Подписаться
Деловой квартал / Новости / Михаил Каменский, Сотбис Россия: Как культурное эмбарго отразилось на арт-рынке
Михаил Каменский, Сотбис Россия: Как культурное эмбарго отразилось на арт-рынке
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

Михаил Каменский, Сотбис Россия: Как культурное эмбарго отразилось на арт-рынке

Самое читаемое
  • Паника? Екатеринбуржцы массово и охотно избавляются от бизнесов Паника? Екатеринбуржцы массово и охотно избавляются от бизнесов
  • «Машины постоянно дорожают, дальше будет то же самое». Какие автодилеры уйдут в 2019-м? «Машины постоянно дорожают, дальше будет то же самое». Какие автодилеры уйдут в 2019-м?
  • Дмитрий Потапенко: «У России бюджет войны и сохранения власти. Это не бюджет развития» Дмитрий Потапенко: «У России бюджет войны и сохранения власти. Это не бюджет развития»
  • Кто кого? Два крупных уральских предпринимателя добивают бизнесы друг друга Кто кого? Два крупных уральских предпринимателя добивают бизнесы друг друга
  • «С голоду умереть не дам, остальное — сама. Наверное, дочь думает, что я бесчувственный» «С голоду умереть не дам, остальное — сама. Наверное, дочь думает, что я бесчувственный»
13:24   01.07.2015

Шедевры русских художников за рубежом стали продаваться значительно хуже, и это прямое следствие политической обстановки. Впрочем, бизнесмены из России тоже стали меньше денег оставлять на аукционах.

Михаил Каменский – человек в мире бизнес-арта известный. В начале 90-х он создал первый успешный аукцион по продаже предметов искусства «Альфа-Арт». Потом была галерея старого искусства «Каталог», художественные выставки и аукционы при ассоциации «Четыре искусства», работа в Пушкинском музее. В 2007 г. г-н Каменский возглавил отделение аукционного дома Sotheby’s в России и СНГ - "Сотбис Россия". С появлением дочерней структуры всемирно известного аукционного дома путь российских коллекционеров до самых ценных антикварных предметов в мире стал короче.

Столетний барьер для коллекционера

В конце мая в Екатеринбурге при поддержке ювелирного дома Carrera y Carrera прошла выставка картин из коллекции Анатолия Беккермана. Было представлено более 30 полотен выдающихся русских живописцев. Михаил Каменский говорит, что приехал на открытие выставки в качестве обычного гостя, но мотивы у него глобальные: «Коллекция Беккермана очень велика, музейного уровня. Ее приезд на фоне культурного эмбарго, санкций и вообще политической ситуации – это важный момент и для нашей страны, и для нашего рынка в частности. Поэтому мое присутствие тут легко объяснить. Я заинтересован в том, чтобы культурные связи не ослабевали и не прерывались. И если в Екатеринбург не может приехать коллекция какого-то американского музея, но может приехать коллекция из частного собрания американского коллекционера, то это хорошо».

- Какие-то сложности с ввозом коллекции возникли?

- Для того чтобы привезти частное собрание в Российскую Федерацию, независимо от страны происхождения, нужны только правильно составленные контракты, корректное исполнение таможенных и пограничных правил и деньги, чтобы заплатить за страховку и транспортировку.

- Про ввоз понятно. А наоборот?

- И наоборот также. Нужно просто оформить документы для временного вывоза коллекции в Министерстве культуры, прописать гарантии возврата.

У нас четко прописан закон о ввозе и вывозе культурных ценностей. Частный собиратель может вывезти свою коллекцию за пределы Российской Федерации, но при одном условии: возраст работ не должен превышать 100-летний период. Если им меньше 100 лет, то, пожалуйста, вывозите. Надо только заплатить госпошлину, если речь идет о постоянном вывозе. А для временного ничего платить не нужно.

- То есть иностранец у нас не может купить ничего старше 100 лет?

- Иностранец у нас может купить все, что угодно. А вот вывезти то, что старше 100 лет, – нет.

- Как-то же коллекции ходят по миру…

- Насколько я понимаю, контрабанда существует в мире, наверняка существуют контрабандные каналы и в нашей стране. Но я стараюсь с этим не соприкасаться и не иметь к этому отношения, поэтому механизмы эти мне неизвестны.

- В других странах тоже существуют такие запреты?

