Подписаться
Курс ЦБ на 22.01
76,69
86,90

Сергей Пересторонин: «Баранча и Кушва для властей важнее мегаполиса»

Министр промышленности и науки Свердловской области Сергей Пересторонин
Министр промышленности и науки Свердловской области Сергей Пересторонин. Автор фото: Игорь Черепанов. Иллюстрация: архив DK.RU

«Каждое региональное министерство сшито с другими, мы работаем на одну задачу: обеспечить хороший уровень жизни территориям. Если этого нет — мы получим отток населения, даже при высокой зарплате».

В 2018 г. промышленность Свердловской области обогнала по динамике роста Россию в целом. За год региональные компании отгрузили продукции на 2 331,5 млрд руб.  При каких условиях рост сохранится и как в этом помогает государство — DK.RU рассказал министр промышленности и науки Свердловской области Сергей Пересторонин.

Подтягиваем промышленность в вузы и ссузы

Экономика Свердловской области в 2018 г. показала хороший рост — даже выше, чем в целом по России: 109% у нас против 102,9% в стране. Это, конечно, не может не радовать. Однако промышленники в последнее время все больше говорят о том, что в регионе проблемы с кадрами.

На годовом съезде СОСПП промышленники одной из главных проблем назвали кадровую — специалистов не хватает, и при этом они дорого стоят. Что и как делают власти, чтобы решить эту проблему?

— Рынок труда всегда был конкурентным преимуществом Среднего Урала: квалификация персонала здесь выше, чем в среднем по России, потому что у нас много производств с хорошими традициями наставничества. Но сегодня действительно мы теряем этот потенциал. 

Проблема многогранна: с одной стороны, кадры надо подготовить, обучить. С другой — обеспечить хорошей работой и достойным уровнем жизни. Свердловские власти работают по всем направлениям.

В части образования вы имеете в виду проект «Инженерная школа Урала»?

— В первую очередь — его. Проект, инициированный губернатором Евгением Куйвашевым, реализуется уже в течение пяти лет и показал хорошие результаты. В текущем году, на заседании 28 января, глава региона подвел промежуточные итоги. Главное, что его интересовало — как организовано взаимодействие между образовательными организациями и производствами, устраивает ли промышленников уровень и качество подготовки выпускников этих учебных заведений.

Не все еще гладко, есть над чем работать. В регионе 84 образовательных учреждения готовят профессиональные кадры — это и профтехучилища, и колледжи, и университеты. 57 из них обучают специалистов именно для производственной сферы. По поручению губернатора мы посмотрели, как в этих организациях представлены промышленные предприятия. Ведь сегодня у каждой образовательной организации есть общественные или наблюдательные советы, в них и должны присутствовать представители промышленности. На январь месяц только в 30% учебных организаций были кураторы из промышленного сектора.

Но к концу 2019-го «свой» промышленник будет в каждой из 57 образовательных организаций. Причем не какой-то непонятный человек, а либо директор предприятия, либо его заместитель по кадрам, либо главный инженер, которые будут присутствовать в общественном совете.

Что это даст? Какие-то новые программы, спецкурсы?

— Не только программы. Там целый комплекс направлений, по которым производство и образование будут взаимодействовать. К примеру, педагоги смогут проходить стажировку на предприятиях, их будут аттестовывать — чтобы в дальнейшем они могли обучать детей. Также предприятия будут предоставлять своих инженеров и специалистов, чтобы они проводили какие-то практикумы, мастер-классы перед студентами. А студенты, в свою очередь, смогут проходить преддипломную практику на производстве. В экзаменационных комиссиях тоже будут представители предприятий. 

То есть такая смычка теории и практики?

— Абсолютно верно. Основная задача — чтобы студенты сразу понимали, где и на каких аппаратах они будут работать.

