас в Екатеринбурге и Тюмени работают семь заведений его ресторанного холдинга People4people. В Екатеринбурге компания представлена брендами Plov Project и «Счастье». Об ошибках в бизнесе, страшном кошмаре ресторатора и том, зачем ему видеоблог, Евгений Непомилуев рассказал DK.RU. 

Самолет и vip-клуб на трассе

Евгению Непомилуеву чуть больше 30-ти, он родом из Тюмени. Как говорит сам, в ресторанный бизнес попал случайно. Старый знакомый спросил, можно ли что-то придумать с его компьютерным клубом, потому что волна увлечения совместными играми сходила на нет, у людей появились компьютеры дома. А Евгений как раз услышал от друга про формат закрытых клубов в Петербурге, куда хотят попасть очень многие. Так возникла идея на месте компьютерного клуба открыть сначала бар, а потом ночной клуб. Он действительно получился закрытым — из-за того, что располагался в неспокойном районе, и на входе был домофон. Правда, пускали туда абсолютно всех. Заведение проработало всего пару месяцев — оно располагалось на территории колледжа и по причине запуска программы модернизации учебного заведения начинающим бизнесменам аренду не продлили. Теперь Евгений уверен, что неудачная локация — одни из главных граблей, на которые он наступал в работе. 

Еще до открытия клуба Евгению удалось реализовать другую идею. Вместе с товарищем он задумал открыть итальянскую пиццерию. Друзья опирались на фильм «Невероятные приключения итальянцев в России» и решили, что в ресторане обязательно должен быть настоящий самолет. Раздобыли в аэропорту старый самолет, разобрали и заново собрали внутри ресторана. 

— Я сторонник рассказывать про ошибки, потому что говорить, что все классно — это неправда. Ошибки возникают всегда. Как говорил Черчилль, успех — это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма, — рассказывает Евгений, когда мы начинаем интервью.

Что у вас было самое неудачное?

— В последнее время было больше удачного, чем неудачного. Неудачами я сейчас скорее считаю какие-то мои незавершенные идеи. Из последнего — в Тюмени мы открывали паназиатский ресторан. Я решил, что он должен называться «Филадельфия». Но я не люблю простоту, поэтому написал на вывеске «Fееladelfia», где «fееl» — английское слово «чувствовать». В итоге никто не мог ни прочитать, ни понять смысл. Да и люди оказались не готовы к паназиатской кухне. Ресторан пришлось закрыть. Или первыми в России открыли кофейню с альтернативным кофе — с индивидуальной обжаркой, необычными сортами. Сейчас этим никого не удивишь, но тогда мы были первопроходцами, да еще и в маленьком городе. Нам не хватало гостей. Те, кто приходил, были довольны, но их было недостаточно. Через год, когда этот тренд начали создавать в Москве, все закрутилось. Но мы к тому времени уже закрылись.

Первым быть сложно?

— Не то слово. Законодателями трендов обычно являются крупные компании, которые могут позволить себе рисковать. Например тот же Борис Зарьков [основатель одного из главных ресторанных холдингов Москвы White Rabbit Family — прим. ред.] с перуанским рестораном Chicha. Не знаю, как сейчас у него дела именно с этим рестораном, но во время открытия перуанская кухня была не совсем востребована. Некрупные региональные компании обычно являются последователями трендов Москвы. Соответственно, москвичи становятся последователями трендов мировых столиц.

Какие тренды в ближайшее время могут прийти в Екатеринбург?

— Это очень емкий вопрос, его надо систематизировать. Думаю, в Америке в плане ресторанов есть все или почти все. В Москве нет очень многого из того, что есть в Америке, а в российских регионах нет многого из того, что есть в Москве. Другой вопрос, надо ли нам это? Представьте, откроем в Березовском перуанскую кухню. Зачем?

Екатеринбург — не Березовский.

— Да, но это и не Москва, к счастью. И не Нью-Йорк, к счастью. Екатеринбург — самодостаточный город. Мы пытаемся делать какие-то новшества, которые, как мы думаем, у нас зайдут. В том числе и в этом проекте [разговор происходит в новом Plov Project в Доме печати, официальный запуск которого состоялся 29 ноября — прим. ред]. Может быть, даже не столько в еде, а в общей концепции, в интерьере, в подаче.

«О, сэкономили!» Разобранный самолет и летающие отвертки основателя People4people 1

«Они были в шоке: У нас так никто не делает!»