- Во всех странах существует жесткий регламент по ввозу и вывозу культурных ценностей. Это связано и с охраной культурного наследия, и с финансовой политикой. Потому что везде есть таможенные пошлины, которые являются источником пополнения казны. Любое государство заинтересовано в том, чтобы эти правила исполнялись.

- Тогда применительно к аукционам как это действует? Допустим, люди покупают на аукционе Sotheby’s какую-нибудь картину….

- Если аукцион проходит в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, и иностранный гражданин хочет купить что-то и привезти к себе, то он должен оформить разрешение. В разных странах есть разные правила. 100-летнего ограничения, по-моему, нигде нет. Там законодатель руководствуется совсем другими параметрами. Не так важен хронологический критерий, как качественный. Есть список особо ценных художников. Например, условно говоря, если это картина Рубенса, и она находилась в частном владении какого-то гражданина Великобритании, и он ее продал через аукцион, то для того, чтобы работу Рубенса вывезти, ему нужно получить разрешение специального органа, который по поручению британского правительства этим занимается.

Плюс есть критерии, связанные с ценой. Все, что выше 100 тыс. фунтов, тоже должно вывозиться по разрешению. Потому что если вещь дорогая, значит, она ценная. А раз ценная, то она может быть принципиально важна для национальной культуры. И тогда уже специально уполномоченный культурный совет, некий аналог Министерства культуры, рассматривает такой случай и решает, давать разрешение или нет.

- А если разрешение не дали, что происходит?

- Вещь остается на территории страны, хотя и считается принадлежащей тому, кто ее купил. Точно так же у нас: например, иностранец хочет купить особо ценную икону 17 века. Ему никто не может запретить купить ее. И никто не заставит ее продать. Но разрешения на вывоз ее за пределы РФ он не получит. При этом он останется легальным, прозрачным, добросовестным владельцем этой иконы. У него на территории РФ будет такое недвижимое имущество.

- А в чем тогда смысл частного коллекционирования?

- Точно не в возможности перемещать какие-то коллекции через границу. Для многих людей желание коллекционировать - естественно. Наверное, это одна из форм охотничьего азарта. Кто-то охотится, кто-то занимается спортом, кто-то является профессиональным болельщиком, кто-то ходит в театр. А есть люди, которые коллекционируют – тратят на это свой энергетический и финансовый потенциал. Кто-то коллекционирует для удовольствия, кто-то для инвестирования, кто-то покупает для того, чтобы потом подарить музею. Сюжетов и сценариев бесконечно много. Это возможность развить грани своей личности. Есть грани традиционные, а есть самые необычные.

- А какие самые необычные?

- Ну вот вы нашли клад, например, монеты. Что это означает? Вы его должны описать, понять, чем владеете, осознать, изучить материал. До этого вы ничего в монетах не понимали, а теперь начали понимать. Можете составить каталог, можете начать свою коллекцию показывать, выставить ее на рынок, встречаться с журналистами, всячески ее продвигать. И с каждой монетой связана какая-то история – кто ее издал, в каком году, что вокруг нее происходило, кто ее закопал и почему... Такое количество разных направлений.

Или вы получили коллекцию в наследство, но не стали ее продавать, а, наоборот, решили проникнуться духом этого собрания, его изучить. Вы становитесь практически искусствоведом, начинаете об этом рассказывать и получать от этого удовольствие. И вообще, начинаете понимать, что смысл вашей жизни не в том, чтобы заниматься трубопрокатным производством или строительством магазинов, а вот именно в коллекционировании. Вы открываете новую страсть в себе. Вот так для многих людей коллекционирование становится образом жизни. Это форма такой социально-полезной болезни.

- Я правильно понимаю, что люди, у которых такая страсть, – и есть ваши клиенты?

- Среди наших клиентов много таких людей, но есть и совершенно другие. У нас же не только покупатели, но и продавцы. Не только частные покупатели, но и музеи, фонды, какие-то совершенно неожиданные клиенты. Например, строится новая многоэтажная гостиница и ей нужен качественный интерьер. В каждом номере должна быть картина. Владельцы этой гостиницы могут пойти на аукцион, на распродажу какой-нибудь крупной коллекции.

