Подписаться
Курс ЦБ на 17.08
61,42
62,35

«Интерес бизнеса к нам есть. Но потом люди понимают, что мы не просто подаем воду в дома»

«Интерес бизнеса к нам есть. Но потом люди понимают, что мы не просто подаем воду в дома»
Иллюстрация: DK.RU

Гендиректор екатеринбургского «Водоканала» — о планах по передаче предприятия в концессию, строительстве сетей в коттеджных поселках и качестве питьевой воды в городе.

На международной промышленной выставке ИННОПРОМ представители Водоканалов из разных городов страны обсудили, чем могут ответить на внешние и экологические вызовы. С одной стороны, увеличивается загрязнение источников водоснабжения (в том числе — водохранилищ, из которых получает воду Екатеринбург). Это требует использования более современных и качественных реагентов для систем очистки. С другой стороны, из-за санкций приходится искать реагенты и оборудование у новых поставщиков — на внутреннем рынке и в странах СНГ.

Гендиректор «Водоканала» Екатеринбурга Евгений Лузгин в интервью DK.RU рассказал, за счет чего его предприятие справляется с этими вызовами, как помогает застройщикам сократить сроки возведения домов и когда может произойти приватизация «Водоканала».

Траты на инвестпрограмму пришлось сократить в 7 раз

Представители науки говорят, что в Екатеринбурге сейчас не хватает питьевой воды. Как уже писал DK.RU, варианты решения проблемы обсуждаются еще с середины прошлого века. В 1970-х гг., чтобы восполнить дефицит, было принято решение построить Нязепетровское водохранилище в Челябинской области и проложить водовод, который бы восполнял недостаток воды реки Чусовой.

Сейчас по примерным подсчетам из Нязепетровского водохранилища перекачивается треть воды, необходимой городу. Насколько велики сейчас расходы на перекачку воды из соседнего региона и нельзя ли переориентироваться на другой источник питьевой воды?

— У нас идет третий год маловодного периода. Снега зимой выпадает немного, поэтому пополнение водохранилищ — минимальное. Город в сутки потребляет около 450 тыс. кубометров воды. Чтобы покрыть эту потребность, ресурсов наших основных водохранилищ не хватает.

Реальный процент воды, которая поступает нам из Нязепетровского водохранилища, посчитать сложно. У нас создан каскад: из Нязепетровского водохранилища вода перекачивается в Верхнемакаровское, из Верхнемакаровского — в Волчихинское. Помимо этих двух водохранилищ есть Новомариинское, которое считается резервным.

Два года назад наполняемость этих водохранилищ была меньше половины. На сегодня все три водохранилища наполнены примерно на 70-72%, дефицит воды до начала паводка 2023 г. составляет около 100 млн м3. Оставшуюся долю воды мы восполняем за счет перекачки из Нязепетровского водохранилища. В прошлом году мы потратили на это 384 млн руб. Сейчас, если мы начинаем работать двумя насосами, в месяц затраты на перекачку составляют около 41 млн руб.

В Екатеринбурге запасы воды — минимальны. Раньше это был город-завод, и никто не рассчитывал, что он станет миллионником. Исеть — маловодная река, достаточная для производства того времени и небольшого поселения. Сейчас министерство энергетики и ЖКХ области мониторит ситуацию, занимается поиском новых источников воды, проводит изыскания. Но пока самый простой и эффективный вариант — использование вод Нязепетровского водохранилища.

Каждый год жители разных районов Екатеринбурга жалуются на неприятный запах холодной воды из под крана. Почему это происходит, и что с этим делать?

— Нам такие жалобы поступают, но обычно они не связаны с работой «Водоканала». С наших фильтровальных станций выходит вода очень хорошего качества. У нас есть своя лаборатория — единственная аккредитованная на Урале. Она следит за соблюдением всех СанПиНов и ГОСТов, контролирует соответствие микробиологических показателей. Сотрудники лаборатории берут образцы воды до и после того, как она поступила в сети.