Новый проект Евгения Непомилуева в Доме печати занимает 1 тыс. кв. м и рассчитан на 250 гостей. Это самый длительный проект People4people — стройка заняла девять месяцев, задействовано около сотни подрядчиков. Со стороны проспекта Ленина появился отдельный, восстановленный исторический вход в Дом печати. Сумму инвестиций в проект Евгений не раскрывает, говоря только, что денег «вложено немало». Основой оформления стала знаменитая сказка Льюиса Кэрролла. В ресторане есть и современная Алиса, и безумный Шляпник, и вход в Зазеркалье через камин и другая атрибутика.

Почему выбрали тематику «Страны чудес»?

— Счастье, чудеса — все это витало в воздухе, и мы подумали — почему бы нет. Тут дело даже не в Алисе. Между собой у нас есть кодовое название проекта «Plov в стране Чудес». Сказка связана с мистикой, сумасшествием, у нас все это присутствует — в головах, как минимум.

Кто занимался дизайном?

— Не буду скромничать, это мой дизайн. Есть компания, которая помогает мне его реализовывать, но за концепцию ресторана и все, что с этим связано, отвечаю я. Могу рассказать про все в ресторане — от мебели до посуды и формы для персонала. Правда, идеей стульев с заячьими ушами я вдохновился за границей, но мы изготавливали их в России — не копировали, а добавили свое видение.

Для первого ресторана в Тюмени вы распилили самолет. Больше таких экстремальных вещей не делаете?

— У меня в голове много всего, но всему свое время. У нас были туалеты в виде лифта с настоящими лифтовыми дверями и кнопками. Здесь в туалетах — глаза. Это, во-первых, сделать непросто, а во-вторых, интригует. Кому-то страшно, но всех это трогает.

Это тоже вы придумали?

— Да. Хотя на самом деле подсмотрел. Но сейчас, если честно, я очень мало вижу ресторанов, из которых что-то для себя перенимаю.

Что сейчас есть только у вас?

— Во-первых, такого проекта нет вообще нигде. И когда я показывал его в Москве знакомым рестораторам, дизайнеру Аркадия Новикова, они были в шоке. Говорили: «У нас так никто не делает, а где это будет?». «В Екатеринбурге». «О, Екатеринбург — счастливый город». И я считаю, что так и есть, и горжусь этим. Я сразу команде сказал: мы будем делать ресторан, который может претендовать на статус одного из лучших в России. За пределами Москвы точно. Сразу скажу, что мы не считаем себя национальным рестораном, ни в коем случае не узбекским. Я был в Узбекистане, и то, что подается у нас, очень адаптировано к России. Мы считаем себя рестораном на каждый день. У нас нет задачи делать только азиатские блюда.

Для нас в слове Plov зашифровано два слова — people и love. Мы все живем ради счастья и хотим делать людей счастливыми. Всегда делаем большую открытую кухню, чтобы показать: нам нечего скрывать, мы все делаем по-чесноку. Если касаться меню, то у нас уникальна та часть открытой кухни, где стоит гриль, сделанный под заказ. Это так называемый «мясной остров», который совмещает все методы обработки продуктов — копчение, печение, гриль. И это все на живых углях, что придает блюдам дополнительный вкус и эмоциональную составляющую. Думаю, в этом наша уникальность. Я не знаю, кто еще в мире готовит в ресторане плов в трех казанах на дровах.

Где заказывали гриль?

— В Челябинске. Уж не знаю, может, это связано с санкциями, но у нас в России появились компании, которые делают хорошие вещи.

«Маме нравилось»

Около года назад Евгений Непомилуев к статусу ресторатора добавил статус видеоблогера. Он завел блог на Ютуб, где на момент публикации собралось чуть больше 11 тыс. подписчиков, размещено 45 видео. Однако последнее снято почти 10 месяцев назад — как раз в то время, когда Евгений начал работу над новым заведением.

Почему вы пошли на Ютуб?

— Это был период, когда у меня было больше свободного времени, и я не мог сидеть без дела. Когда появились первые камеры, я снимал все подряд. Мне это нравится. Съемки всегда были у меня в душе, я только ждал, когда появится Ютуб. Мы, например, с командой для мотивации сотрудников сняли музыкальный клип. Арендовали оборудование в Свердловской киностудии, вызвали постановщика танцев. Для чего? Просто потому что захотелось. Все были счастливы.

Большая команда делает ваш блог?

— Он пока на стопе, потому что это очень трудоемкое занятие. Делала его большая московская команда — режиссер, несколько операторов, монтажер. Я пробовал сам снимать — нормально получается, но хотелось какого-то шоу. Я думаю переосмыслить этот концепт и хочу продолжать, хотя мне кажется, что самое первое мое интервью с Валей Кузякиным вышло неплохое.

