Подписаться
Деловой квартал / Новости / Михаил Каменский, Сотбис Россия: Как культурное эмбарго отразилось на арт-рынке
Михаил Каменский, Сотбис Россия: Как культурное эмбарго отразилось на арт-рынке
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

Михаил Каменский, Сотбис Россия: Как культурное эмбарго отразилось на арт-рынке

Самое читаемое
  • Семь мест, два миллиона. Названы лучшие 7-местные кроссоверы по приемлемой цене. РЕЙТИНГ Семь мест, два миллиона. Названы лучшие 7-местные кроссоверы по приемлемой цене. РЕЙТИНГ
  • Дмитрий Потапенко: «ИП — это петля на шее. Открывайте ООО и продавайте макароны с гречкой» Дмитрий Потапенко: «ИП — это петля на шее. Открывайте ООО и продавайте макароны с гречкой»
  • Андрей Мовчан: «Швейцарский банк и 40% пассивного дохода? Срочно выводите деньги!» Андрей Мовчан: «Швейцарский банк и 40% пассивного дохода? Срочно выводите деньги!»
  • Два «иностранца» для него — неприемлемый риск. Путин возрождает советскую «суперкурицу» Два «иностранца» для него — неприемлемый риск. Путин возрождает советскую «суперкурицу»
  • Завысить объемы, закопать материалы. Центробанк назвал отрасли-лидеры на рынке обналички Завысить объемы, закопать материалы. Центробанк назвал отрасли-лидеры на рынке обналички
11:24   01.07.2015

Шедевры русских художников за рубежом стали продаваться значительно хуже, и это прямое следствие политической обстановки. Впрочем, бизнесмены из России тоже стали меньше денег оставлять на аукционах.

Михаил Каменский – человек в мире бизнес-арта известный. В начале 90-х он создал первый успешный аукцион по продаже предметов искусства «Альфа-Арт». Потом была галерея старого искусства «Каталог», художественные выставки и аукционы при ассоциации «Четыре искусства», работа в Пушкинском музее. В 2007 г. г-н Каменский возглавил отделение аукционного дома Sotheby’s в России и СНГ - "Сотбис Россия". С появлением дочерней структуры всемирно известного аукционного дома путь российских коллекционеров до самых ценных антикварных предметов в мире стал короче.

Столетний барьер для коллекционера

В конце мая в Екатеринбурге при поддержке ювелирного дома Carrera y Carrera прошла выставка картин из коллекции Анатолия Беккермана. Было представлено более 30 полотен выдающихся русских живописцев. Михаил Каменский говорит, что приехал на открытие выставки в качестве обычного гостя, но мотивы у него глобальные: «Коллекция Беккермана очень велика, музейного уровня. Ее приезд на фоне культурного эмбарго, санкций и вообще политической ситуации – это важный момент и для нашей страны, и для нашего рынка в частности. Поэтому мое присутствие тут легко объяснить. Я заинтересован в том, чтобы культурные связи не ослабевали и не прерывались. И если в Екатеринбург не может приехать коллекция какого-то американского музея, но может приехать коллекция из частного собрания американского коллекционера, то это хорошо».

- Какие-то сложности с ввозом коллекции возникли?

- Для того чтобы привезти частное собрание в Российскую Федерацию, независимо от страны происхождения, нужны только правильно составленные контракты, корректное исполнение таможенных и пограничных правил и деньги, чтобы заплатить за страховку и транспортировку.

- Про ввоз понятно. А наоборот?

- И наоборот также. Нужно просто оформить документы для временного вывоза коллекции в Министерстве культуры, прописать гарантии возврата.

У нас четко прописан закон о ввозе и вывозе культурных ценностей. Частный собиратель может вывезти свою коллекцию за пределы Российской Федерации, но при одном условии: возраст работ не должен превышать 100-летний период. Если им меньше 100 лет, то, пожалуйста, вывозите. Надо только заплатить госпошлину, если речь идет о постоянном вывозе. А для временного ничего платить не нужно.

- То есть иностранец у нас не может купить ничего старше 100 лет?

- Иностранец у нас может купить все, что угодно. А вот вывезти то, что старше 100 лет, – нет.

- Как-то же коллекции ходят по миру…

- Насколько я понимаю, контрабанда существует в мире, наверняка существуют контрабандные каналы и в нашей стране. Но я стараюсь с этим не соприкасаться и не иметь к этому отношения, поэтому механизмы эти мне неизвестны.