Запах у холодной воды может появиться из-за серо-зеленой водоросли (из-за того, что глубина Верхнемакаровского и Волчихинского водохранилищ небольшая, они подвержены цветению, — прим.ред), но оборудование на наших фильтровальных станциях позволяет эту проблему устранить. Если мы понимаем, что качество воды плохое, то реагируем в самом начале — подключаем технологии очистки. Это может быть углевание, деманганция, хлорирование, ультрафиолет, микрофильтры. Постоянно улучшаем систему очистки воды. Например, на Западную фильтровальную станцию скоро будем устанавливать ультрафиолетовые лампы, которые позволяют убить микроорганизмы и вирусы  еще до подачи воды в город.

Но мы отвечаем за подачу воды только до фундамента дома. Все, что идет дальше — сфера ответственности управляющих компаний и ТСЖ. Там уже возможны разные варианты. Как правило, это — старые сети. Может влиять подмес воды. Горячая вода действительно может поступать в квартиры с ржавым запахом — она техническая, не питьевая, к ее качеству таких высоких требований нет. Чтобы убедиться, что пахнет действительно холодная вода, мы всегда советуем провести простой эксперимент: нужно перекрыть подачу горячей воды, пропустить холодную воду и набрать ее в нержавеющую кастрюлю. Если запах остался — нужно обращаться в УК и, если потребуется, идти дальше, в другие инстанции.

Сейчас в городе высокий износ сетей водоснабжения и водоотведения — в районе 60-70%. Несмотря на то, что Екатеринбург перестали называть «долиной гейзеров», показатель последние годы почти не меняется. У жителей есть повод для беспокойства?

—  На самом деле, существует определенный коэффициент, который позволяет оценить аварийность сетей. Считается, что если происходит 1 авария на 1 км — это неплохой показатель. В Екатеринбурге это — 1,19. Да, в Москве и Санкт-Петербурге ситуация лучше, но там и в инфраструктуру вкладываются другие деньги. В других городах-миллионниках ситуация хуже, чем в Екатеринбурге. Например, в Ростове-на-Дону коэффициент составляет почти 2 аварии на 1 км.

Действительно, у нас плохое состояние канализационных сетей. Это связано с тем, что коллекторы в городе раньше строили из железобетона. Их верхний слой стал разрушаться из-за воздействия микробов и сероводорода. Заменить все коллекторы одновременно не предоставляется возможным, поскольку это требует очень серьезных затрат.

Вообще у нас есть инвестиционная программа. Помимо ремонта сетей мы обновляем головные сооружения водопровода, чтобы увеличить мощность подачи воды, ставим новые фильтры и оборудование, модернизируем очистные сооружения. До 2025 г. должен быть реализован огромный комплекс работ.

Стоимость инвестпрограммы — около 9 млрд руб., но этих денег катастрофически не хватает. Программа финансируется за счет тарифа, он не может расти быстрее, чем предельно допустимый индекс — 2,9% в год. При этом стоимость работ зачастую растет быстрее. Приведу пример. В 2013 г., когда началась реализация инвестпрограммы, на нее планировали потратить около 70 млрд руб. Но с каждым годом сумму затрат приходилось корректировать, потому что мы понимали, что столько денег от потребителей нам не поступит. 

А муниципалитет не может целевым образом выделить средства на решение этой проблемы?

— Он в этом процессе не участвует. Есть целевые муниципальные программы, но они точечные. Работа инвестпрограммы в целом направлена на улучшение качества воды и качества предоставления такой услуги как водоснабжение. Что касается приоритетов — в первую очередь работаем по предписаниям надзорных органов.

Уже несколько лет обсуждается возможная приватизация «Водоканала». В какие сроки это может произойти?

— Насколько я знаю, президент России подписал закон, согласно которому все муниципальные предприятия, которые работают на рынке, до 2025 г. должны определиться со своей новой формой собственности. Что это будет в случае с «Водоканалом» — АО, ЗАО? Возможны разные варианты. Принимать решение будут наши нынешние работодатели — администрация Екатеринбурга.

Да, обсуждался вариант заключения концессионного соглашения. Но просто взять и передать МУП «Водоканал» в концессию нельзя. Можно передать только что-то конкретное: здания, помещения, сети, насосные станции, водохранилища. Либо это должна быть очень крупная компания, которая хорошо понимает специфику нашей работы. Как сказал мэр Алексей Орлов, если передача в концессию состоится, город будет пристально следить за этим процессом. Потому что «Водоканал» — это ресурсоснабжающая организация, которая обеспечивает жизнедеятельность города.

