Подписаться
Курс ЦБ на 25.06
53,32
55,96

Чему учиться во время кризисов? Практическое руководство о том, как изменить карьеру

Чему учиться во время кризисов? Практическое руководство о том, как изменить карьеру
Иллюстрация: NES.ru, личная страница на Facebook (соцсеть признана в России экстремистской)

«Называть текущий кризис временем возможностей — какое-то издевательство, но сейчас время задуматься о многих важных вещах. Люди никогда не успешны, когда занимаются чем-то, что им не нравится».

В кризис многие люди задумываются о карьерных переменах: сменить компанию, перейти в другую сферу, более востребованную и высокооплачиваемую. Но как понять, куда именно нужно идти, и что делать для этого? Как провести аудит своего профессионального пути и как прокачать его с помощью образования? Как принимать решение и чем при этом руководствоваться? Рассуждают ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов и карьерный коуч, основательница и CEO платформы карьерного развития «Карьерум» Ольга Лермонтова.

Как меняются запросы рынка труда во время кризисов

Рубен Ениколопов: Разные кризисы ведут к разным изменениям в экономике. Но всегда во время кризиса растет спрос на образование. Первая причина — все ожидают смены запросов и изменения рынка труда, вторая — многие люди теряют работу и у них появляется время для вложений в человеческий капитал. Поэтому кризисы — лучшее время для образования.

Чему учиться во время кризисов? Практическое руководство о том, как изменить карьеру 1Ольга Лермонтова: Обычно я смотрю на это с позиции компаний и людей, которые оказываются в роли соискателей на рынке труда. Сокращение рабочих мест — часто первая эмоциональная реакция. Компании несколько превентивно не открывают вакансии — можно наблюдать по рынку просадку до 45%.

Где-то проводят сокращения, где-то отказываются от найма. А потом постепенно нарастает спрос, часто — и в тех направлениях, которые компания думала сокращать, потому что ожидала снижения потребительского спроса, но этого не произошло. 

Знаю, многие ненавидят фразу «кризис — время возможностей», но, тем не менее, новые направления открываются, растут новые продуктовые линейки: мы видим это по ушедшим зарубежным компаниям.

Читайте также на DK.RU >>> Что значит для российского образования исключение из Болонской системы, — Евгений Коган

Есть несколько противоположных трендов. Тренд на то, чтобы замереть, и тренд на рост в новых областях, что требует специалистов нового рода. И отсюда спрос на образование. С позиции соискателя сейчас очень много паники, тревоги: огромное количество людей предпринимает необдуманные действия по понятным причинам. У многих специалистов происходит утрата смыслов в своей работе, они перестают понимать, зачем это делают. Людей качает — от сиюминутных шатаний до весьма глобальных.

Чему и как учиться в кризис? Тенденции 2022 года

Чему учиться во время кризисов? Практическое руководство о том, как изменить карьеру 2

Рубен Ениколопов: Уровень неопределенности очень высокий, поэтому давать конкретные советы я бы поостерегся. Но запрос на все, что связано с цифровизацией, продолжится, просто потому, что частично надо будет импортозамещать ушедшие технологии. У компаний меняется целеполагание: если раньше многие рассматривали экспансию за рубеж, то сейчас это не на повестке. С другой стороны, внутренний российский рынок — большой, там растет спрос: многие продукты, которые раньше можно было закупать, сейчас надо будет делать самим. 

Спрос на инженерные специальности, на все, что связано с производством, скорее всего, сильно вырастет, потому что меняется модель производства в стране.

Все говорят об уходе компаний, связанных с конечным потреблением (как McDonald's), но наибольший удар наносит сокращение импорта промежуточных товаров, которые использовались в производстве, и уход иностранных компаний, которые их делали.

Там надо будет перестраивать производство. Долгое время надо будет ремонтировать купленное, а это не так просто, учитывая отсутствие деталей. Долгосрочно переход на собственные или азиатские инженерные решения потребует очень больших компетенций.

Ольга Лермонтова: Для организации импортозамещения и налаживания новых коммерческих взаимодействий с азиатскими рынками нужна огромная когорта самых разных специалистов. 