- В других странах тоже существуют такие запреты?

- Во всех странах существует жесткий регламент по ввозу и вывозу культурных ценностей. Это связано и с охраной культурного наследия, и с финансовой политикой. Потому что везде есть таможенные пошлины, которые являются источником пополнения казны. Любое государство заинтересовано в том, чтобы эти правила исполнялись.

- Тогда применительно к аукционам как это действует? Допустим, люди покупают на аукционе Sotheby’s какую-нибудь картину….

- Если аукцион проходит в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, и иностранный гражданин хочет купить что-то и привезти к себе, то он должен оформить разрешение. В разных странах есть разные правила. 100-летнего ограничения, по-моему, нигде нет. Там законодатель руководствуется совсем другими параметрами. Не так важен хронологический критерий, как качественный. Есть список особо ценных художников. Например, условно говоря, если это картина Рубенса, и она находилась в частном владении какого-то гражданина Великобритании, и он ее продал через аукцион, то для того, чтобы работу Рубенса вывезти, ему нужно получить разрешение специального органа, который по поручению британского правительства этим занимается.

Плюс есть критерии, связанные с ценой. Все, что выше 100 тыс. фунтов, тоже должно вывозиться по разрешению. Потому что если вещь дорогая, значит, она ценная. А раз ценная, то она может быть принципиально важна для национальной культуры. И тогда уже специально уполномоченный культурный совет, некий аналог Министерства культуры, рассматривает такой случай и решает, давать разрешение или нет.

- А если разрешение не дали, что происходит?

- Вещь остается на территории страны, хотя и считается принадлежащей тому, кто ее купил. Точно так же у нас: например, иностранец хочет купить особо ценную икону 17 века. Ему никто не может запретить купить ее. И никто не заставит ее продать. Но разрешения на вывоз ее за пределы РФ он не получит. При этом он останется легальным, прозрачным, добросовестным владельцем этой иконы. У него на территории РФ будет такое недвижимое имущество.

- А в чем тогда смысл частного коллекционирования?

- Точно не в возможности перемещать какие-то коллекции через границу. Для многих людей желание коллекционировать - естественно. Наверное, это одна из форм охотничьего азарта. Кто-то охотится, кто-то занимается спортом, кто-то является профессиональным болельщиком, кто-то ходит в театр. А есть люди, которые коллекционируют – тратят на это свой энергетический и финансовый потенциал. Кто-то коллекционирует для удовольствия, кто-то для инвестирования, кто-то покупает для того, чтобы потом подарить музею. Сюжетов и сценариев бесконечно много. Это возможность развить грани своей личности. Есть грани традиционные, а есть самые необычные.

- А какие самые необычные?

- Ну вот вы нашли клад, например, монеты. Что это означает? Вы его должны описать, понять, чем владеете, осознать, изучить материал. До этого вы ничего в монетах не понимали, а теперь начали понимать. Можете составить каталог, можете начать свою коллекцию показывать, выставить ее на рынок, встречаться с журналистами, всячески ее продвигать. И с каждой монетой связана какая-то история – кто ее издал, в каком году, что вокруг нее происходило, кто ее закопал и почему... Такое количество разных направлений.

Или вы получили коллекцию в наследство, но не стали ее продавать, а, наоборот, решили проникнуться духом этого собрания, его изучить. Вы становитесь практически искусствоведом, начинаете об этом рассказывать и получать от этого удовольствие. И вообще, начинаете понимать, что смысл вашей жизни не в том, чтобы заниматься трубопрокатным производством или строительством магазинов, а вот именно в коллекционировании. Вы открываете новую страсть в себе. Вот так для многих людей коллекционирование становится образом жизни. Это форма такой социально-полезной болезни.

- Я правильно понимаю, что люди, у которых такая страсть, – и есть ваши клиенты?

- Среди наших клиентов много таких людей, но есть и совершенно другие. У нас же не только покупатели, но и продавцы. Не только частные покупатели, но и музеи, фонды, какие-то совершенно неожиданные клиенты. Например, строится новая многоэтажная гостиница и ей нужен качественный интерьер. В каждом номере должна быть картина. Владельцы этой гостиницы могут пойти на аукцион, на распродажу какой-нибудь крупной коллекции.

Как санкции меняют арт-рынок

Главной причиной для появления «Сотбис» в России стал растущий спрос на предметы искусства и старины со стороны российских собирателей. Они готовы были покупать вещи на аукционах, но им требовался некий посредник, который не только поможет с выбором, но и оградит от фальсификатов. Аукционы в нашей стране «Сотбис» не проводит, хотя такую возможность Михаил Каменский не исключает.