Речь о таком практическом образовании идет давно. Многие промышленные холдинги устали ждать, когда неповоротливая машина гособразования наконец среагирует и начнет готовить не полуфабрикаты рабочих и инженеров, а полноценные кадры — они запустили корпоративные университеты. Тот же УГМК, «Синара», ЧТПЗ…

— Все это делается обычно при взаимодействии с властями. Вот вы говорите — ЧТПЗ. Они свою программу «Белые металлурги» запустили при поддержке регионального правительства. И подобного взаимодействия мы хотим добиться со всеми образовательными учреждениями, о которых я уже говорил.

Это же решает сразу массу вопросов. Учебные заведения получают современные лаборатории и классы, где стоит такое же оборудование, как в реальном цехе. Будущий работодатель имеет возможность сразу взять на заметку талантливых студентов, предложить ему какие-то дополнительные программы при условии, что сразу после выпуска студент придет трудиться на конкретное рабочее место. 

Такое взаимодействие позволяет уйти от присутствующей сегодня порочной практики, когда выпускники по три-четыре месяца после трудоустройства «въезжают» в работу, потому что по время учебного процесса никогда не сталкивались с таким оборудованием и программами.

Уже понятно, какие учебные заведения с какими холдингами будут сотрудничать?

— Это было первостепенной задачей. В 2017–2018 гг. наше министерство совместно с мининвестом, Институтом экономики УроРан, представителями бизнеса разработали Стратегию пространственного развития промышленности Свердловской области до 2035 г.

Согласно всем исследованиям, которые легли в основу этой Стратегии, до 2035-го в регионе будут развиваться пять промышленных конгломераций: Северная — это Серов, Ивдель, Карпинск, Североуральск; Нижнетагильская — это, соответственно, Нижний Тагил и прилегающие территории: Лобва, Баранча, обе Салды и т. д.; Екатеринбургская — сюда входят сам областной центр, Верхняя Пышма, Перво­уральск, Березовский, Полевской и проч.; Каменск-Уральская; Богдановичская — Ирбит, Сухой Лог, Богданович.

В этих пяти агломерациях порядка 42 учебных профессиональных учебных учреждений. Они четко ориентированы по отраслевому принципу и закреплены за предприятиями. Если где-то не хватает каких-либо компетенций, наша задача — дополнить их учебными программами и кадрами.

Приоритетным для области стал инвестпроект ЕВРАЗ НТМК

 
В 2018 г. на ЕВРАЗ НТМК ввели в строй новую доменная печь № 7 — самую экологичную в России. Инвестиции компании в проект строительства составили $196 млн. После запуска нового агрегата печь №6 отправили на реконструкцию. Уже возведены 10 ярусов кожуха печи, шесть ярусов воздухонагревателей, заложены фундаменты и начато строительство газоочистки и системы аспирации. Пуск доменной печи в работу запланирован на октябрь 2020 года. Инвестиции составят $150 млн. Отметим, что запуск печи №7 позволил ЕВРАЗ НТМК сохранить объем производства чугуна на уровне 5 млн т в год.
Доменная печь №7
 

Главное — не найти кадры, а удержать

Организовать обучение — полдела, уверен Сергей Пересторонин. Не менее, а то и более важно сделать так, чтобы люди не стремились во чтобы то ни стало уехать из небольшого города в центр.

Вопрос — пойдут ли выпускники школ в эти образовательные учреждения или предпочтут уехать в центр, то бишь в Екатеринбург? И захочется ли им после получения диплома возвращаться на малую родину?

— Да, к сожалению, часто бывает так, что есть перспективное, активно работающее предприятие, где готовы платить неплохие деньги, но люди туда или не едут, или, пожив немного, уезжают. Все дело в качестве жизни: жилье, садики, школы, больницы, культурные мероприятия, спорт, досуг. Обеспечить все это — тоже кадровая задача. И здесь тоже промышленникам надо действовать совместно с властью.

Поэтому сегодня разные ведомства — минздрав, минсоцразвития, минкульт, минспорт, минобр — по поручению губернатора разрабатывают свои стратегии, связанные с общественно-полезными социальными услугами, которыми пользуется население. 

