Деловой квартал / Новости / Как в Новосибирске создали «Биовестин». Опыт компании «Био-Веста»
Как в Новосибирске создали «Биовестин». Опыт компании «Био-Веста»
Источник: "Био-Веста"

Как в Новосибирске создали «Биовестин». Опыт компании «Био-Веста»

Самое читаемое
  • «Так решил Сбербанк»: россиянин год судился, пытаясь вернуть законные 5 млн руб. «Так решил Сбербанк»: россиянин год судился, пытаясь вернуть законные 5 млн руб.
  • «Не спешите говорить первое, что приходит в голову». Допрос в налоговой: как избежать шока «Не спешите говорить первое, что приходит в голову». Допрос в налоговой: как избежать шока
  • Конец «путинского» среднего класса. Сбережения в России становятся роскошью для немногих Конец «путинского» среднего класса. Сбережения в России становятся роскошью для немногих
  • «Если в 60 лет работу не найти, а на пенсию рано, остается сдавать квартиру» «Если в 60 лет работу не найти, а на пенсию рано, остается сдавать квартиру»
  • «Пик карьеры должен быть в 50, но в РФ это 30-35 лет. Потом или учиться, или доход рухнет» «Пик карьеры должен быть в 50, но в РФ это 30-35 лет. Потом или учиться, или доход рухнет»
08:51   28.04.2017

В 1980-е Владислав Ильин увлекся биотехнологиями, в 90-х основал компанию по производству продукта на основе бифидобактерий. Спустя 20 лет «Био-Веста» расширила ассортимент и вышла на внешние рынки.

Стартап 20 лет назад и сегодня – это понятия совершенно разного круга. По словам главы компании «Био-Веста», тогда достаточно было идеи – больших вложений не требовалось, инвесторов привлекать не приходилось. Владислав Ильин рассказал «ДК» о том, как создавался знаменитый «Биовестин».

От государства к частному бизнесу

Владислав Ильин с юности увлекался наукой. Читал книги из серии «Эврика» (о науке и законах природы), журнал «Квант» (сложные задачки для школьников). В 1982 г. он поступил на физический факультет НГУ, закончил кафедру физики плазмы. После учебы по распределению попал в НПО «Вектор», где тогда было много вакансий, к тому же биотехнологии считались перспективной областью. Около года работал в отделе физических испытаний, после перешел в лабораторию микробиологии: «Там у меня была непростая задача: моделирование белков, которые читались бы в геноме». В «Векторе» г-н Ильин работал до 1992 г., откуда ушел в бизнес.

Что привело к этой перемене в биографии?

– С одной стороны, распределение в «Вектор» и общение со специалистами (вирусологами, микробиологами). С другой – личные мотивы. После рождения ребенка я столкнулся с явлением дисбактериоза у детей. Из-за проблем с микрофлорой они часто не спят по ночам, кричат. Как пояснили мне специалисты, для избавления от мучений нужно просто вырастить микрофлору и дать ее малышу.

Я спросил: «Почему это не делается?». Ответ был: «Делается, но пока не сформировалось как постоянная социальная практика».

 

В этот момент началась перестройка, финансирование науки сократилось, пришлось сводить концы с концами, а у меня были амбициозные представления о своем месте в жизни… В общем, заинтересовался возможностью создать свой бизнес. Это был примерно 1992 г., первые шаги. Стал искать специалистов-микробиологов, исследовать рынок. Пришел в фирму к друзьям, где были объединены разные проекты инжинирингового типа (в основном физические, технические и инженерные). Фирма некоторое время существовала, потом распалась под грузом кредитов. Но пара проектов до сих пор существует. Один из них – наш.

С какими трудностями столкнулся ваш стартап, и как их преодолевали в лихие девяностые?

– В те годы для стартапа не нужны были большие вложения, достаточно было веры в идею и базовой компетенции. Самое главное, что помогло стартовать, – способность разглядеть идею. Перспективу трудно было рационально доказать самому себе или партнерам. Необходимы были интуиция, глубинное внутреннее понимание, не требующее доказательств, – за этим будущее, и все. Трудностей никаких не помню: делали, что могли, работали. У меня нет тяжелого ощущения от 90-х. Было воодушевление и желание сделать, убедить: ездил по врачам, показывал первые опытные образцы.

