Подписаться
Курс ЦБ на 11.08
60,45
61,70

«Тот, кто допустил дефолт, — банкрот. А с банкротами особо не принято церемониться»

Евгений Коган
Евгений Коган. Иллюстрация: личная страница в соцсети

27 июня Россия допустила дефолт по внешнему госдолгу — рубли кредиторы не приняли, а валютные резервы страны заморожены. О последствиях «дефолта по принуждению» рассказал финансист Евгений Коган.

26 июня истек льготный период по выплате около $100 млн купонного дохода по российским гособлигациям — долларовым со сроком погашения в 2026 г. и номинированным в евро со сроком погашения в 2036 г. По оценке The Wall Street Journal, это первый дефолт России по внешнему долгу с 1918 г.

«Можно называть этот «дефолт» странным. Можно — «дефолтом по принуждению». Можно — юридически бредовым. Однако бредовый или нет, но он уже произошел, и теми организациями, что в частности существуют и для юридической констатации факта — констатирован. Чисто юридически и ISDA, и международные рейтинговые агенства его признали», — отмечает президент инвестгруппы «Московские партнеры», профессор ВШЭ Евгений Коган. В своем Телеграм-канале @bitkogan он прокомментировал сложившуюся ситуацию и высказался о возможных последствиях:

— Одна мысль не покидает — а зачем все это? Чтобы что? Обратиться в международные суды, истребовать деньги? Так пожалуйста. Готовы и без того заплатить. Накрутить душевные штрафы и прочие «мелочи»? Разумеется, нет. На мой взгляд, отчасти ответ на этот вопрос кроется в вырезках из саммита «Большой семерки», а именно призывах к экспроприации российских активов. По такому случаю даже предлагается создать глобальный механизм конфискации замороженного или арестованного имущества РФ.

А как же право собственности? Официальная позиция такова: изъятые средства пойдут на оказание Украине помощи в восстановлении. Что касается кредиторов, они имеют право обратиться в суд и обратить взыскание на имущество России (яхты, корабли, здания, сооружения). Это прецедент, конечно.

Ну, а далее все, что прямо или косвенно можно признать российским, становится в зону высокого риска не только заморозки, но и конфискации. И здесь уже возникает огромный простор для «творчества». Допустим, в счет погашения долгов конфискуется некое здание. Сколько оно стоит? Кто сможет дать объективную оценку? Как оценить амортизацию? Таким образом, объекты можно оценивать крайне дешево.

Вопрос даже не в стоимости активов, но скорее в том, что конфисковывать российское имущество, по примеру Канады, можно будет во славу дефолта достаточно быстро и жестко. Ибо прецедент создан. Хотя по континентальному праву все несколько сложнее. А вот там, где право прецедентное, простор для творчества открывается необыкновенный.

Другой аспект — моральный. Россия впервые с 1918 г. допустила дефолт. Запад показал, что наличие средств и даже желания их платить — недостаточно, чтобы стоять на равных с «цивилизованными странами».

Тот, кто допустил дефолт, — банкрот. А с банкротами особо не принято церемониться, и в зал, где обедают остальные приличные господа, не пускают. Банкрот? Изволь обедать на приступке у входа. И доказывать потом, что дефолт был «искусственный». Впрочем, это уже вряд ли будет кого-то волновать.

По данным Минфина, на 1 июня 2022 г. внутренний долг составлял 16,6 трлн руб., внешний — $56,5 млрд. Доходы же от продажи одних только энергоресурсов в Европу составили $47 млрд за март и апрель. Таким образом, вопрос стоял не в платежеспособности, а в нежелании западных финансовых институтов провести операцию. Однако дефолт уже зафиксирован и точка.

Говоря о реакции «ответственных органов»: в Минфине посоветовали держателям российских гособлигаций, не получившим выплаты, обратиться к Euroclear и другим международным финансовым посредникам. Министерство заявило, что 20 мая произвело выплаты по гособлигациям со сроком погашения в 2026 г. в сумме $71,25 млн и 2036 г. в сумме €26,5 млн.

Официальное объявление дефолта России станет триггером для различных судов и процессов по конфискации собственности, — считает Евгений Коган.

По его мнению, дефолт России окажет влияние на инвесторов во всем мире. Третьи страны могут начать хеджироваться от санкционных рисков путем продажи активов, в том числе и казначейских облигаций США:

Вывод? Значительное количество стран сегодня пересматривает свои инвестиционные стратегии. А это — путь к более чем масштабным мировым коллизиям. Скажу так… очень мягко.

Читайте также на DK.RU:

Виктор Немихин: «Если Россия выберет госкапитализм, публичный рынок капитала исчезнет»

«Под риском все активы, включая недвижимость, золото и криптовалюты», — Андрей Мовчан

Иран и Венесуэла годами живут под санкциями. Или выживают? О чем говорит их опыт: разбор

Самое читаемое
  • Первый пошел: на Уралмаше построят жилой квартал «повышенной плотности»Первый пошел: на Уралмаше построят жилой квартал «повышенной плотности»
  • Российские авиакомпании разбирают на запчасти новые самолетыРоссийские авиакомпании разбирают на запчасти новые самолеты
  • «Мы люди маленькие»: 60% россиян поддерживают завершение спецоперации«Мы люди маленькие»: 60% россиян поддерживают завершение спецоперации
  • «Как бизнес-модель мы проваливаемся, но как модель жизни — вполне себя оправдываем»«Как бизнес-модель мы проваливаемся, но как модель жизни — вполне себя оправдываем»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.