Затраты раскроете?

— На Ютуб затраты большие. Чтобы снять нормальный ролик, нужно не менее 120-200 тыс. руб.

Сейчас на волне популярности Ютуба бизнесмены начинают вести видеоблоги, чтобы развивать личный бренд. Вы с такой же целью завели блог?

— Тема личного бренда сейчас популяризируется с помощью определенных личностей (не будем их называть). Я так не думал. У меня еще до Ютуба снято очень много видео — про то, как мы строим рестораны. Люди до конца не понимают, насколько это тяжело. Строители — не сильно сдержанные люди. Когда ты говоришь: мне не нравится — давайте переделаем, реакция у людей разная. В меня летали и отвертки.

Или гости говорят про наш потолок: о, сэкономили! Но никто не знает, что это была одна из самых больших статей расходов. Его нужно было очистить от черной краски и пятен масла печатных станков, что стояли на втором этаже — здесь же раньше была типография. Тот, кто занимается отделкой, может посчитать объем, умножить на стоимость работ и материалов. А если добавить, что потолок у нас еще и подсвечен, то станет понятно, насколько это дорого. С первых проектов у меня была идея делиться этой информацией — чтобы люди смотрели, как было до и стало после. Плюс маме нравилось. И родные заставляют меня вести блог. Говорят: будем тебя хоть на Ютубе смотреть.

Они в Тюмени живут?

— Да.

Вы там бываете?

— Очень редко. У нас там есть партнер, который занимается нашими ресторанами и у него это хорошо получается.

«О, сэкономили!» Разобранный самолет и летающие отвертки основателя People4people 2

Открываются и закрываются

Евгений говорит, что однажды засек, сколько люди ждали своей очереди в первом открывшемся в Екатеринбурге Plov Project. Рекорд составил 50 минут. «Для меня это удивительно!» — говорит он. И поясняет: у него нет амбиций открыть много своих заведений. Каждый новый проект идет от потребности гостей.

Странно, что вы, такой активный человек, и до сих пор ничего не открыли в Москве.

— Мне постоянно это говорят. Мне, конечно, льстят такие высказывания.

В Москве еще есть ниши для ресторанов?

— Я думаю, если взять количество посадочных мест и количество проживающего населения, Екатеринбург окажется даже более забит, чем Москва. У каждого города и каждого ресторана есть свои нюансы. Это сложный бизнес. В Москве, как в любом городе, статистика говорит о том, что много ресторанов открывается, но много и закрывается.

Вы говорили, что вдохновляетесь опытом мировых столиц. Теперь куда собираетесь?

— В Лондон. Давно не видел Михаила Зельмана, хочу познакомиться с Евгением Чичваркиным. Москва, Лондон, Нью-Йорк, Токио — это мировые столицы, там есть, что поизучать.

Не могу не спросить. Политические веяния не создают сложностей с такими поездками?

— Я считаю, что мир сейчас настолько фейсбучный и инстаграмный, что у него нет границ. Я называю себя человеком мира и не определяю свою принадлежность к определенному городу или стране.

Я очень люблю Екатеринбург. Но мне нравится много путешествовать, знакомиться с людьми. Люди сейчас очень открытые. К примеру, в Америке обычным людям по барабану все, что происходит в мире. Они у себя-то не сильно следят, что происходит. Мне кажется, политика — это выдуманная штука для того, кому это надо. Надо меньше смотреть новости. Я не смотрю телевизор и не знаю, что происходит. Так проще. Советую всем делать так же — мозг реально переключится на позитив.

Фото предоставлены компанией People4people.   

«О, сэкономили!» Разобранный самолет и летающие отвертки основателя People4people 3

Самое читаемое
  • Гостиничный комплекс «Имеретинский» отошел государству. Он принадлежал структуре ДерипаскиГостиничный комплекс «Имеретинский» отошел государству. Он принадлежал структуре Дерипаски
  • Сербия планирует признать Косово и присоединиться к санкциям против РФСербия планирует признать Косово и присоединиться к санкциям против РФ
  • За последние три года туристический рынок Свердловской области недосчитался 818 компанийЗа последние три года туристический рынок Свердловской области недосчитался 818 компаний
  • Травля, суициды, скулшутинг… Что могут сделать родители и школа, чтобы этого стало меньше?Травля, суициды, скулшутинг… Что могут сделать родители и школа, чтобы этого стало меньше?
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.