Начало любого проекта – вдохновляющее время. Отмечу, что опасности и тревоги есть в любом бизнесе. Тогда покупательная способность населения была низкая, продать что-то было тяжело. Это мешало, сильно тормозило развитие проекта. Идея созрела, понимали, что и зачем, а выйти на продажи было сложно. Года до 1996-го проект практически не развивался именно поэтому. Такова была объективная преграда – низкая покупательная способность населения (многим даже на хлеб не хватало).

Через тернии – к торговым сетям

Сначала «Био-Веста» поставляла свою продукцию напрямую покупателям или санаториям и стационарам, позже – вышла в аптеки, где продавала только БАД «Биовестин». Кисломолочную продукцию («Бифилин») компания начала реализовывать в магазинах с 1997 г., до этого она поставлялась только в школы и детские сады. Детскую кисломолочную продукцию сначала готовили для молочной кухни Советского района, а с 2010 г. кефир и творог для детского питания продаются в магазинах Новосибирска.

Как вы строили маркетинговую стратегию и кому планировали продавать свои продукты?

– В 1996 г. мы вошли в аптеки и начали через них продавать «Биовестин», это было уже начало бизнеса. В том же году стали снимать то помещение, где находимся и сейчас. Закупили новое оборудование для производства молочной кухни, привезли, смонтировали. К 1998 г. вышли на хорошие объемы продаж, но грянувший кризис все тормознул на несколько лет.

С чем в первую очередь был связан спад?

С покупательной способностью. Мы работаем, можно сказать, в люксовом сегменте: например, наш кефир в полтора-два раза дороже, чем обычный. В непростые времена продукт покупают по большей части те, кто чем-то болен, либо те, кто обеспечен и хочет позаботиться о здоровье. В 1998 г. мы были вынуждены свернуть производство кисломолочной продукции, потому что спрос на нее упал. Год или два производили только биодобавки.

Молочную кухню мы «вернули» только через два-три года, продавали эти кисломолочные продукты в школы и детские сады, где был прямой спрос и не возникало пресловутой «дебиторки» за поставки. В 2003 г. официально зарегистрировали патент на основную технологию производства таких продуктов, поставили бизнес на поток.

В 2008 г. смонтировали автоматическую линию фасовки БАДов по флаконам, до этого была полуавтоматика. С того же года вышли на отраслевой стандарт по организации производства. В 2012 г. ввели новую упаковку для детского питания: по стандарту оно должно продаваться в маленьких баночках.

У производственников рубежи развития обычно связаны либо с освоением новых рынков, либо со сменой производственной базы, либо с появлением новых продуктов. Сейчас у нас основные продукты – это «Бифилин» и «Тонус», детский кефир и творог.

Долгое время вы не поставляли детские молочные продукты в магазины, с чем это было связано?

– Да, до 2009 г. мы производили молочную продукцию только по заказу администрации Советского района и Кольцово, по существу подменяя собой детскую молочную кухню, и только потом решились продавать детскую продукцию на открытом рынке, то есть выйти на магазины и торговые сети. Когда же освоились на прилавках, то с удивлением обнаружили, что даже при достаточно высокой цене наша продукция пользуется спросом. С 2009-го по 2012 г. у нас был рост в этом сегменте на рынке на 12-15%, причем без каких-либо усилий. Мы заметили эту тенденцию и стали активнее продвигать свои продукты. Сегодня от общего объема продаж продукции 50% у нас составляет детское питание и 50% – сложные продукты на основе бифидобактерий («Бифилин» и «Тонус»).

Стирание границ

Убедившись, что в России продукты с бактериями успешны, руководители «Био-Весты» начали открывать для себя новые рынки. Первой страной стал Китай, следом – Болгария. В 2017 г. компания запланировала выход с пробиотиками «Биовестин» и «Биовестин-Лакто» на рынок Румынии, в настоящее время ведутся переговоры с партнерами в этой стране. Кроме того, у руководства «Био-Весты» есть интерес к рынку Евросоюза, и сейчас идет поиск партнеров, изучение процедуры сертификации.

Почему первой страной для вас стал Китай?

– В середине «нулевых» по приглашению китайской стороны мы съездили в Китай вместе с новосибирской делегацией СОРАН. Интерес проявили представители из провинции Юньнань. Производство там было первоначально организовано на деньги Кунминской зоны высоких технологий, нашим вкладом была технология. Позже подключился бизнес: после долгих поисков нашли партнера и в 2007 г. построили завод, который выпускает аналог «Биовестина». Инвестиции китайской стороны в него составили около 2 млн долл. Сейчас там работает завод по производству пробиотиков, он достиг объемов производства, сравнимых с нашими, новосибирскими, но при этом китайцы предлагают «Биовестин» по более низким ценам, так что оборот скромный, хвастать особо нечем. Тем более в Китае продажи идут напрямую населению, в основном для нормализации работы кишечника, в аптеки БАД не поставляется. Это скорее первый опыт, мы отточили навык общения с иностранцами.