Каждое ведомство разрабатывает свой документ?

— Да. У каждого стратегия своя, но наша задача — сшить их воедино. То есть мы должны понимать, сколько до 2035 г. построят в этих агломерациях спортивных учреждений, сколько появится организаций дополнительного и общего образования, сколько предприятий из сферы здравоохранения.

Нам надо понимать, что каждое министерство сшито с другими, что мы все работаем на одну задачу: обеспечить хороший уровень жизни территориям. Только в этом случае люди там закрепятся. Если этого нет — мы получим отток населения, даже при наличии высокой заработной платы. 

Сейчас такой пример — Верхняя Салда. Там средняя зарплата — под 60 тыс. руб. Но население города уменьшается с каждым днем: люди не хотят там жить, уезжают в соседний Нижний Тагил. 40 км между городами. Если есть свой автомобиль (а при такой зарплате он есть много у кого), это не расстояние. Но почему бы не жить в самой Верхней Салде? Почему люди стремятся в другой город? Наверное, что-то с этим муниципалитетом не так. А вот что? Именно это мы сейчас изучаем совместно с другими ведомствами и решаем, где и что надо добавить.

Сколько денег, кем и когда будет потрачено на создание достойного уровня жизни? 

— У каждого министерства есть четкая программа, в которой определено количество объектов, которые необходимо построить. Указано, сколько федеральных денег, сколько муниципальных, сколько денег субъекта должно прийти.

При наличии денежных средств в полном объеме программу можно выполнить за два года. Но у нас не столь радужные перспективы: мы поставили себе срок шесть лет. Конечно, можно тянуть и дальше, но при этом надо отдавать себе отчет, что чем дольше создается хорошая социально-бытовая инфраструктура, тем меньше людей ее дождется — все разъедутся.

Конечно, правительство региона постоянно вкладывается в развитие уровня жизни небольших городов. Скажем, с 2014 г. на территории Свердловской области построили 22 крытых ледовых ФОКа. В этом году сдадут еще шесть. Всего по плану их будет 36.

Важно отметить, что промышленные предприятия активно включаются в развитие спортивной инфраструктуры. Бизнес понимает, что важно обеспечивать своих работников не только финансово, но и создавать комфортные условия жизни.

Востребованы эти площадки у населения?

— Да там биток! Каждый день — с шести утра до двух ночи! С восьми до 20 занимаются малыши и школьники, но взрослым дядям тоже хочется выйти на лед! Поэтому они с утра пораньше или вечером, после работы, спешат в наши ФОКи. Я очень хорошо знаю эту тему, потому что, как правило, лично присутствую на открытии ледовых кортов и вижу, как быстро наполняется график. Более того, у нас зарегистрирована Лига Заводов по игре в хоккей с шайбой. Мы уже третий сезон проводим соревнования. Участвуют команды из всех городов.

Я вас уверяю, что с волейболом, баскетболом, мини-футболом такая же ситуация: как только появляется в городе спортивный объект, там сразу и стар, и млад. Спорт очень востребован сегодня. Тем более параллельно с каждым таким спортивным объектом начинают развиваться сопутствующие бизнесы: скажем, общественное питание, продажа спорттоваров, фитнес-услуги и прочее.

То есть людям есть на что тратить деньги. А сами деньги-то есть? Какую зарплату получают на предприятиях области?

— Вообще в среднем по области зарплата 38,5 тыс. руб. На промышленных предприятиях побольше — 44–45 тыс. руб. Хотя есть и такие компании, кто платит своим работникам в среднем около 70 тыс. руб.

Это те, кто работает на ОПК?

— Любые высокотехнологичные предприятия, где выработка на одного человека превышает 10 млн руб. Если нужны конкретные названия, это АВИСМА — не полностью предприятия, а некоторые цеха. ЗИК, «Уралэлектромедь», компания Сибэко, которая изготавливает кресла для «Ласточек». Оборонка практически вся. 