- Как бы описали функции российского отделения «Сотбис» в нескольких словах?

- Это своего рода посольство огромной транснациональной компании, которая выступает агентом на художественном рынке. Наша главная задача - организация предаукционных выставок, которые мы привозим в Россию из Лондона, Парижа, Нью-Йорка. На них можно увидеть лучшие лоты, которые будут продаваться позже. Мы, конечно, консультируем. Мы, конечно, ищем людей, которые коллекционируют или хотят коллекционировать. Мы проводим экспертизу ценных вещей. И помогаем своим коллегам из других стран, с других аукционных площадок находить экспертов по предметам, по которым есть специалисты только в нашей стране.

- Наверняка вас неоднократно обвиняли в том, что своим посредничеством вы способствуете утечке капиталов за рубеж.

- Нет, ничего подобного я не слышал. Деньги, которые можно потратить на произведения искусства, – это просто ничтожные крохи, по сравнению с капиталами, которые элементарно и законно переводятся за рубеж и остаются там навсегда. Это бессмысленные подозрения, не основанные ни на чем. В любом случае, если деньги тратятся, а потом сюда привозятся художественные ценности, то это не утечка, а некое замещение. Люди миллиардами деньги выводят из страны! Как это можно сравнивать с теми крохами, которые они тратят на аукцион?

- Возможно ли, что и в России будут проводиться аукционы под брендом Sotheby’s?

- Законодательно это абсолютно возможно. Более того, мы все время ждем ситуации, в которой мы сможем проводить аукционы.

- Но вы только что перечислили ограничивающие вещи - с точки зрения таможни, Минкульта.

- А государство не имеет ничего против аукционов, никогда никаких препятствий не было. В ситуации политической напряженности у международной компании должны быть какие-то очень серьезные причины, чтобы проводить аукционы в Москве. Но та часть общества, которая участвует в аукционах, абсолютно не настроена сейчас тратить деньги на искусство, в Москве, по крайней мере.

- То есть политический кризис на арт-рынке тоже сказывается? Меньше стали покупать картин?

- Во-первых, стали меньше покупать все, что связано с русским искусством, с брендом Россия. Во-вторых, стало меньше тех, кто покупал в Лондоне дорогие картины, чтобы украсить свои российские особняки. Хотя глобально ничего не изменилось: высококлассные вещи, шедевры, всегда стоили дорого или будут стоить дорого. Просто люди думают сейчас совершенно о других вещах. О том, как пережить банкротство или выйти из банкротства, а не о том, как потратить десятки тысяч долларов на художественное произведение. Люди разоряются, теряют производства, превращаются из богатых в разоренных. Как это может быть связано с расцветом художественного рынка?

- У вас есть цифры, насколько упал арт-рынок?

- Мы эти подсчеты сделаем где-нибудь к концу июля, когда закончится сезон, сейчас как раз идут русские торги у нас и у наших конкурентов. Хотя и сейчас можно применить нормальный макроэкономический анализ: падение российской экономики напрямую отражается на состоянии всех сфер – и политических, и финансовых – все абсолютно прямо пропорционально.

- Довольно пессимистично звучит. Может быть, есть планы по приостановке деятельности в России?

- Нет, мы не видим для этого никаких оснований, мы верим в то, что наша страна обретет тот же самый и даже более сильный статус, что был. Я считаю, что эта ситуация временная. Санкции рано или поздно будут ослаблены либо отменены. И никакого смысла прекращать свою деятельность мы не видим.

- С чем связан ваш оптимизм?

- Со здравым смыслом.

- А кто будет стоять за этими переменами к лучшему?

- Я буду стоять. Буду делать все, чтобы российская культура и, в частности, искусство и художественная жизнь продолжали жить полной жизнью. 

