Подписаться
Курс ЦБ на 02.03
91,33
98,72

«В 2023 г. произошло размывание «правил игры» для бизнеса. Государство меняет их на ходу»

Роман Речкин, старший партнер юридической фирмы INTELLECT
Роман Речкин, старший партнер юридической фирмы INTELLECT. Иллюстрация: INTELLECT

Как привлекательные активы переходят из частных рук под контроль государства, чем обернулась для бизнеса приостановка СИДН и что хорошего власти сделали для предпринимателей в 2023 г. — Роман Речкин.

DK.RU попросил старшего партнера юридической фирмы INTELLECT, магистра частного права Романа Речкина подвести итоги года 2023 г. и поделиться прогнозом: каким будет 2024 г. с точки зрения отношений бизнеса с государством.

В первой части интервью, посвященной налогообложению и налоговому администрированию, эксперт рассказал, как предприниматели пережили переход на ЕНС (спойлер — плохо, и связанные с ЕНС проблемы перейдут в 2024 г.), по каким признакам можно определить, что в отношении компании ведется предпроверочный анализ, а также об инструментах, которые ФНС будет использовать в 2024 г., чтобы принести в бюджет на 14% больше налогов, чем в 2023 г. Сегодня мы публикуем вторую часть беседы.

Государство и бизнес: «правила игры» размываются на глазах

В этом году Генпрокуратура и ФАС подали в суды десятки исков с целью изъятия частных активов в госсобственность. «У нас никто не знает, кто в очереди может быть следующим» — прокомментировал ситуацию глава РСПП Александр Шохин«Ползучая национализация» — важное, но не единственное свидетельство серьезных проблем в отношениях государства с бизнесом, — считает Роман Речкин.

Можно ли назвать одним из главных событий этого года «ползучую национализацию», масштабы которой явно расширились?

— Дел, когда генеральная прокуратура обращается в суд с иском и у частного собственника забирают актив, который был приватизирован 20–30 лет назад, действительно стало больше. Только дел по изъятию в бюджет акций (долей) крупных сырьевых предприятий уже точно больше двух десятков. И мы такие дела еще увидим. Но, на мой взгляд, имеет смысл говорить не столько о «ползучей национализации», сколько о более общей и серьезной проблеме — о нарушении «правил игры» в целом. 

В России достаточно условные гарантии права собственности. Тем не менее в последние годы рейдерские захваты бизнеса не носили массового характера, правоохранительные органы старались купировать беспредельные случаи. И в России можно было вести бизнес не опасаясь, что завтра его заберут. Но в 2022–2023 гг. произошло размывание «правил игры», выяснилось, что государство может менять их на ходу. Я имею в виду не только «ползучую национализацию», но изъятие долей, акций иностранных компаний, путем «передачи во временное управление Росимуществу». Как произошло с Danone и «Балтикой» (в июле доли иностранных акционеров в компаниях «Балтика» и «Данон Россия» передали во временное управление Росимущества). До этого в апреле 2023 г. во временное управление Росимущества были переданы доли иностранцев в финской Fortum и немецкой Uniper. В сентябре 2023 г. Росимуществу были переданы в управление доли в сети типографий «Прайм принт», которые принадлежат норвежскому холдингу Amedia.

Это опасные прецеденты. По сути, контроль над имуществом и бизнесом иностранцев в России просто забрали, без какого-либо обоснования и компенсаций. Причем сделано это было не на основании закона и без решения суда.

Соответствующий закон, дающий право Президенту РФ вводить временное управление в отношении имущества, которое принадлежит лицам из недружественных стран, был принят Госдумой «задним числом», только 6 декабря 2023 г., он еще даже не вступил в силу.

Это говорит о том, что государство может забрать любой актив у любого собственника даже не через суд и не по иску Генпрокуратуры. Ситуация тревожная, об этом сказал председатель РСПП Александр Шохин. Он отметил, что крупный бизнес «плохо реагирует» на сообщения о планах национализации, и «никто не знает, кто в очереди может быть следующим». Если нет предсказуемых правил, вести бизнес невозможно.

