Подписаться
Курс ЦБ на 27.02
92,63
100,17

Предприниматели Екатеринбурга и их места обитания. Премьера рубрики

Дмитрий Дымшаков
Дмитрий Дымшаков. Иллюстрация: Личный архив

«ВИЗ можно разделить на кластеры, в каждом — свои проблемы. Но некоторые нам удалось решить». Дмитрий Дымшаков — о том, зачем параллельно с бизнесом занялся общественной работой и к чему это привело.

В Екатеринбурге многие крупные бизнесмены поддерживают большие социальные проекты и участвуют в решении проблем города. Заниматься тем же на уровне своих районов старается и малый бизнес. У таких предпринимателей нет больших бюджетов, собственных благотворительных фондов, прямых выходов на первых лиц города и области. Но есть активная гражданская позиция и желание делать жизнь соседей лучше. В новой рубрике DK.RU решил собрать истории таких людей и поговорить с ними о развитии районов, где они живут и работают.

Дмитрий Дымшаков большую часть жизни прожил в Верх-Исетском районе Екатеринбурга, а последние девять лет еще и развивает здесь предприятие по перетяжке мебели Seven Mebel. В новостную повестку Дымшаков попадал дважды — как кандидат в депутаты городской думы и как один из организаторов движения против точечной застройки прибрежной территории у Верх-Исетского пруда в сентябре 2023 г. И если в думу попасть не получилось, то добиться корректировки проекта застройки у пруда он сумел. 

В интервью DK.RU Дмитрий Дымшаков рассказал о своем предприятии, о бизнес-климате Екатеринбурга и о том, чего сейчас не хватает Верх-Исетскому району, чтобы он развивался динамичнее. К слову, к этой территории города сейчас приковано особое внимание — перед новогодними праздниками глава Екатеринбурга утвердил проект планировки района «ВИЗ-Правобережный», а жителям предложили проголосовать за лучшую концепцию набережной Верх-Исетского пруда. 

Как вы пришли к созданию своей компании?

— О собственном бизнесе я задумался после того, как окончил вуз. По образованию я программист, но всегда тянуло в предпринимательство. Было несколько попыток начать свое дело, и одна из них увенчалась успехом.

Направление по ремонту мебели мы запустили вместе с товарищем: я когда-то работал официантом, а он — ревизором в ресторане, поэтому мы видели, что запрос на такие услуги есть. Однажды он взял заказ на перетяжку мебели в одном из заведений — все получилось. И мы решили попробовать сделать из этого бизнес. Тем более что конкурентов на рынке практически не было — когда мы запустили свой сайт, он буквально разорвался от заказов.

Первое время работали на дому. Плюс были швеи-надомницы, которые шили для нас чехлы. Часто приходилось что-то доделывать и переделывать. Поэтому мы решили, что работать в таком формате невыгодно из-за высоких трат на логистику, и приняли решение открыть свой цех.

Предприниматели Екатеринбурга и их места обитания. Премьера рубрики 1

Мы арендовали небольшой гараж площадью буквально 20 кв. м в районе Верх-Исетского завода. Локацию специально не выбирали — наш знакомый предприниматель согласился сдать нам за небольшую плату неиспользуемое помещение, которое он сам арендовал.

Сначала мы работали с физлицами и небольшими компаниями. Со временем в портфеле появились крупные корпоративные клиенты. Например, мы перетягивали мебель для аэропорта Кольцово, ТРЦ МЕГА, резиденции губернатора Свердловской области, Уральского ГУ Банка России, УГМК, РМК и других предприятий.

Сегодня у нас в компании работает около 30 человек. А площадь производства составляет 1,5 тыс. кв. м — удалось ее расширить за счет соседних помещений, которые освобождали арендаторы. А несколько лет назад мы освоили новое для себя направление — стали делать реплики мебели итальянских и европейских брендов.

На фоне санкций оно «выстрелило»?

— Да. Фактически сейчас мы занимаемся импортозамещением. Раньше рынок мебели среднего ценового сегмента и выше в России был представлен импортными изделиями — сейчас эту нишу занимают местные производители. За то время, что мы занимаемся ремонтом мебели, мы разобрались в особенностях ее производства и поняли, что можем делать не хуже.

Продолжаем заниматься и ремонтом мебели. На эти услуги в городе есть стабильный спрос.

Предприниматели Екатеринбурга и их места обитания. Премьера рубрики 2

Насколько вам как предпринимателю комфортно работать в Екатеринбурге? Как можете оценить бизнес-климат города?

