Подписаться
Курс ЦБ на 25.06
53,32
55,96

Виктор Немихин: «Если Россия выберет госкапитализм, публичный рынок капитала исчезнет»

Виктор Немихин
Виктор Немихин. Автор фото: Денис Полуэктов. Иллюстрация: DK.RU

За три месяца российские инвесторы испытали на себе все существующие риски. Среди них появились «условно богатые люди». Каких возможностей они лишились и что им по-прежнему доступно, — на DK.RU.

«В этот кризис ни один из активов не показал себя как абсолютно надежный. «На коне» оказались пенсионеры с долларами в трехлитровых банках», — отмечает независимый финансовый советник Виктор Немихин. Он рассказал, кто из инвесторов не особо пострадал от перипетий последних трех месяцев, а кто испытал на себе «прелести» рисков в полной мере, и что главный вопрос, который стоит сегодня: в какой парадигме будет развиваться российская экономика?

Какие проблемы из возникших у российских инвесторов с конца февраля — самые серьезные?

— За последние три месяца российские инвесторы прошли хорошую школу: им были продемонстрированы практически все риски, связанные с инвестированием. Самыми травматичными, на мой взгляд, были три ситуации. Первая — блокировка и перевод счетов из-за санкций, наложенных на банки. Эта проблема затронула многих, в результате кто-то «переезжал» один раз, кто-то несколько: из ВТБ — в Альфу, из Альфы — еще куда-то. Вторая проблема — блокировка активов, приобретенных на зарубежных биржах, в основном еврооблигаций, которые считались самыми надежными ценными бумагами. Это ударило по крупным инвесторам и привело к появлению категории «условно богатых людей». Третье событие — 30 мая Банк России ограничил торги иностранными ценными бумагами, которые были заблокированы международными расчетно-клиринговыми организациями. Регулятор объяснил, что «это решение направлено на защиту прав и интересов инвесторов и минимизацию их рисков». Брокерам и Санкт-Петербургской бирже пришлось заблокировать такие бумаги на счетах клиентов. Что делать владельцам с этими активами, пока не очень понятно.

Была ли паника среди инвесторов? Какие непоправимые ошибки совершались?

— Возможно, самая непоправимая ошибка в такой ситуации — начать что-то делать. Существует мудрое высказывание: не знаешь, что делать, не делай ничего. Мы видели, что ОФЗ и другие ценные бумаги серьезно падали в цене. Они довольно быстро восстановились, но, наверное, кто-то в состоянии паники избавился от них.   

В отличие от предыдущих кризисов, которые я видел, на этот раз панику достаточно быстро купировали. На мой взгляд, действия ЦБ РФ были очень профессиональными. Мы все сильны задним умом, и, оценивая действия в ретроспективе, с легкостью говорим, что кто-то поступил неправильно. В данном случае в отношении действий регулятора придраться практически не к чему. Разве что имело смысл закрыть торги на бирже на день раньше. Благодаря ЦБ инвесторы, наломавшие дров в первые дни после начала спецоперации, в дальнейшем просто не могли продать те же ОФЗ за 50% их стоимости.

В мировой практике были подобные прецеденты?

— В мировой практике было многое, но не в таком объеме — с блокировкой золотовалютного резерва, отключением банков от системы SWIFT, арестами имущества, запретом на вхождение судов и далее по списку. К тому же, в столь короткий промежуток времени. Ближайшие аналогии — Иран и Венесуэла, но даже в отношении этих стран санкции не были столь глобальными и концентрированными. Это беспрецедентная история. Уверен, она войдет в учебники по мировой экономике.

Показали ли какие-то активы себя защитными, непотопляемыми в этой ситуации?

— Абсолютно надежных активов, по которым отсутствовали бы любые риски, связанные с инвестированием, не было. Даже короткие облигации федерального займа России потеряли в цене, хоть и не столь существенно, как длинные, когда ЦБ РФ поднял ключевую ставку. Даже по ним был реализован риск отсутствия ликвидности, потому что в течение месяца торги были закрыты, и их невозможно было купить или продать.

Поэтому, наверное, единственным непотопляемым активом оказался кэш под подушкой. Хотя назвать его активом довольно сложно из-за нулевой доходности. Но в целом пенсионеры с долларами в трехлитровых банках в этой ситуации были на коне.

А золото?

