Подписаться
Курс ЦБ на 01.10
55,29
52,73

«Как бизнес-модель мы проваливаемся, но как модель жизни — вполне себя оправдываем»

«Как бизнес-модель мы проваливаемся, но как модель жизни — вполне себя оправдываем»
Иллюстрация: Дмитрий Рыжков

«Есть такой миф, что нам все достается чуть ли не бесплатно. И когда мы говорим, что за коммуналку и аренду платим около 100 тыс. в месяц, люди округляют глаза». Опыт котокафе «Мяу».

Дарья Полянская и Валентина Конышева не понаслышке знают, каково это — развивать свое дело в условиях ограниченных ресурсов. Основательницы благотворительного проекта «Meow gallery» больше 10 лет пристраивают животных, которые по разным причинам оказались без хозяев. В 2018 г., вместо того чтобы организовать стандартную передержку и давить на жалость, они открыли в Екатеринбурге котокафе «Мяу»

Заведение не похоже на обычное кафе: заказать еду или напитки здесь нельзя, но можно выпить чашку чая или кофе. Фактически, это место где человек может провести время в компании кошек. А если появится осознанное желание — забрать кого-то из питомцев в семью. В интервью DK.RU Дарья и Валентина рассказали, как выводили проект из онлайна в офлайн, какие плюсы получили от пандемии и с какими стереотипами им пришлось столкнуться за годы работы котокафе.

«Как бизнес-модель мы проваливаемся, но как модель жизни — вполне себя оправдываем» 1Дарья Полянская (слева) и Валентина Конышева. Фото: Дмитрий Рыжков

Расскажите, как вы пришли к формату котокафе?

Валентина Конышева:

— Оно стало логическим продолжением нашего проекта «Meow gallery». До этого мы пристраивали кошек онлайн и со временем поняли, что людям для принятия решения нужно было куда-то приходить, смотреть на животных, трогать их.

Дарья Полянская:

 — Мы начали пробовать разные офлайн-форматы. Выходили на городские мероприятия, участвовали в «Ночи музеев», Гринмаркетах. Мы сразу отвергли для себя формат приюта, потому что это всегда уныние: «Вот смотрите, кошечка умирает, у вас хорошие руки, возьмите». Когда мы открыли котокафе, нам пришлось первый год бороться с этими стереотипами и показывать людям, что мы не пытаемся вручать кошек каждому посетителю.

Как вы подбирали помещение под такой необычный проект?

В.К.:

— Чтобы открыть первый филиал кафе, мы искали помещение больше года.

Арендодатели не хотели с нами связываться, потому что не видели финансовой стабильности в проекте и боялись, что мы уйдем в минус в первые же месяцы. Но мы нашли прекрасный вариант в центре города, рядом с Ельцин Центром.

Первое время мы жили за счет того, что нас поддерживали многочисленные знакомые — передержки, хозяева наших животных, те, с кем мы общались на городских мероприятиях. Постепенно к нам начали заходить люди, которые шли мимо. Но после того как начался ремонт Макаровского моста, мы просели.

Решили перенастроить свою работу и открыть второй филиал котокафе. На этот раз помещение мы нашли быстрее, потому что у нас уже был работающий проект со своим сайтом. Хотя, конечно, собственник тоже сомневался и брал время на то, чтобы подумать. До нас здесь был строительный магазин, поэтому месяц мы потратили на то, чтобы привести помещение в порядок. В итоге мы открылись, но проработали всего полгода — в марте все ушли в локдаун, а кошки уехали в приемные семьи.

Мы с волнением ожидали, когда сможем продолжить работать и как себя поведут собственники помещений. Владелец помещения на Чапаева отнесся к нам лояльно и предоставил арендные каникулы. А собственник помещения на Набережной рабочей молодежи ощутимо повысил арендную плату. Поэтому первый филиал нам пришлось закрыть. Конечно, у нас есть задумки о том, чтобы открыть филиал котокафе в одном из спальных районов города, но пока это только мечты.

Сейчас в котокафе 17 кошек. Сколько кошек было в котокафе на момент локдауна и как удалось так быстро найти им семьи?

Д.П.:

— В двух филиалах было около 40 кошек. Мы сделали пост о том, что оказались в непростой ситуации. С учетом того, что горожане остались сидеть дома, они активно поучаствовали в расселении. На самом деле в тот момент все были на каком-то эмоциональном подъеме и казалось, что локдаун — это только на неделю. Никто не предполагал, что мы будем закрыты более пяти месяцев. Нашей сфере (мы относимся к торгово-развлекательной деятельности) разрешили начать работать в числе последних.

Но есть и хорошая новость. После локдауна около 70% кошек остались на постоянном месте жительства в семьях, которые их приютили. За это время люди привыкли к мысли, что у них есть животное. Несколько семей уже через пару месяцев известили нас, что хотят оставить котиков себе. Остальные — уже перед самым открытием, когда мы поставили вопрос о возвращении кошек ребром, сказали, что не смогут с ними расстаться.

С учетом того, что на передержках у нас было много привитых и вакцинированных кошек, мы завезли новеньких. Мы заселяем их партиями, потому что взрослая кошка может адаптироваться к жизни в таком пространстве до месяца. Некоторым становится сложно и нам приходится возвращать их обратно на передержку.

А вообще, насколько быстро кошки из котокафе находят хозяев?

Д.П.:

— Все очень индивидуально. Есть история, когда кошка жила здесь два года. Есть ситуации, когда кошку берут в семью уже через 5-10 дней. Но забрать у нас кошку не так-то просто. Мы всегда выдерживаем небольшую паузу, чтобы человек еще раз обдумал свое решение, подбил бюджет. Сейчас содержать кошку — это недешево. После того, как мы подобрали наших подопечных, качество их жизни выросло. Поэтому содержать их на еде со стола и рыбьих головах — не вариант.