Но нельзя закрыть только технический вопрос и забить на инфраструктуру, коммерческую, маркетинговую, операционную составляющие. Поэтому сейчас очень важны soft skills в управлении изменениями, в коммуникации: нужно понять, как вы вписываетесь в рынок с т.з. новых реалий, что тебе нужно изменить в своей работе и работе компании. 

Вся эта ситуация, геополитическая и экономическая, поставила нас перед необходимостью расти над собой и смотреть на бизнес не с позиции «я винтик в системе», а с позиции CEO, понять: я вообще нужен сейчас своей компании, как я могу ей помочь? Как перепрофилироваться, чтобы оставаться востребованным специалистом? Ключевое — в том числе коммуникация, навыки эмоционального интеллекта, взаимодействие с командами, коллективами.

Будут в первую очередь смотреть на людей, которые объединяют, помогают, толкают процессы вперед — это важно как никогда. 

Рубен Ениколопов: Все, что связано с посредническими услугами и умение разговаривать с представителями разных культур, станет очень востребованным. На самом деле и у юристов сейчас будет столько интересной работы! Стоит ли срочно переучиваться на айтишника? Смотря кому. Боюсь, что через несколько лет возникнет их перепроизводство. 

А людей, которые умеют с ними разговаривать и управлять, вести юридическое сопровождение — уже не будет. Я обратил внимание на эти специальности, потому что, скорее всего, в короткий период там будет всплеск спроса. Главное — не потерять другие направления, которые всегда были важны: управлять людьми, вести переговоры. Мы как страна все больше про hard skills, а на самом деле soft skills в бизнесе играют зачастую более важную роль. 

Кто будет конкурентоспособным

Ольга Лермонтова: Начинать нужно с собственной карьерной стратегии. Понять точку А: чего достиг к этому моменту, какой опыт за плечами? Компетенции и сильные навыки? И от этого строить точку Б: куда я хочу прийти? Какие конкретные навыки мне там понадобятся, какого опыта не хватает?

К сожалению, из того, что я вижу на рынке, 99% людей вообще так вопрос не задают. Они думают: «Сейчас я ввяжусь в какое-то образование, что-то поучу, а потом пойму, нужно мне это или нет». По статистике, до конца доходят чуть ли не 20% из тех, кто так бездумно принимает решение. 

Если бы человек составил четкий карьерный план и понял, что ему, чтобы прийти из точки А в точку Б, нужно взять какие-то проекты, выйти на фриланс или сделать горизонтальное перемещение внутри текущей компании на интересующую должность, процесс увенчался бы большим успехом.

Мы всегда ценим высшее образование, совершенно игнорируя тот факт, что есть курсы переквалификации, краткосрочные курсы — особенно в случае прикладных навыков. Это стоит иметь в виду как наиболее эффективный метод: за короткий срок можно получить максимум того, чего не хватает для следующего шага.

Импорт дороже, компании адаптивнее, инфляция шире: как идет «структурная перестройка»

Рубен Ениколопов: Как минимум с определенного возраста образование ради самого образования не нужно. Когда вы только окончили школу, бакалаврскую степень можно воспринимать как фундамент, на котором потом строите карьерное здание. Чем он шире, тем лучше, потому что потом это позволяет наиболее гибко подстроиться.

Первое, о чем должен задуматься человек, — чем он хочет заниматься в жизни. Текущий кризис называть временем возможностей — какое-то издевательство, но сейчас время задуматься о многих важных вещах. Люди никогда не успешны, когда занимаются чем-то, что им не нравится.

И первое, что каждому человеку полезно понять, — чем он готов заниматься минимум 8 часов в день, что ему нравится делать. Платят ли за это деньги — уже второй вопрос. Обычно оказывается, что если это продуктивная деятельность и она приносит пользу окружающим, то вы получаете удовольствие, и вам за это еще и платят.

Как только вы видите цель, от нее надо выстраивать всю карьерную цепочку. И образование — только ее часть, которая потом помогает продвигаться. На самом деле крайне важна такая вещь, как нетворкинг — знакомства, которые вы получаете, особенно когда входите в новое направление. Образование — это не только знания, но еще и возможность взаимодействовать с другими людьми, студентами, профессорами и специалистами, которые читают отдельные лекции. Этот аспект очень часто недооценивают в России, а в Америке, с моей точки зрения, переоценивают.