Как санкции меняют арт-рынок

Главной причиной для появления «Сотбис» в России стал растущий спрос на предметы искусства и старины со стороны российских собирателей. Они готовы были покупать вещи на аукционах, но им требовался некий посредник, который не только поможет с выбором, но и оградит от фальсификатов. Аукционы в нашей стране «Сотбис» не проводит, хотя такую возможность Михаил Каменский не исключает.

- Как бы описали функции российского отделения «Сотбис» в нескольких словах?

- Это своего рода посольство огромной транснациональной компании, которая выступает агентом на художественном рынке. Наша главная задача - организация предаукционных выставок, которые мы привозим в Россию из Лондона, Парижа, Нью-Йорка. На них можно увидеть лучшие лоты, которые будут продаваться позже. Мы, конечно, консультируем. Мы, конечно, ищем людей, которые коллекционируют или хотят коллекционировать. Мы проводим экспертизу ценных вещей. И помогаем своим коллегам из других стран, с других аукционных площадок находить экспертов по предметам, по которым есть специалисты только в нашей стране.

- Наверняка вас неоднократно обвиняли в том, что своим посредничеством вы способствуете утечке капиталов за рубеж.

- Нет, ничего подобного я не слышал. Деньги, которые можно потратить на произведения искусства, – это просто ничтожные крохи, по сравнению с капиталами, которые элементарно и законно переводятся за рубеж и остаются там навсегда. Это бессмысленные подозрения, не основанные ни на чем. В любом случае, если деньги тратятся, а потом сюда привозятся художественные ценности, то это не утечка, а некое замещение. Люди миллиардами деньги выводят из страны! Как это можно сравнивать с теми крохами, которые они тратят на аукцион?

- Возможно ли, что и в России будут проводиться аукционы под брендом Sotheby’s?

- Законодательно это абсолютно возможно. Более того, мы все время ждем ситуации, в которой мы сможем проводить аукционы.

- Но вы только что перечислили ограничивающие вещи - с точки зрения таможни, Минкульта.

- А государство не имеет ничего против аукционов, никогда никаких препятствий не было. В ситуации политической напряженности у международной компании должны быть какие-то очень серьезные причины, чтобы проводить аукционы в Москве. Но та часть общества, которая участвует в аукционах, абсолютно не настроена сейчас тратить деньги на искусство, в Москве, по крайней мере.

- То есть политический кризис на арт-рынке тоже сказывается? Меньше стали покупать картин?

- Во-первых, стали меньше покупать все, что связано с русским искусством, с брендом Россия. Во-вторых, стало меньше тех, кто покупал в Лондоне дорогие картины, чтобы украсить свои российские особняки. Хотя глобально ничего не изменилось: высококлассные вещи, шедевры, всегда стоили дорого или будут стоить дорого. Просто люди думают сейчас совершенно о других вещах. О том, как пережить банкротство или выйти из банкротства, а не о том, как потратить десятки тысяч долларов на художественное произведение. Люди разоряются, теряют производства, превращаются из богатых в разоренных. Как это может быть связано с расцветом художественного рынка?

- У вас есть цифры, насколько упал арт-рынок?

- Мы эти подсчеты сделаем где-нибудь к концу июля, когда закончится сезон, сейчас как раз идут русские торги у нас и у наших конкурентов. Хотя и сейчас можно применить нормальный макроэкономический анализ: падение российской экономики напрямую отражается на состоянии всех сфер – и политических, и финансовых – все абсолютно прямо пропорционально.

- Довольно пессимистично звучит. Может быть, есть планы по приостановке деятельности в России?

- Нет, мы не видим для этого никаких оснований, мы верим в то, что наша страна обретет тот же самый и даже более сильный статус, что был. Я считаю, что эта ситуация временная. Санкции рано или поздно будут ослаблены либо отменены. И никакого смысла прекращать свою деятельность мы не видим.

- С чем связан ваш оптимизм?

- Со здравым смыслом.

- А кто будет стоять за этими переменами к лучшему?

- Я буду стоять. Буду делать все, чтобы российская культура и, в частности, искусство и художественная жизнь продолжали жить полной жизнью. 