— Екатеринбург — центр УрФО. Здесь сосредоточены основные финансовые потоки. Сюда приезжают люди из соседних регионов, понимая, что в нашем городе есть большие возможности. Для предпринимателей доступны различные меры поддержки, различные налоговые режимы. Мы, например, пользовались патентной системой налогообложения.

В целом сейчас, как мне кажется, возможности для развития есть у многих российских компаний. Санкции создали не тот эффект, ради которого они вводились, — мы можем занять освободившееся место крупных западных брендов. Но если говорить о производстве мебели и других категорий товаров, которые люди используют каждый день, — логичнее развиваться в городах с высоким платежеспособным спросом.

Замечаете ли вы какие-то сложности ведения бизнеса в городе? Например, многие малые производственные компании сталкиваются с тем, что не могут найти площадку для расширения.

— Производственных площадей в Екатеринбурге сейчас действительно не хватает. Многие из тех, что существуют в городе, используются как складские помещения. Отчасти это объясняется развитием интернет-торговли, маркетплейсов.

Нам повезло, что была возможность прирастать новыми площадями без смены локации. Часть из них мы арендовали на вырост. Но, вероятно, когда возникнет необходимость расти дальше, мы тоже столкнемся с этой проблемой. И не факт, что удастся найти нужное помещение на территории Верх-Исетского района. Хотя, конечно, мне бы хотелось продолжить развиваться здесь. Я сам жил в этом районе большую часть жизни, здесь же живут сотрудники моей компании.

Вы дважды выдвигались на выборы в городскую думу как кандидат от избирательного округа, расположенного на территории ВИЗа. Почему вы приняли такое решение и с какими инициативами шли в думу?

— У меня никогда не было политических амбиций. Я совершенно случайно пришел в партию «Новые люди» — увидел два года назад в соцсетях Ивана Зайченко пост о том, что есть возможность поучаствовать в выборах. Принял участие в праймериз, победил в них. А затем с головой ушел в общественную деятельность. Судя по тому, что оба раза я занял второе место в своем одномандатном округе, могу предположить, что эта деятельность была плодотворной.

Первый раз, когда я участвовал в дополнительных выборах, я шел с темой экологии и раздельного сбора отходов. Плотно взаимодействовал с «Немузеем мусора». Встречался с жителями, рассказывал им, как наладить сортировку отходов. По-другому посмотрел на свой бизнес, внедрив эту практику у себя на предприятии: ненужные материалы стали отдавать детским домам творчества и фабрике по производству игрушек, стрейч-пленку — отправлять на переработку. Благодаря этому к настоящему моменту около 400 тонн отходов мебели не доехало до мусорных полигонов — это большой вклад в экологию.

За время кампании я понял: чтобы люди начали осознанно относиться к сортировке отходов, должно пройти время. А еще нужна инфраструктура в шаговой доступности, которой пока нет. Я раньше постоянно отвозил пластик на сортировочный комплекс возле «Меги», но такие поездки требуют определенных временных затрат. А выбрасывать пластик и стекло в несортируемый контейнер не хочется.

Во время второй кампании я сосредоточился на том, чтобы выявить проблемы жителей Верх-Исетского района и постараться их решить. Общаясь с людьми, я понял, что район можно поделить на кластеры, для каждого из которых будет характерна своя проблематика. Иногда ситуация кардинально отличается даже на соседних улицах: например, рядом с ЖК бизнес-класса «Нагорный» есть аварийное жилье, где буквально отпадает штукатурка. Есть свои проблемы на ВИЗе-Правобережном, в районе Верх-Исетского пляжа — здесь жители переживают из-за расширения улицы Татищева, строительства нового жилья.  

Но если говорить о каких-то вещах, характерных для разных кластеров, то, прежде всего это вопросы капремонта и содержания жилья. Например, в 16-этажных домах нужно решать проблему мусоропроводов. По-хорошему их нужно заваривать, потому что жители нижних этажей страдают от насекомых, но жители верхних этажей отказываться от мусоропроводов не хотят. Кроме этого, во время кампании часто звучала просьба — установить нормальные детские площадки во дворе.

Чтобы решить вопросы такого рода, необходимо, чтобы за инициативу проголосовало большинство собственников жилья. Но с этим есть сложности — кворум набрать не удается. В каких-то домах до 70% квартир сдается в аренду. Где-то просто люди не хотят проявлять инициативу и считают, что кто-то должен решать их проблемы за них. По этой же причине не всегда удавалось передать запросы и наказы нашим действующим депутатам от партии в Законодательном собрании области — им тоже необходимо официальное обращение от жителей.