Но при этом работники Баранчинского электромеханического завода говорят, что получают намного меньшие суммы, да и то с задержками. А кого-то и вовсе сокращают…

— Конечно, в области есть проблемные объекты. Баранчинский завод один из них. Там за последние шесть лет одни и те же лица трижды попадали под банкротство. Да хочется просто изъять у них имущество, сказать: ребята, извините, но вы не справляетесь, и поставить тех, кто точно справиться. Ноу нас правовое государство, поэтому всё — только через судебные решения. 

У нас есть потенциальные инвесторы, которые готовы взяться за это предприятие и организовать там производственный процесс так, что предприятие станет прибыльным, рассчитается со всеми кредиторами — это, в основном, поставщики ресурсов.

А там есть вообще, что и кого организовывать? Не всё еще растащили, не все разбежались?

— Знаете, в Баранчу за последние годы вложили 1 млрд руб. из бюджетов разного уровня. Построили прекрасный бассейн, сделали дороги. Это если говорить о качестве жизни.

Что касается завода, он, по идее, тоже развивается. Из двух цехов все технологические цепочки свели в одну, сократив затраты на единицу продукции, автоматизировали часть линий. У завода большой объем гособоронзаказа, предприятие может изготавливать на экспорт генераторы и двигатели. То есть у него потенциал очень хороший. Осталось изыскать деньги на пополнение оборотных средств и поменять действующий менеджмент на тех, кто был бы ориентирован на производство, а не на вывод денег с предприятия.

Инфографика: какие отрасли и сколько принесли в бюджет региона в 2018 г.

Кстати, об автоматизации. Сейчас же это основная тема для промышленности. Многие переводят производство в цифру, переходят на роботов. А что происходит с теми людьми, на чье место ставят роботов? Их сокращают?

— Если бы были массовые сокращения, вы бы, СМИ, первые узнали об этом — потому что народ вышел бы на улицы. Но этого нет. Из года в год цифры примерно одинаковые. Всего в области порядка 428 тыс. человек трудятся на промышленных предприятиях, в обрабатывающей промышленности заняты в среднем 326 тыс. Данные разнятся на одну-две тысячи: допустим в 2016-м было 325 тыс., в 2018-м уже 328. Потому что там, где появляется автоматическая линия, менеджмент завода тут же или запускает дополнительное производство, или увеличивает номенклатуру.

Недавний пример — «Уралкабель», одна из компаний, входящих в холдинг УГМК. Они открыли новый цех. Раньше на линии по изготовлению проводов трудилось шесть человек в одну смену, всего 18, поскольку три смены. После запуска нового оборудования их осталось двое. Думаете, 16 человек сократили? Нет! Тут же открыли дополнительный участок, увеличили линейку производственную — люди теперь работают там. Причем, на более технологичном оборудовании, значит, зарплату им повысили.

Вместо ракет и боеголовок — тракторы и подметальные машины

До 2014 г. «высокотехнологичное оборудование» в 95% случаев значило «зарубежное». С введением ограничительных санкций в отношении России отечественные предприятия вынужденно начали заниматься разработкой собственных технологий. Государство стремится в этом помочь.

Ваше министерство курирует не только промышленность, но и науку. Как сегодня обстоят делать с НИОКРами и ОКРами? Еще недавно денег на них практически не выделяли… 

— Не то чтобы совсем не выделяли. Скорее, выделяли разнопланово: что-то по линии федерации, что-то через Уральское отделение РАН, что-то через госуниверситеты плюс минпромторг. Сегодня эти деньги тоже выделяются, но мы намерены усовершенствовать структуру их распределения между научными субъектами. 

В наше министерство в 2018 г. поступили заявки от 52 предприятий на конкретные продукты на общую сумму 2 млрд руб. Сейчас этих продуктов нет, их нужно разработать: от технологии до материала. Есть примерное представление, какие лаборатории, НИИ, отраслевые институты обладают необходимыми знаниями, чтобы создать продукт. Надо провести все необходимые экспертизы, чтобы понять — какие финансовые источники можно задействовать: средства предприятий, гранты, субсидии и прочее.