Что нужно для карьеры за рубежом

Ольга Лермонтова: Зарубежный рынок высококонкурентный, там ждут людей с конкретными навыками — но это можно сказать про Россию и СНГ. При выходе на любой рынок первый шаг — анализ своих профессиональных целей и желаний. Второй — анализ скиллов, опыта и компетенций. Третий — анализ самого рынка: кто там востребован?

Если вы пять лет сидите в одной компании, но меняете в ней роли и ищете следующую работу на своем рынке, по-хорошему нужно делать то же самое. Нельзя бездумно уходить: «За пять лет ничего не поменялось, вот мое резюме, впишу два новых проекта и пойду искать работу».

Для заграничного рынка это более очевидно, потому что мы впадаем в панику: «Боже, мы никому не нужны!».

Что нужно для конкретного рынка, ответить невозможно. Нужно смотреть на сочетание профессии, отрасли и географии.

Могу привести свой собственный пример: после шести лет опыта в продажах и управлении продажами в международном ИТ на рынке России и СНГ я захотела заниматься более стратегическими вопросами и поняла, что мне потребуется образование, если я хочу занять аналогичную должность в штаб-квартире и делать то же самое на 14-20 стран. Начала пробовать сама подавать заявки, ничего не получалось. И, наладив нетворкинг с людьми, которые уже сделали подобный переход, я поняла, что MBA мне поможет. И действительно реализовала свои задачи через него. Значит ли это, что нужно обязательно получать западное образование, если хочешь ехать на работу в США или Европу? Должно ли это обязательно быть MBA? Нет и нет.

Огромное количество людей приезжает в рамках своей специальности, и я всегда говорю, что из трех параметров — география, профессия, отрасль — проще всего менять один или два. Если меняете все три, шансы стремятся к нулю.

Выберите что-то близкое к тому, что делаете, проанализируйте западный рынок: насколько эта специальность востребована? Даже сейчас, с учетом сложных отношений между странами, у нас переезжают десятки людей, качественно упаковывая свой опыт и подавая его как релевантный. Нет никаких общих правил, нужно уметь грамотно анализировать ситуацию, чтобы не потратить годы на бессмысленный диплом и опыт.

Рубен Ениколопов: Разворот на Восток означает, что люди, работающие в России, будут иметь больше дела с азиатскими рынками. Скорее всего, будет легче переезжать в азиатские страны. Чаще всего легкие истории переезда — когда вы, работая в России, взаимодействовали с западными или восточными партнерами. Печальный факт в том, что в будущем, скорее всего, из России будет сложнее продолжить карьеру в западных странах — будет меньше опыта взаимодействия на рабочем месте. Но будет легче переехать в азиатские страны по той же причине. Вы с ними работали и будете лучше понимать запросы экономики и страны. 

С чего начать строительство зарубежной карьеры?

Рубен Ениколопов: Надо анализировать, кем вы работали и насколько ваши текущие навыки вообще где-то востребованы. Есть локальные профессии, которые практически невозможно перенести. Тогда единственный шанс — ехать учиться профессии, которая там будет востребована, потому что ваш багаж — только человеческий, а не профессиональный. Надо честно посмотреть себе в глаза: насколько ваши навыки переносимы? Если у вас есть востребованные там навыки, учиться не обязательно. В разных странах развиты разные сектора и востребованы разные специалисты. 

«Есть соблазн скопировать продукт, ушедший из России. Но какой смысл перезапускать iPod?»

Долгосрочное или краткосрочное образование?

Ольга Лермонтова: Что мы хотим получить от учебы? Моей отрасли больше нет или она сильно сократилась, моя специальность больше не актуальна? Если вы провели анализ и поняли, что зайти в новую сферу с кондачка не получится, имеет смысл учиться. Но нужно определить, где учились те, кто реализовал такой переход. Часто люди подходят к этому неаналитично: «Где у нас учат хороших маркетологов?». Мы из каждого утюга слышим предложение: «Обучись и за четыре месяца станешь кем угодно». Но это работает далеко не для всех и никто потом не замеряет количество людей, которые реально получили предложение о работе. Каждый человек, выбирая образование и инвестируя в него деньги и время, энергию, должен анализировать — зачем ему это и какое образование позволит ему закрыть цель.