Но, если честно, я третий год работаю руководителем «Водоканала», и об этом постоянно говорят. Но лично я не видел ни одного предложения от бизнес-структур, которые были бы готовы заняться таким проектом.

Неужели бизнес не заинтересован в таком крупном активе, как «Водоканал»?

— Интерес бизнеса к нам есть. Но, когда люди начинают глубже погружаться в тему, понимают, что предприятие не просто занимается подачей воды в дома. Мы также строим и ремонтируем сети, почти каждый час контролируем качество воды, благоустраиваем дворы после аварийных работ, обслуживаем гидротехнические сооружения…Все намного сложнее.

Если МУП передадут в концессию, «Водоканал» от этого выиграет?

— Как я уже сказал, у нас большая инвестпрограмма, на которую необходимо около 30-40 млрд руб. У меня есть возможность потратить только 9 млрд руб, заложенных в тариф. Если появятся дополнительные источники финансирования работ — это будет серьезный плюс, и даже не для «Водоканала», а для жителей и города в целом.

Кроме этого, в плюсе останутся застройщики. Сейчас многие из них задают вопрос, почему подключение к сетям им обходится так дорого? Мощности наших аэрационных станций позволяют принять минимальный объем стоков. У нас ограничен объем воды, которую мы можем выдать новым застройщикам. Чтобы эту проблему решить, нужно увеличивать мощности наших фильтровальных станций. На это тоже нужно финансирование.

Сети в коттеджных поселках — больная тема

На форумах, посвященных поддержке предпринимательства, часто говорят о том, ресурсоснабжающим организациям необходимо сокращать сроки подключения объектов к сетям. И эти разговоры небезосновательны. По закону с момента поступления заявления от застройщика «Водоканал» должен подключить абонента в течение 18 мес. Если этот процесс действительно будет занимать 18 мес., строительство жилых домов в нынешних условиях перестанет быть для застройщиков рентабельным.

— Фактически на подключение абонента к сетям мы тратим меньше времени, чем положено по закону, — объясняет Евгений Лузгин. — Мы прорабатывали этот вопрос на заседаниях рабочей группы при областном правительстве под руководством замгубернатора Сергея Швиндта. В этом году мы заключили соглашение с Гильдией строителей Урала о сокращении срока согласования проектной документации для подключения дома к сетям. Раньше на это уходил 1 мес., теперь постараемся сократить до 10 дней.

Кроме этого, в связи с ситуацией в стране, процедура подключения объектов к сетям в целом была значительно упрощена. Сейчас застройщики могут строить сети самостоятельно под нашим присмотром с дальнейшей передачей на баланс «Водоканала». Нюансы этого вопроса сейчас прорабатывают специалисты.

Компании на это идут?

— Конечно. Чтобы проект был выгоден для застройщика, ему необходимо сдать дом не позже, чем в течение полутора лет. Представьте, насколько этот процесс затянется, если ему придется ждать 18 мес., пока «Водоканал» подключит сети? Это целая цепочка. Мы корректируем ее вместе с застройщиками. Кстати, в прошлом году Екатеринбург был признан самым развивающимся городом по подключению к новым объектам. По динамике ввода нового жилья мы даже обогнали Москву и Санкт-Петербург. Эти темпы нам нарушить уже никто не даст.

Если в центральных районах Екатеринбурга уже есть готовая инженерная инфраструктура, то на окраинах и в отдаленных районах с этим все сложнее. Сейчас именно в этих территориях активно строят организованные коттеджные поселки. Удается ли выдерживать сроки там?

— Это действительно больная тема для города, и, в частности, для «Водоканала».

Когда люди планируют построить коттеджный поселок, они выбирают для этого красивое место, где растут деревья и поют птицы, не задумываясь, есть ли у них возможность обеспечить дома питьевой водой и канализацией. И здесь начинаются проблемы.

Часто у нас нет возможности проложить трубу в такой коттеджный поселок, потому что это слишком далеко и дорого. Такие объекты нужно включать в федеральные программы, потому строительство сетей может обойтись в миллиарды рублей. А человек, который покупает в таком поселке дом за условные 5 млн руб., не готов отдавать сопоставимую сумму за строительство сетей из своего кармана.