Предприниматели Екатеринбурга и их места обитания. Премьера рубрики 3

Насколько я понимаю, вам вместе с жителями удалось отстоять территорию у Верх-Исетского пруда, которую хотели застроить высотками. При том, что далеко не всегда власти и застройщики прислушиваются к горожанам в этих вопросах. Как это получилось?

— Застройка прилегающей к пруду территории — особенно больная тема для жителей улицы Татищева и улицы Фролова, где я жил до недавнего времени. Старт общественных обсуждений по проекту сопровождался диким резонансом и совпал с моей предвыборной кампанией. А раз я много работал на территории, жители тоже рассказывали мне об этой ситуации и просили подключиться к решению вопроса.

Мы тогда провели большую работу, чтобы разобраться, правомерен ли перевод земель в другую категорию, не ухудшит ли грядущая стройка уровень жизни людей. Стало очевидно, что 30-этажные высотки у воды — не самое правильное решение. Помимо того, что это создаст дополнительную нагрузку на социальную, инженерную и дорожную инфраструктуру жилого района, высотки бы отбрасывали большую тень на территорию у пруда, и пляж перестал бы выполнять свою функцию.  

Люди были очень недовольны и растеряны, они не понимали, что делать. Они стали создавать чаты и объединяться против застройки. В какой-то момент жители приняли  решение организовать акцию на пляже. Наша задача заключалась в том, чтобы перевести конфликт в мирное русло. И нам это удалось.

Я думаю, что на решение администрации и инвестора отказаться от планов строительства высоток у пруда повлиял не только большой резонанс перед выборами, но и здравый смысл. На ВИЗе появляются новые ЖК, есть планы по застройке Малого Конного полуострова. Людям, которые будут здесь жить, захочется где-то погулять в свободное время. А пляж и яхт-клуб — это отличная зона притяжения. Туда бы еще добавить пункты проката и ресторанчики — получилась бы отличная зона отдыха.

Кстати, на ваш взгляд, достаточно ли сейчас на ВИЗе мест для проведения досуга?

— Лично мне раньше не хватало заведений общепита, где можно было бы встретиться с семьей и друзьями. Катастрофически не хватало зеленых зон. Фактически единственным местом для прогулок до сегодняшнего дня остается набережная. Поэтому я прекрасно понимаю, чем было продиктовано желание жителей защитить прилегающую территорию от многоэтажек.

Перед новогодними праздниками власти Екатеринбурга объявили голосование за лучшую концепцию развития набережной Верх-Исетского пруда. Вам какие-то проекты приглянулись? 

— На мой взгляд, все концепции хорошие. Видно, что учтен запрос жителей на создание зеленых зон, проработаны туристические маршруты и точки притяжения. Лично мне больше всего понравится проект бюро МЛА+, он показался наиболее концептуальным. Но если будет реализован любой из предложенных проектов — будет здорово. 

Сейчас много говорят о застройке ВИЗа-Правобережного. Несколько лет назад даже прозвучал тезис, что здесь будет «новый центр Екатеринбурга». Как вы к этому относитесь?

— Честно говоря, про «новый центр Екатеринбурга» я слышу впервые. Но с учетом того, что наш город растет и его центральная часть расширяется — через какое-то время этот тезис будет звучать логично.

Очевидно, что в ближайшие годы Екатеринбург будет активно развиваться. Люди из других территорий региона будут и дальше приезжать к нам. Для них нужно строить новое жилье. А ВИЗ-Правобережный — одна из наиболее перспективных территорий для этого.

Главное, чтобы развитие района происходило в диалоге с жителями. За последние два года я убедился, что среди застройщиков много адекватных и активных людей, которые готовы обсуждать какие-то моменты и помогать. Я думаю, что при условии конструктивного диалога ВИЗ-Правобережный может стать прекрасным микрорайоном. 

Читайте также на DK.RU: «Иногда участники выборов дают обещания, которые не могут выполнить. Я их не давал»

Самое читаемое
  • Покерфейс рынка жилья: Михаил Хорьков — о ситуации в сегменте новостроек и на «вторичке»Покерфейс рынка жилья: Михаил Хорьков — о ситуации в сегменте новостроек и на «вторичке»
  • Баскетбольный клуб «Темп-СУМЗ» может перейти в Единую Лигу ВТББаскетбольный клуб «Темп-СУМЗ» может перейти в Единую Лигу ВТБ
  • Никакой фантазии. Россияне не хотят усложнять жизнь мошенникамНикакой фантазии. Россияне не хотят усложнять жизнь мошенникам
  • Свердловский завод после иска Генпрокуратуры передали государствуСвердловский завод после иска Генпрокуратуры передали государству
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.