Если взрослому специалисту нужно сменить сферу, то просто получить образование — это не будет работать. Нужно пытаться брать стажировки, делать какие-то проекты. Должны быть внутриучебные механизмы, которые позволяют налаживать нетворкинг в компаниях-работодателях. И тогда по окончании учебы можно будет предложить какой-то опыт.

И нужно правильно ставить задачу. Ко мне часто приходят: «Я выгорел, хочу сменить профессию». Подождите, мы какую задачу решаем, выгорание или смену профессии? Это разные задачи, и инструменты будут разные. Если нет навыков работы со смыслами в труде, их создания, нет навыка управления энергетическим ресурсом, работу поменяете, а проблемы останутся.

В кризис то же самое. Если ты в панике, не можешь спать из-за новостей, одолевает тревога, то нужно сначала решать не стратегические задачи, а базовые рутины. Все стратегические решения в карьере должны приниматься в состоянии спокойствия, а не паники или эйфории.

Рубен Ениколопов: если у вас нет денег, вы потеряли работу и нужно кормить семью, то стратегическое мышление немного пропадает — нужно решать краткосрочные задачи. Таким людям не до образования. Главное — не терять стратегическое мышление даже в тяжелой ситуации. Может, в такой ситуации оно даже важнее. Вы могли потерять в кризис работу, потому что работодатель запаниковал. Жаль, потому что может оказаться, что ваша профессия востребована и ничего не надо менять, кроме работодателя. Если же мои навыки не так востребованы в меняющейся экономике, то надо задуматься, куда я хочу пойти, и спокойно, стратегически мыслить.

Что делать тем, чей опыт не подходит на международном рынке? 

Ольга Лермонтова: Общие принципы универсальны. Понимать, куда вы идете, какие «хочу, могу, надо». Для руководителя это будет свой набор, включая управленчески-лидерские компетенции. Не считаю, что, если человек не востребован на международном рынке труда, у него какие-то проблемы. Это проблема, только если он хочет работать в другой стране. Но задача: «Я просто хочу работать где-то в другой стране» — это не задача, ее нужно облечь во что-то конкретное. Когда вы понимаете, что хотели бы релоцироваться в эту страну и профессионально там развиваться, то можете построить конкретный план, что для этого нужно. Поехать туда учиться, получить дополнительный опыт здесь. Сейчас это доступно меньше, но раньше вы могли устроиться в локальный офис международной компании и потом перебраться изнутри, методом релокации, показав хорошие результаты.

Я вижу огромное количество людей, которые переезжают, это не так страшно, больно и невозможно, как хотелось бы предполагать. Когда я разговариваю, что было блоком для релокации, все до единого говорят про представление «огромный океан международного рынка абсолютно другой».

Это от недостатка навыка, который называется на английском business acumen (деловая хватка) — понимание, как устроены рынки, коммерция, какие цепочки связывают разных игроков каждой отрасли друг с другом. Как только начинаешь прокачивать этот навык, то понимаешь, какую ценность для потребителя создает другая компания в любой точке мира и что вы создаете как ценность для работодателей. И что вы можете создать как ценность для работодателя в другой точке. Это очень легкое упражнение.

Материал подготовлен на основе выпуска подкаста «Экономика на слух» (проект Российской экономической школы). Ведущая Екатерина Сивикова.

Самое читаемое
  • В России стартовал параллельный импорт. Цены на гаджеты взлетели на 20%В России стартовал параллельный импорт. Цены на гаджеты взлетели на 20%
  • В Свердловской области построят завод по производству «химии» для спортсменовВ Свердловской области построят завод по производству «химии» для спортсменов
  • Владелец сети «Елисей» — о «Кировском», «ЖизньМарт» и перспективах своего бизнесаВладелец сети «Елисей» — о «Кировском», «ЖизньМарт» и перспективах своего бизнеса
  • Юрий Шатунов скончался в ночь на 23 июня в машине скорой помощиЮрий Шатунов скончался в ночь на 23 июня в машине скорой помощи
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.