Также мы сейчас находимся в начале пути к продвижению в Болгарию. Первую поставку «Биовестина» болгары получили только в августе 2016-го. Его там применяют пока в ограниченном количестве клиник: накапливают опыт и работают с пациентами. В Болгарии наш партнер – Онкологический Центр. Применение «Биовестина» идет в клиниках во время химио- и лучевой терапии, а также после них. Поставки в аптеки тоже производятся, но пока незначительные. В России поставки в онкоцентры есть, но только в Сибири – Красноярске и Новосибирске. Если болгары сумеют пройти свою часть пути по развитию рынка, то построим и у них совместное предприятие. Потому что возить продукт хлопотно. Надеемся, после завершения исследований в Болгарии сможем договориться о поставках в московские клиники.

Какие преимущества дают статусы резидента Академпарка и Биотехнопарка в Кольцово?

– Скорее речь не о преимуществах, а о традиции и устоявшихся связях. Академгородок ближе к науке, там идет разработка биопродуктов, которые измеряются граммами. При этом производство ведется в малых объемах, и Технопарк подходит для этого. «Вектор» планировался в значительной мере как большой цех, масштабное производство. Эта культура ближе к нам: то, что мы производим, – тонны, а не граммы. И второе: значительная часть наших сотрудников (процентов до сорока) – жители Кольцово, бывшие сотрудники «Вектора». Поэтому нам проще базироваться здесь, это наш поселок, где мы выросли во всех смыслах слова. Активно участвуем в мероприятиях Технопарка (выставки, семинары), а завод проще запустить там, где живем, – доверие выше. Противостояния между этими двумя точками на карте нет.

Как вы оцениваете свою долю рынка сейчас в России, к каким показателям стремитесь?

Трудно определить точно, потому что, чтобы знать долю рынка, необходимо заказывать специальные исследования, а это дорого. Аудит сейчас стоит примерно 15 тыс. долл., последний раз мы частично покупали данные за гораздо меньшую цену – в 2009 г., поэтому объём российского рынка сейчас не знаем.

Базируюсь на информации  семилетней давности. Тогда рынок жидких пробиотиков составлял 170 млн долл. Сейчас рынок – это 200 млн долл., и наша доля российского рынка – 0,5%. Наши амбициозные планы: с 1 млн долл. уйти на 5-6 млн долл. в течение трех лет. Наша доля российского рынка при этом вырастет незначительно – с 0,5% до 3%, но для нас это шестикратное увеличение доли продаж, очень амбициозная задача, можно сказать – прорыв.

Второе – кисломолочные продукты питания высокого качества, основанные на пробиотиках, – это другой рынок, ритейла (продуктовые магазины). Там все считается легче, так как рынок не российский, а локальный (продукты короткого срока хранения). Продаем мы кисломолочные продукты в Новосибирске, Кемерове, Новокузнецке и Красноярске. По нашим оценкам, мы занимаем 10% рынка в Новосибирске, идем здесь к 20%. У нас в городе бренд известен, потребители к нему лояльны. Детское питание высокого качества – это то, что нужно мамам современного поколения на новосибирском рынке, и в этом сегменте в Новосибирске мы можем вырасти в два раза точно. Дальше – сложнее, так как редко бывает, что один производитель занимает более 20% рынка. Для дальнейшего роста нужны уже неимоверные усилия и бюджеты на продвижение.

Расширение сбыта планируем провести за счет экспансии на другие регионы (например, в Красноярске мы занимаем примерно 2%, там есть куда расширяться). А в Омске и Томске нас совсем нет.

Есть ли у вас какая-то особенная философия «Био-Весты»?

– Философия такая: сделать практику применения пробиотиков (для укрепления здоровья детей в первую очередь) составляющей частью бытовой культуры. Важно не продукт произвести (это даже не половина дела, а процентов 10), главное – сформировать социальную практику, чтобы люди делали это каждый день, как в свое время Маяковский с помощью агитационных плакатов приучил мыть руки перед едой. Задача стоит подобная: активировать еще одну здоровую привычку. Ведь микрофлора в норме защищает организм от многих негативных факторов окружающей среды. 

*Текст написан специально для эксклюзивного апрельского выпуска ДК к форуму «Будущее города.Бизнес-ринг».