Некоторое время назад даже господин Сечин — не самый обездоленный и бесправный человек в нашем государстве — отметил, что решения, которые принимает Минфин в отношении налогообложения нефтяной отрасли, непродуманные, спонтанные, что они фактически препятствуют любой инвестиционной деятельности и ведению бизнеса. 

Свежий кейс аэропорта Пулково укладывается в общую «канву»?

— Абсолютно: доли в бизнесе формально принадлежали кипрской компании. Что такого сделал Кипр вчера или позавчера, что потребовалось такая реакция? Ничего. Более того, Кипр входит в Евросоюз и он вынужден следовать его санкционной политике, но своих санкций, насколько я понимаю, Кипр не вводил. Кипр в принципе не самое недружественное государство по отношению к Российской Федерации. И фактическое лишение собственников права управлять бизнесом ставит вопрос: есть ли вообще какие-то правила в отношении активов в России? Или бизнес с любым иностранным участием находится «под прицелом», и завтра государство может решить, что иностранное участие даже дружественной страны ему не нужно? Правила игры «размываются» прямо на глазах.

Приостановка СИДН: неприятно, но не катастрофично

8 августа 2023 г. президент Владимир Путин подписал указ «О приостановлении Российской Федерацией действия отдельных положений международных договоров РФ по вопросам налогообложения». Как это сказалось на российском бизнесе?  

Насколько значимым событием для бизнеса стала приостановка соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН)?

— Это заметная инициатива российского правительства, она оказала влияние на бизнес: создала дополнительную головную боль в ситуации, когда головной боли и так достаточно. Приостановка СИДН повлияла на достаточно большой сегмент российского бизнеса, но нужно учитывать, что российский бизнес невероятно адаптивный. Если бы это произошло в 2022 г., когда логистические цепочки только перестраивались, последствия были бы хуже, чем в 2023 г.

К 2023 г. российский бизнес, работающий с иностранными контрагентами (получающий из-за границы сырье, материалы и т. д.), выстроил обходные цепочки поставок, создал организации в нейтральных юрисдикциях, с банковскими счетами, через которые ведется работа и ходят деньги. Негативные последствия приостановки СИДН коснулись и таких случаев, но эффект не был глобальным, катастрофическим. Для большей части российского бизнеса негативные последствия приостановки СИДН носят косвенный характер. Они связаны с тем, что их поставщики из Европы, США и прочих стран отнесены к «недружественным» юрисдикциям, а все эти юрисдикции были включены в «черный список» Минфина РФ, в котором до этого были только оффшоры.

Последствиями включения в «черный список» Минфина РФ является, во-первых, ужесточение контроля ФНС РФ за ценами таких сделок, во-вторых, отмена послаблений по порядку определения прибыли контролируемых иностранных компаний (КИК).

Больше всех «досталось» компаниям с прямым иностранным участием, например, таким, как Райффайзенбанк. С одной стороны, он не может продать бизнес в России, по крайней мере, наше государство не настроено разрешить ему уйти. С другой стороны, материнская компания находится в недружественной юрисдикции (в Австрии), поэтому в отсутствии СИДН Райффайзенбанк потеряет существенные суммы из-за так называемого «двойного налогообложения» (обложения одних и тех же доходов и в РФ, и в Австрии).

В целом Россия, к сожалению, изолируется от мира. Я говорю даже не о декларативном импортозамещении («мы сами все произведем»), просто любая работа с иностранными контрагентами становится сложнее, это всегда рост издержек, проблемы с платежами, с отсутствием прямого авиасообщения, с получением виз и пр. В то же время российская экономика обойтись без «недружественных» стран объективно не может, в большинстве отраслей РФ критически зависима от иностранного сырья, комплектующих, программного обеспечения, семенного материала, оборудования и пр.

Резюмирую: приостановка соглашения об избежании двойного налогообложения — неприятное событие (оно привело к усложнению администрирования, увеличению отчетности, а также к росту налоговой нагрузки), но не катастрофическое.

Кроме того, Федеральным законом от 27 ноября 2023 г. № 539-ФЗ были предусмотрены временные послабления для российских организаций в связи с приостановлением действий СИДН. Налоговые агенты (российские организации) при определенных условиях освобождаются от обязанности по удержанию налога с доходов, выплачиваемых иностранным организациям, в том числе, с процентов, уплачиваемых иностранным банкам, арендных (лизинговых) платежей за воздушные суда, вознаграждения за использование/предоставление права использования объекта авторского права и (или) смежных прав; доходов от предоставления в аренду или субаренду морских судов иностранными организациями ― арендодателями, доходов от реализации морских судов, зарегистрированных в РМРС и находящихся на территории России, и ряда других видов доходов.