Мы не просим покупать для кошек супердорогой корм. Но если человек не готов тратить на содержание животного 2 тыс. руб. в месяц — это не наш усыновитель. Тут дело даже не в том, кто и сколько зарабатывает. Иногда у состоятельного человека есть эмоциональный блок — тратить такую сумму на содержание животного. А есть люди со скромными доходами, которые к этому готовы.

«Как бизнес-модель мы проваливаемся, но как модель жизни — вполне себя оправдываем» 2Фото: предоставлено героями материала

Кто сейчас работает в котокафе и следит за кошками? И налажено ли у вас сотрудничество с какими-то ветеринарными клиниками и зоомагазинами? Может быть, кто-то делает скидки, учитывая специфику проекта.

В.К.:

— Пока у нас в штате два администратора и женщина, которая следит за хозяйством. Сейчас ищем третьего администратора, но пока найти мотивированного кандидата не удается. Мы заняты на основной работе, поэтому руководим онлайн или приезжаем после окончания рабочего дня. Раньше я работала юристом, Даша — дизайнером. Сейчас у нас другие специальности. Даша стала зоопсихологом, я работаю врачом в ветеринарной клинике. До этого все ветеринарные услуги мы оплачивали на общих основаниях. Сейчас стало немножко проще.

Д.П.:

— Невозможно работать с кошками без специальных знаний. Это неправильно, но, к сожалению, некоторые коллеги выстраивают работу именно так. Для нас было принципиально важно быть на волне современных знаний. Поэтому мы пошли учиться.

А что касается особых условий — действительно, есть такой миф, что нам все достается чуть ли не бесплатно. И, когда мы говорим, что за коммунальные услуги и аренду платим около 100 тыс. в месяц, люди округляют глаза. Корм для животных мы тоже закупаем на общих условиях, как юрлицо. Так что никаких льгот у нас нет, даже несмотря на то, что у нас некоммерческая организация. 

Не рассматривали возможность отправить заявку на какой-нибудь грант?

Д.П.:

— Мы думали о подаче заявки на президентский грант, но, наверное, к нашему проекту это не очень применимо. Обычно речь в таких проектах идет про отлов и стерилизацию животных. Этой работой мы занимаемся в рамках «Meow gallery», а в кафе котики попадают уже привитые и стерилизованные. Хотя, может быть, мы со временем и найдем какой-то интересный поворот.  

Часто надзорные органы вас проверяют?

Д.П.:

— Налоговики проверяют нас точно так же, как и любой другой бизнес. А раз у нас нет своего пищеблока — санэпидемстанция нас не контролирует. Часто гости говорят нам: «У вас тут ничего интересного нет, вот, если бы была еда — поток посетителей бы вырос». Приходится объяснять ситуацию.

«Как бизнес-модель мы проваливаемся, но как модель жизни — вполне себя оправдываем» 3Фото: предоставлено героями материала

Кстати, как у вас сейчас обстоят дела с трафиком? В некоторых развлекательных учреждениях фиксируют спад.

В.К.:

— У нас с наступлением хорошей погоды всегда трафик понижается, порой до 80%. Сейчас аналогичная ситуация.

Доходов от посещения котокафе хватает, чтобы обеспечить его функционирование?

Д.П.:

— Все зависит от сезона и от ситуации в стране.

Любые катаклизмы отражаются на нашей работе с отложенными последствиями. Какое-то время люди адаптируются к экономической ситуации и не меняют свой образ жизни, а потом начинают отказываться, например, от походов в досуговые заведения.

В.К.:

— Когда ты ведешь обычный бизнес, у тебя есть доходы, расходы и возможность что-то отложить на случай форсмажора. Если у нас появляются такие запасы, все быстро съедается просадками от отсутствия гостей.

Фактически вы работаете в формате антикафе, которые были на пике популярности несколько лет назад. Но с каждым годом они все менее востребованы. Нет ощущения, что формат котокафе тоже себя изживает?

В.К.:

— Такого ощущения нет. Мы недавно об этом рассуждали. Пришли к мнению, что котокафе — это такая же нестареющая вещь, как цирк и зоопарк, которые работают с незапамятных времен. К нам точно так же приходят семьи с детьми, люди, которые любят животных. Поэтому я думаю, что как формат котокафе приживется надолго. Главное, чтобы все это было интересно.

Д.П.:

— Мы долго работали над позиционированием. Рассказывали, что у нас есть спасенные кошки. Иногда посетители и даже новенькие администраторы удивлялись, что на улице можно встретить брошенное животное. К этому формату люди долго привыкали.

Поглядывая на коллег, я вижу, что некоторые антикафе, где нет кошек, сейчас закрываются. Не буду рассуждать о возможных причинах. Конечно, как бизнес-модель котокафе последние годы тоже проваливается, но как модель жизни — вполне себя оправдывает.

Читайте также на DK.RU: «Зачем мне изучать чей-то опыт? Я верю, что если делать классный проект, деньги придут»

Самое читаемое
  • «Они тебе будут платить, а ты им доплачивать» — гендиректор ТЦ о брендах из Китая и Турции«Они тебе будут платить, а ты им доплачивать» — гендиректор ТЦ о брендах из Китая и Турции
  • Как научить ребенка мыслить критически и почему школа этому вредит, а не помогаетКак научить ребенка мыслить критически и почему школа этому вредит, а не помогает
  • Новости мобилизации: что делать заболевшим и кому разрешено покидать РоссиюНовости мобилизации: что делать заболевшим и кому разрешено покидать Россию
  • «Главная задача сейчас — сохранить ясную голову и более-менее здравый рассудок»«Главная задача сейчас — сохранить ясную голову и более-менее здравый рассудок»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.