Опыт

Автор: Юлия Катковская
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

С каждым новым поколением результат все хуже. Человечество глупеет с начала XX века С каждым новым поколением результат все хуже. Человечество глупеет с начала XX века
Одобрение Путина и Медведева резко упало из-за пенсионной реформы
Три российских ресторана попали в сотню лучших в мире. White Rabbit — в первой двадцатке
Рокировка: в двух крупнейших ритейлерах России одновременно сменилось руководство
Атака силовиков. Почему лишили аккредитации один из лучших российских частных вузов
Банки в России усиленно проверяют клиентов. Они готовятся к передаче данных другим странам
«Остался вопрос торга». Бизнес требует компенсаций за рост НДС, но ожидать почти нечего

Бизнес

Пять причин подумать о том, как сохранить владельческий контроль над бизнесом Пять причин подумать о том, как сохранить владельческий контроль над бизнесом
«Не спешите говорить первое, что приходит в голову». Допрос в налоговой: как избежать шока
«Американцы четкие, корейцы ведут бизнес только с мужчинами, а арабы играют «в долгую»»
«Без трудового договора и социальных взносов». Мифы производственного кооператива
Тимур Уфимцев: «К «Екатеринбург-Арене» невозможно остаться равнодушным»
«Предпринимателям кажется, что они ничего не нарушают». За что банк может закрыть счет?
«Не столь распространены». О каких инструментах для бизнеса вы зря забыли

Свое дело

«Приезжают с обрезом и давай стрелять!» Легко ли построить бизнес в маленьком городе «Приезжают с обрезом и давай стрелять!» Легко ли построить бизнес в маленьком городе
«Пиво — это продолжение творчества». Как зарабатывать на любви к музыке и пиву / ОПЫТ
«Надо отучить людей просить бабки». Как Cocco bello кормит всю Москву деревенским медом
Антирейтинг брендов: как предприниматели начинают банкротить проект еще до его старта
Сергей Тонков: «Распродажи роняют ценность бренда, понятие sale не должно существовать»
Еноты, секс-игрушки, офисы. Как зарабатывать на шеринге — братья Никоновы, OneTwoRent
«Этот пирог не поделить». Сколько стоит аутсорсинг маркетинга и как на нем заработать/КЕЙС

Качество жизни

«Четверть наших школьников безграмотны. Их «спасет» армия, но для экономики это тупик» «Четверть наших школьников безграмотны. Их «спасет» армия, но для экономики это тупик»
«Обучение за рубежом стало доступнее и разнообразнее». Куда отправить учиться ребенка?
«Здоровый пофигизм наc спасет» — Андрей Семенов о роли родителей и будущем детей
«К русским, уверяющим, что Россия — страна дураков, в Европе относятся с презрением»
«От 35 тыс. евро в год». Кто зарабатывает на юных футболистах в Испании
«Как объяснить маме, что в газете пишут неправду? Что я не украл деньги и меня не посадят»
«Шансы — почти нулевые». Может ли ваш ребенок стать футбольным профи в Испании?

Мнения

Уникальная история спасения бизнеса. Что делать, когда основатель должен уйти Уникальная история спасения бизнеса. Что делать, когда основатель должен уйти
«Как только вы указали место работы в своем профиле, он перестал быть личным»
«Безумное пренебрежение к работе руками — один из наших ключевых национальных дефектов»
Андрей Мовчан: «В России частный бизнес — враг, если он не обслуживает власть»
Тайное становится явным. Чего вы не знаете о тех, кто нанимает персонал для бизнеса
«Слово «хайп» неспроста возникло. Других способов быть услышанными не остается»
«Единственная необходимая пенсионная реформа — отмена пенсии к такой-то матери»

Лайфхаки

Увольте лишних. Маленький коллектив работает лучше: 5 правил «настройки» компании Увольте лишних. Маленький коллектив работает лучше: 5 правил «настройки» компании
«Если в 60 лет работу не найти, а на пенсию рано, остается сдавать квартиру»
«Забудьте уже о четких планах на день. Хватит саботировать работу плохими привычками»
«Отпуск не панацея, работа убьет до него». Как спастись от профессионального выгорания
«Пик карьеры должен быть в 50, но в РФ это 30-35 лет. Потом или учиться, или доход рухнет»
«Бедность заложена в генах». Почему некоторым людям просто не суждено разбогатеть
«Власть плюс низкий статус — это смертельно». Шесть способов обезвредить токсичных коллег
Смотрите также
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.