— Золото в привязке к нашей ситуации никак себя не проявило. В начале прошлого года я рассматривал золото как инструмент защиты от инфляции. Раскручивающийся маховик инфляции — глобальная проблема, которую мы видим сейчас в мировой экономике: в США она под 9%, в Еврозоне — 8,5%. Я сделал вывод, что золото — довольно странный актив: в каких-то случаях оно выступает инструментом защиты от инфляции, в каких-то — нет. Я так и не смог обнаружить закономерность. Сейчас мы видим, что общемировая инфляция раскручивается, а золото на это не реагирует.

Вторая традиционная причина, по которой люди приобретают золото не в виде финансовых инструментов, а конкретного материального актива — глобальный форс-мажор, когда перестают работать стандартные финансовые инструменты, и деньги ничего не стоят. Называя вещи своими именами, золото рассматривают как актив на случай военных действий. Надеюсь, мы до этого не дойдем. Опять-таки, оправдает ли золото подобные ожидания в случае глобального ЧП, не понятно.

Мне кажется, некоторое время мы будем наблюдать мировую инфляцию, но золото на нее будет реагировать так же, как сейчас, то есть, никак. Потенциал золота как защитного актива в текущих условиях представляется сомнительным.

В марте выросли продажи недвижимости. На ваш взгляд, вкладываться в недвижимость в тот период было правильно? 

— С одной стороны, недвижимость выступает защитным активом при инфляции — это подтверждает динамика цен на недвижимость в Европе и США. С другой, ситуация с недвижимостью в России по таким фундаментальным показателям, как соотношение стоимости квартир к заработной плате, к ВВП и так далее, говорит о том, что цены у нас достаточно высокие, и, если мы находимся не в состоянии «пузыря», то очень близки к нему. Вероятность коррекции цен на рынке жилой недвижимости была достаточно высокой. Он поддерживался в первую очередь ставками по ипотеке. Государство видит в строительной отрасли локомотив экономики. Падение стройки повлечет за собой падение ВВП, проблемы во многих смежных отраслях, поэтому ЦБ, Минстрой и правительство пытаются этот локомотив сохранить. Если им удастся это сделать, существенной коррекции цен на рынке жилья мы не увидим.

Стоило ли спешно покупать недвижимость этой весной? У каждого свой ответ на этот вопрос. Если человек планировал это сделать, наверное, имело смысл заскакивать в последний вагон и брать ипотеку по ставке, которая была до спецоперации. Если у человека был кэш, и он превратил его в бетон в надежде, что кэша, как минимум, не станет меньше, то не уверен. Вообще, я не специалист в области недвижимости, но с точки зрения доходности она точно проиграла коротким банковским депозитам под 20%.

Мы видим, что ЦБ последовательно снижает ключевую ставку. Что это означает для инвесторов?

— Если коротко, для инвесторов это плохо. Регулятор резко повысил ключевую ставку, чтобы вкладчики «не вынесли» банки. В моменте депозиты стали наиболее интересным инструментом инвестирования, как и некоторые выпуски ОФЗ. Но возможность приобрести последние была всего пару дней, потом ЦБ остановил торги. Сейчас эта премия уходит, и у инвесторов исчезает очень понятный инструмент. Но, что делать, такова жизнь.

Какие инвестиционные возможности сохранились у российских инвесторов и чего они лишились?

— Мне очень жаль, что российские инвесторы абсолютно лишены (и, видимо, на длительный период) возможности диверсификации инвестиций. Диверсификация, в том числе валютная и страновая, — ключевая история для портфельного инвестирования. До недавнего времени сохранялась надежда, что мы приближаемся к общемировому рынку. Представители ЦБ не раз говорили, что с 1 апреля 2022 г. в России появятся ETF «большой тройки» (управляющие компании ETF, которые контролируют около 82% активов всей индустрии) — iShares, Vanguard, State Street. Это базовые кирпичики, из которых собирается правильный инвестиционный портфель.

Вместо этого на сегодняшний день у российского инвестора не осталось инструментов валютной диверсификации, как практически и страновой. Ведутся разговоры о том, что мы получим доступ на китайский рынок. Но китайский рынок весьма своеобразный, и для российского инвестора он будет еще менее понятен, чем международный. Польза от такого доступа, на мой взгляд, пока очень неоднозначна. Поживем — увидим.

Второе — результативность инвестиций в российские активы стала существенно менее прогнозируемой. Раньше дивидендная политика компаний была относительно предсказуемой, и инвесторы понимали, чего ждать от акции, каким может быть размер выплат. На сегодняшний день этого нет. Никто не знает даже будут ли компании, получившие в 2021 г. хорошую прибыль (тот же Сбер), выплачивать дивиденды.