Автор: Ольга Селезнева
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Обострение в Газе: у Израиля и ХАМАС самый сильный конфликт с 2014 г. Что происходит? Обострение в Газе: у Израиля и ХАМАС самый сильный конфликт с 2014 г. Что происходит?
1,9 млрд для Глацких. Семья скандальной чиновницы заработала на сомнительных госконтрактах
ГИБДД будет автоматом списывать мелкие штрафы с нарушителей. Вместе с ними удержат сбор
Госдума хочет изъять вклады «спящих» клиентов. Их объемы оценивается в сотни миллиардов
«Что там в реальной жизни». Путин поручил Медведеву проверить рост налогов для граждан
Два «иностранца» для него — неприемлемый риск. Путин возрождает советскую «суперкурицу»
Завысить объемы, закопать материалы. Центробанк назвал отрасли-лидеры на рынке обналички

Бизнес

О кошке Бузовой, хайпе Малышевой и исчезающих «познерах». Какие бывают типы клиентов О кошке Бузовой, хайпе Малышевой и исчезающих «познерах». Какие бывают типы клиентов
«Титановая долина» ― пережиток постиндустриальной эпохи. Ей нет места в будущем»
«В 2019 году может наступить циклическая рецессия. Насколько серьезная — большой вопрос»
«Для американцев российские СМИ — только бизнес. Но вкладывать в них они хотят все меньше»
«Никто не хочет завоевать 100% рынка ипотеки, даже у госбанков нет такой цели»
Кто станет «Политиком года»? Претенденты определены. Интрига будет раскрыта через месяц
«Вложили сотни тысяч в рекламу инновационного продукта — получили два звонка от бабушек»

Свое дело

Наш ответ санкциям. Как фермеры из уральской деревни снабжают индейкой полстраны Наш ответ санкциям. Как фермеры из уральской деревни снабжают индейкой полстраны
Как заключить сделку с «Лукойлом» и построить совместное предприятие с французами
Вы не поверите. Он создал крутой проект в Англии, но зарабатывать хочет на Урале
Непотопляемые костюмы поедут с Урала в Европу. Как понравиться Путину, армии и иностранцам
«Лучшие покупатели франшизы — женщины. Они готовы терпеть и самое главное — подчиняться»
«Проблем много». Как завод с Урала стал снабжать губками для обуви всю Россию / ОПЫТ
«Я был загнан в угол. Выход один — уйти из посредников и встать в начало пищевой цепочки»

Качество жизни

«Школа не приняла бы наш образ жизни». Бизнесмен о том, как выбирал образование для дочери «Школа не приняла бы наш образ жизни». Бизнесмен о том, как выбирал образование для дочери
Что вы делаете не так? 5 ошибок при выборе дома, из-за которых теряют деньги
Ужасы домашнего обучения. Не торопитесь забирать ребенка из школы, иначе вы погубите его
«Мы поняли: первым в России будет съеден малый бизнес. И поехали зарабатывать в Испанию»
«Давайте запретим всю информацию «из-за бугра». Но что это даст?» — Анастасия Беренова
«Не хочу, чтобы ребенок стал винтиком в системе». Зачем родители забирают детей из школ
«Могут и в баре станцевать». Почему бизнес больше не сможет игнорировать старшее поколение

Мнения

«Скумбрия против всех». Когда политика становится фарсом, люди превращают ее в карнавал «Скумбрия против всех». Когда политика становится фарсом, люди превращают ее в карнавал
«У нас каждый чем-то промышляет». Почему государство не сможет контролировать самозанятых
Двойное дно: «Не тупите, скандальная Глацких нас спасает! Но надо понять ее правильно!»
«Монстры продаж — борзые, их мотивируют только деньги» — Светлана Галилеева, TELE2
«Чиновникам нужно избавиться от «синдрома кухни». Последствия скандала с Глацких / МНЕНИЯ
«У нас искусственно создается стереотип: кроме военных и политиков никто Родину не любит»
«Я немного недоволен ХХI-ым веком». Федор Конюхов — про деньги, пиратов и щедрый бизнес

Лайфхаки

Десять лишних часов в неделю. Кто или что может сделать часть работы за вас. ЛАЙФХАК Десять лишних часов в неделю. Кто или что может сделать часть работы за вас. ЛАЙФХАК
«Главное — хоть как-то управлять собственными деньгами». Нужны ли вам наличные?
Вы точно можете экономить больше: 10 способов накопить на что-то важное
Стать сильнее всего на 1%. Как небольшой отрыв от конкурентов определяет всю жизнь
Дмитрий Потапенко: «ИП — это петля на шее. Открывайте ООО и продавайте макароны с гречкой»
Андрей Мовчан: «Швейцарский банк и 40% пассивного дохода? Срочно выводите деньги!»
Семь мест, два миллиона. Названы лучшие 7-местные кроссоверы по приемлемой цене. РЕЙТИНГ
Смотрите также

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Facebook Telegram Yandex Zen