Но есть и позитивные примеры. Сейчас реализуется большой проект в поселке Исток. Там застройщики сделали грамотно: сначала они обратились в органы власти и добились попадания в федеральную программу. На подведение сетей было выделено 3 млрд руб. После того, как был определен источник финансирования, застройщик начал возводить дома.

На днях состоятся первые аукционы по КРТ: старые дома на определенных площадках будет сносить и строить на их месте новые. Будут ли на этих площадках менять сети водоснабжения и водоотведения?

 — Этот вопрос лучше адресовать застройщику территории, поскольку ответ на него должен содержаться в его проекте. Но я предполагаю, что если на месте старого жилья будет строиться новое, нагрузка на сети вырастет, и их нужно будет менять. У нас уже есть опыт реализации программ по переселению из ветхого жилья, когда в проекте закладываются новые точки ввода.

После введения санкций в мэрии говорили, что МУПы столкнулись с нехваткой импортных комплектующих для обслуживания оборудования и транспорта. Как эта ситуация повлияла на вашу работу?

— У нас не возникло серьезных проблем из-за санкций. До конца этого года мы обеспечены всем необходимым, подрядчики готовы организовать поставки по ранее проведенным закупкам. Но мы понимаем, что запасы могут закончиться, поэтому ищем запорную арматуру, насосное оборудование и реагенты в дружественных странах — Узбекистане, Таджикистане, Турции, Казахстане. Венгры, с которыми мы работаем много лет, тоже пока нам не отказывают.

Раньше оборудование из дружественных стран уже использовали?

— Наши работодатели ставили нам задачу — стать самым продвинутым Водоканалом в России, поэтому мы использовали все самое лучшее. А лучшее, как правило, было импортным. Но по результатам исследований, которые мы сегодня проводим, мы видим, что в Китае и Узбекистане делают реагенты сопоставимого качества, а цена у них — ниже. Сопоставимую по качеству запорную арматуру, которая раньше завозилась из Австрии и Германии, тоже делают на постсоветском пространстве. И если раньше европейские производители выигрывали за счет того, что давали гарантию на 10-15 лет, то сегодня наши производители выстраивают работу с покупателями аналогичным образом.

По запорной арматуре — смотрим аналоги и внутри страны. Наши сотрудники из предприятия «Горводопровод» ездили на такие производства в Москву, Санкт-Петербург, Казань. А трубы мы и раньше закупали внутри страны и даже у себя в области — в Полевском и Екатеринбурге.

Среди предпринимателей в Свердловской области есть те, кто занимается разработками в сфере экологии, очистки воды. Сотрудничаете ли вы с ними?

— У нас есть определенная проблема, которая мешает использовать наработки малого бизнеса. Как муниципальное предприятие мы можем приобретать продукты и услуги только по результатам конкурсного отбора. Но все местные наработки мы знаем, и сотрудничаем с вузами, в частности — с УрФУ.

Недавно в «Точке кипения» презентовали отечественную разработку для утилизации осадка. Мы выразили готовность выделить им свою площадку — иловые поля — для проведения испытаний. Мы всегда открыты для тех, кто может нам что-то предложить

>>> Читайте также на DK.RU: 

Когда в российских городах можно будет пить воду из крана и что для этого нужно сделать

Как перестать быть ЖЭКом и начать думать о клиентах

Самое читаемое
  • Как «сэкономить» 1,5 млрд в год на срезанном асфальте. История одного ревизора, наши дниКак «сэкономить» 1,5 млрд в год на срезанном асфальте. История одного ревизора, наши дни
  • «Тогда Twitter — Щебетальня». Маркетплейс Wildberries провел ребрендинг и обрусел«Тогда Twitter — Щебетальня». Маркетплейс Wildberries провел ребрендинг и обрусел
  • Россия получила украинские месторождения полезных ископаемых на $12,4 трлнРоссия получила украинские месторождения полезных ископаемых на $12,4 трлн
  • В Екатеринбурге сгорело фермерское кафе владельца «Медвежьей пади»В Екатеринбурге сгорело фермерское кафе владельца «Медвежьей пади»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.