Разрешение не публиковать финансовую отчетность не прибавило инвесторам возможностей для понимания, во что вкладываться. Это касается и рынка акций, и рынка облигаций. Если с ОФЗ все более-менее понятно, то без данных о финансовой отчетности компаний риски инвестирования в долговые инструменты выросли, даже в случае с крупными корпорациями.  

Что касается возможностей инвестирования на российском рынке, ничего не изменилось: Московская биржа работает, набор инструментов почти тот же, за исключением биржевых фондов, где есть неприятные сюрпризы. Самый неприятный — ETF от FinEx. Он зарегистрирован в Ирландии, начал торговаться на Московской бирже в числе первых и вот, в начале июня сообщил о закрытии одного из своих фондов. Инвесторы потеряли 2,3 млрд руб.

Интересный момент: биржевые ПИФы, существующие в российском праве, и ETF — очень родственные финансовые инструменты, если не сказать, что ПИФы «срисованы» с ETF, хотя есть некоторые отличия. Обычно они были не очень в плюс нашим биржевым фондам. Уникальность текущей ситуации в том, что инструменты, зарегистрированные по российскому праву, показали себя более жизнеспособными, чем зарегистрированные, условно, по ирландскому праву.

В последние годы самыми перспективными с точки зрения инвестирования считались технологические компании. Поменялось ли что-то сейчас? Возможно, стоит обратить внимание на другие отрасли, к примеру, связанные с продуктами питания? 

— Мы всегда умны задним числом. Что касается ИТ-сектора, во-первых, он практически не представлен в России, за исключением Яндекса и еще пары-тройки компаний. ИТ-сектор по-прежнему показывает рост, но и стоимость ценных бумаг высокая, и, когда мы видели коррекцию на американском рынке, ИТ-сектор бежал впереди всех и падал гораздо веселее. Тот же Яндекс оценен достаточно дорого в сравнении с другими секторами экономики, типа «нефтянки». Поэтому при инвестировании в ИТ-сектор надо понимать, что вы покупаете достаточно дорогой актив в надежде на то, что в дальнейшем он будет расти так же резво, как рос до сих пор. Произойдет ли это, не понятно, особенно в ситуации, когда все так сильно меняется. Но в целом в последние годы ИТ-сектор — топ-история, потому что экономика быстро цифровизуется.

Вкладываться в компании, связанные с производством продуктов питания, надо было год назад. Сейчас их бумаги уже существенно подорожали. В России производителей продуктов питания больше, чем ИТ-компаний, но тоже не так много. У нас сырьевая экономика, и на рынке закономерно преобладают сырьевые компании.

Традиционные энергетические компании долго хейтили, «нефтянка» на мировых рынках стоила очень дешево — все носились с идеей зеленой энергетики. Сейчас про нее вдруг забыли, «нефтянка» же (не российская) стала локомотивом на мировых рынках: она тащит индексы, ETF на «нефтянку» обновляют максимумы. Люди вспомнили, что для жизни нужна энергия, и есть компании, которые ее в том или ином виде производят. Наверное, эта тенденция может быть соотнесена и с Россией. Поэтому я бы ни электрогенерацию, ни «нефтянку», ни тот же Газпром не сбрасывал со счетов, несмотря на санкции и заявления, что российские ресурсы не будут покупать.

Изменили ли вы что-то в своем личном портфеле за последние три месяца?

— С частью счетов я «попутешествовал» из ВТБ — в Альфу, из Альфы — дальше. Глобально в инвестиционном портфеле я ничего не менял — у меня была страновая диверсификация и диверсификация по брокерам, через которых я проводил операции. Поэтому пока текущая ситуация меня не особо затронула. Надеюсь, что дальнейшие события не вынудят меня что-то серьезно менять, хотя ни в чем нельзя быть уверенным, в частности, не попросят ли «на выход» западные брокера.

Есть ощущение, что российских инвесторов «кинули». Каковы сейчас их настроения?

— Если говорить не печатно и не литературно, инвесторы прибывают в состояние крайнего «офигевания» от происходящего. Что касается настроений, все зависит от судьбы активов. Я бы разделил инвесторов на тех, кто был относительно правильно аллоцирован и особо не пострадал, и тех, кто испытал на себе «прелести» рисков в полной мере.