Автор: Ольга Селезнева
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

«Монополия будет работать на сохранение». Греф — о коррупции, Чубайс — о расточительности «Монополия будет работать на сохранение». Греф — о коррупции, Чубайс — о расточительности
Скинули 80 млн руб. Под Екатеринбургом четвертый год продают замок с башней
Метро, новый зоопарк и проблема 9-ти яиц. Итоги большой пресс-конференции Куйвашева
Статистика расходится в шесть раз. Сколько россиян на самом деле уезжают из страны
«Терапия не дает эффекта. Нужен прорыв». Какой будет «гильотина» для бизнеса от Медведева
Манипуляции и давление: как управлять переговорами, если твои стартовые позиции слабее?
Хайп по кроссоверам на Урале иссяк. Что происходит с рынком подержанных авто в городе?

Бизнес

«Машины постоянно дорожают, дальше будет то же самое». Какие автодилеры уйдут в 2019-м? «Машины постоянно дорожают, дальше будет то же самое». Какие автодилеры уйдут в 2019-м?
«Скрипт — признак планктонного консультанта» — Дмитрий Кибкало, «Мосигра»
«Пока мы делали продукт и считали бабло, наши клиенты стали друг друга фактически убивать»
«Я начальник — ты дурак» не работает. Как шведская бизнес-культура приживается в России
Как инвесторы смогут заработать на единственном на Урале курорте европейского уровня
«Метод спасения от кризиса парадоксальный, но он работает». Как бизнесы переживают спад?
«Любые шаги правительства ужесточают риски для бизнеса». Прогнозы из-за границы

Свое дело

8 лайфхаков для тех, у кого нет денег, но есть желание запустить стартап 8 лайфхаков для тех, у кого нет денег, но есть желание запустить стартап
Сколько стоит миллион роз? Изнанка крупнейшего на Урале производства цветов
«О, сэкономили!» Разобранный самолет и летающие отвертки основателя People4people
«Какие оксфорды? Наши мужчины до сих пор носят туфли. Спасибо, хоть не с костюмом «Адидас»
Наш ответ санкциям. Как фермеры из уральской деревни снабжают индейкой полстраны
Как заключить сделку с «Лукойлом» и построить совместное предприятие с французами
Вы не поверите. Он создал крутой проект в Англии, но зарабатывать хочет на Урале

Качество жизни

Новая хитрая схема черных риелторов. Как не попасться? — Станислав Галкин Новая хитрая схема черных риелторов. Как не попасться? — Станислав Галкин
«Уральские авиалинии» подвели итоги юбилейного 2018 года
«Душенька болит». Ирина Тебенева — о том, как конфликт со школой выводит детей на митинги
«Тревожно за 2019-й». Что будет с ценами на жилье: 3 прогноза — от бизнесменов и министра
От рельсов до авиации. Как развивались заводы в эпоху императора Николая II
«Мы уверены, это был поджог»
Андрей Пучков: «Мы поняли, что попали в ловушку»

Мнения

Дмитрий Волошин: «Кому нужен высокомаржинальный, но унылый бизнес? Цените конкурентов» Дмитрий Волошин: «Кому нужен высокомаржинальный, но унылый бизнес? Цените конкурентов»
«Смекалистые схемотехники стали использовать Закон о самозанятых в свою пользу»
Дмитрий Потапенко: «У России бюджет войны и сохранения власти. Это не бюджет развития»
«Сегодня уровень налоговой нагрузки ставит бизнес в ситуацию выживания»
Андрей Мовчан: «В Африке пустили поезда со скоростью 320 км/ч, в РФ 200 км/ч — рекорд»
«Мое поколение вышло из-под полы Шувакиша. Это то ли якорь, то ли лоцман в светлое завтра»
«Завод не дойная корова. Зато всегда можно выставить бизнес главной причиной всех бед»

Лайфхаки

Популярную соцсеть поймали на сборе геотегов пользователей. Зачем им знать о нас все? Популярную соцсеть поймали на сборе геотегов пользователей. Зачем им знать о нас все?
Купил машину, не проверив реестр? Банк имеет право забрать ее за долги. Так решил суд
«Работать после 40 лет опасно для мозга. Идеальная нагрузка — не больше 25 часов в неделю»
«Делают нас нелогичными, неспособными радоваться». Как деньги одурманивают любого
«Успешные дети получают зарплату уже с 1 класса. Это особый метод воспитания»
Толстые кости и атрофированный иммунитет. Что ждет будущих колонизаторов Марса?
«Костюм в качестве офисного дресс-кода? Только если компания хочет вылететь с рынка»
Смотрите также
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.