Мы поняли, что необходима структура, которая будет выстраивать коммуникации между предприятиями и разработчиками. Она аккумулировала бы базу данных по научным компаниям — кто что может, и по всем источникам финансирования: госпрограммы, гранты, венчурные фонды — кому в данный момент интересна та или иная идея. Причем научные компании не только Свердловской области, но и соседних Курганской, Челябинской. Чтобы разработки не дублировали друг друга, не тратились деньги на оборудование, на содержание рабочих мест, на обеспечение научных работников.

А как же конкуренция? Вдруг у кого-то получится лучше?

— Может, и лучше, но на это уйдут государственные деньги и силы ученых, которые, может быть, за это время создали бы еще один продукт. 

Когда появится новая структура?

— У нас уже есть четырехстороннее соглашение между СОСПП, УРФУ, Свердловской областью и Академией наук. На ИННОПРОМе мы подпишем аналогичное трехстороннее соглашение с Курганской и Челябинской областями. В итоге дополним друг друга компетенциями и потенциалом научных разработок во всех субъектах УрФО.

Среди этих 52 предприятий есть оборонные? Путин ведь поручил им к 2030 г. перевести в «мирное русло» 50% всей изготавливаемой продукции. Свердловские заводы с этим справляются?

— Вот что-что, а ОПК Свердловской области по гражданской продукции загружен очень хорошо. Минимум на пять лет перспектива. До 30% выпускаемой сегодня свердловскими оборонщиками продукции — это гражданка. Просто вы не думайте, что военные предприятия выпускают кастрюли и чайники — как было в 90-е. Это, как правило, высокотехнологичное оборудование и продукция, просто применяются они не в военных нуждах, а в повседневной жизни. Наверняка видели на улицах Екатеринбурга небольшие подметальные машинки? Их производит ЗИК. «НПО Автоматика» выпускает системы управления с удаленным доступом, беспилотники. Уралтрансмаш выпускает автотракторную технику, погрузчики, инновационные трамваи, которые вы наверняка видели на ИННОПРОМе. 

На ИННОПРОМЕ — да, а вот на улицах города — нет.

— Это уже не к нам вопрос и не к промышленникам. Это к администрации Екатеринбурга. 

Читайте также:

«Создаем среду для частных инвесторов». Программное интервью губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева

«Майонез — это сугубо российский продукт». Ждут ли нас голодные времена? — интервью министра агропромышленного комплекса и продовольствия Свердловской области Дмитрия Дегтярева.

«Мусорная реформа запоздала, нужно было начинать раньше» — интервью министра энергетики и ЖКХ Свердловской области Николая Смирнова

«Застраивать «втупую» завод «Уралмаш» никто не собирается» — интервью министра строительства и развития инфраструктуры Свердловской области Михаила Волкова

«Мы научились вести диалог с налогоплательщиками» — интервью министра финансов Свердловской области Галины Кулаченко

«Инвестируйте в Свердловскую область. Мы рады самым разным проектам» — интервью министра инвестиций и развития Свердловской области Виктории Казаковой

«Экономике необходим оптимизм, иначе развития не будет» — интервью экс-министра экономики Свердловской области Александра Ковальчика

***

Самое читаемое
  • Сын главы РМК Тимофей Алтушкин откроет автомойку с рестораномСын главы РМК Тимофей Алтушкин откроет автомойку с рестораном
  • Илон Маск начинает подключать мозг человека к интернетуИлон Маск начинает подключать мозг человека к интернету
  • «Жесткие дискаунтеры» «Чижик» за год увеличили выручку в 37 раз«Жесткие дискаунтеры» «Чижик» за год увеличили выручку в 37 раз
  • Полмиллиона долларов за закрытие уголовного дела. СК раскрыл двойной обман судьиПолмиллиона долларов за закрытие уголовного дела. СК раскрыл двойной обман судьи
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.