Чтобы оказаться в числе первых, требовалось быть полностью аллоцированным в российские активы, если валюта инвестирования рубли. Либо покупать российские активы через российских брокеров, а западные активы — через западных брокеров. Хотя и здесь есть нюансы: некоторые европейские брокера просили российских клиентов «на выход». Эти инвесторы получили неприятный опыт, но, по крайней мере, не понесли существенных убытков. Их активы не заморожены, они могут превратить их в деньги, завезти в Россию, оставить в Европе, если там есть счета.

Клиенты, покупавшие российские активы через Запад или иностранные ценные бумаги через российских брокеров, держатели российских еврооблигаций оказались во второй группе. Например, не секрет, что многих крупных клиентов приучили к мысли, что инвестировать в доходные еврооблигации — круто. Сейчас они стали «условно-богатыми людьми»: у них есть активы, но дотянуться до них нельзя. В то же время, если инвестиционный портфель составлен правильно, это неприятная, но не смертельная ситуация. Например, если он формировался в качестве пенсионного фонда, а пенсия наступит через 10 лет, есть надежда, что к этому времени актив снова станет доступным, что его можно будет продать. Если же деньги человеку понадобятся через полгода, а в портфеле лежит десятилетняя еврооблигация, это ситуация из разряда «ужас-ужас».

Можно ли сейчас давать какие-то рекомендации по инвестированию?

— Главная рекомендация остается неизменной: прежде чем начинать инвестировать, надо разобраться с целями и задачами — зачем мы это делаем. Нужно понять свою толерантность к риску и так далее. В противном случае инвестиционный портфель будет составлен неправильно. 

К сожалению, сейчас нет ответа на вопрос: в какой парадигме мы будем развиваться? Для инвестирования он ключевой. Если мы будем развиваться как экономика, стоящая на рыночных рельсах, это одна история. Если мы будем развиваться в формате госкапитализма, публичный рынок капитала будет не нужен.

Рынок капитала позволяет перераспределять деньги между теми, у кого они есть, и теми, кому они нужны, через акции или облигации. Есть и другой путь, как в СССР и странах, которые очень централизованы: деньги выдает госбанк, альтернативных вариантов нет. Он не подразумевает наличия свободного рынка капитала: в этом сценарии не нужен ни рынок акций, ни рынок облигаций. По какому пути пойдет наша страна, не понятно. «Звонки» поступают разные: есть ЦБ, который в целом стоит на рыночных рельсах, и есть депутаты, предлагающие регулировать цены на продукты.

Я обратил внимание на одну парадоксальную ситуацию, правда, не ясно, о чем она говорит. В свете происходящего для физлиц была отменена таможенная пошлина на покупки в иностранных интернет-магазинах (при чеке выше $200 приходилось платить 13%). Что из этого вышло: есть aliexpress.com и aliexpress.ru. Человек без специальной технической подготовки автоматически попадает на aliexpress.ru, где оплата «прикручена» к внутреннему курсу, который на 15% выше курса Московской биржи. Иных вариантов нет. Таким образом, власти вроде бы хотели сделать как лучше, но фактически вместо 13%, которые шли в бюджет страны в виде таможенных пошлин, теперь граждане отдают 15% владельцу aliexpress.ru. Что это? Рыночный механизм?

В целом сейчас мы пребываем в ситуации неопределенности. Но она не может длиться вечно. На мой взгляд, некие очертание путей дальнейшего развития появятся осенью. В этой «точке» сойдутся многие факторы: подойдут сроки по различным денежным потокам, сформируются альтернативные цепочки поставок, начнется отопительный сезон в Европе и пр.

Читайте также на DK.RU:

«Под риском все активы, включая недвижимость, золото и криптовалюты», — Андрей Мовчан

«Если инвестиции сделаны правильно, то ситуация не смертельна. Не нужно бежать продавать»

Иран и Венесуэла годами живут под санкциями. Или выживают? О чем говорит их опыт: разбор

Самое читаемое
  • В России стартовал параллельный импорт. Цены на гаджеты взлетели на 20%В России стартовал параллельный импорт. Цены на гаджеты взлетели на 20%
  • В Свердловской области построят завод по производству «химии» для спортсменовВ Свердловской области построят завод по производству «химии» для спортсменов
  • Владелец сети «Елисей» — о «Кировском», «ЖизньМарт» и перспективах своего бизнесаВладелец сети «Елисей» — о «Кировском», «ЖизньМарт» и перспективах своего бизнеса
  • Юрий Шатунов скончался в ночь на 23 июня в машине скорой помощиЮрий Шатунов скончался в ночь на 23 июня в машине скорой помощи
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.