Сделало ли государство что-то хорошее для бизнеса в 2023 г.: что-то облегчило, в чем-то помогло?

— Хороший вопрос. Разве что позволило проводить корпоративные процедуры (общие собрания участников, акционеров, заседания совета директоров) дистанционно. Это послабление было введено во время ковида и пролонгировано до конца 2023 г.

Ну, и следует положительно оценить упомянутые выше послабления для российских организаций в связи с приостановлением действий СИДН, хотя эти послабления временные, касаются далеко не всех видов доходов, а их применение поставлено в зависимость от различных условий.

Кроме того, правительство России продлило мораторий на проведение большинства плановых контрольных (надзорных) мероприятий и плановых проверок аж до 2030 г. (постановление Правительства РФ от 10.03.2023 № 372). Но нужно учитывать, что этот мораторий не распространяется, во-первых, на внеплановые проверки, во-вторых, он не распространяется на налоговые проверки.

Однако налоги в 2023 г. не снижались, только увеличивались, административное давление на бизнес также не снижалось. Оно ужесточалось в 2023 г. и продолжит ужесточаться в 2024 г.

Прогноз на 2024 год: к чему готовиться бизнесу?

В связи с проведением СВО государству не до гражданского оборота: новых законодательных инициатив, затрагивающих бизнес, нет и, скорее всего, не предвидится. Однако, кроме как с бизнеса, получить дополнительные 22,3% доходов бюджету неоткуда. Как предпринимателям защитить себя от штрафов и доначислений?

Ожидаются ли в 2024 г. какие-то значимые законопроекты, касающиеся бизнеса?

— Государству не до гражданского оборота — СВО заслоняет собой все. Так, с точки зрения гражданского законодательства, гражданского процесса 2023 год прошел не то чтобы совсем без событий, но без кардинальных изменений и существенных корректировок.

Единственной заметной новацией в гражданском обороте стало появление цифрового рубля, который, в отличие от обычного безналичного рубля, обладает прослеживаемостью: государство видит его движение по всей цепочке. Цифровой рубль — объект гражданского оборота, платежное средство, но цели введения этого инструмента, по большому счету, фискальные. Государство последовательно реализует идею того, что экономика должна становиться прозрачной. У него уже есть масса соответствующих методов и инструментов: электронные счета-фактуры, онлайн-кассы, маркировка товаров («Честный знак» и пр.), информационные ресурсы, типа «Платона» и «Меркурия», национальная система прослеживаемости товаров. Цифровой рубль — еще один кирпичик в этой системе.

Кроме цифрового рубля, в Гражданский кодекс РФ внесли нормы об общем имуществе собственников недвижимости. Это последний «кусочек» реформы гражданского законодательства, начавшейся в 2002 г.

До сих пор правила распоряжения общим имуществом касались только жилых объектов. Для нежилых — от бизнес-центров до апартаментов и земельных участков — единых правил не было, и судам приходилось применять в отношении них нормы из жилищного кодекса. Сейчас у нас есть универсальные правила, регулирующие распоряжение общим имуществом в любых объектах. 

Вот, по большому счету, и все, что произошло в гражданском обороте в 2023 г. И сейчас новых инициатив нет и, скорее всего, не предвидится.  

Если резюмировать все сказанное выше, к чему готовиться бизнесу в 2024 г.?

— К ужесточению налогового администрирования, к тому, что сделки и операции, которые раньше не привлекали внимания государственных органов, будут его привлекать. Надо забыть сакраментальные фразы «все так работают» и «мы так работали 10 лет и проблем не было». Ситуация изменилась, бюджету деньги нужны больше, чем год назад. Поэтому необходимо провести анализ: посмотреть на схему ведения вами бизнеса, насколько она уязвима с точки зрения налоговых органов, насколько она позволяет что-то доначислить.

Посмотрите на все операции глазами налогового органа. Прежде всего, на саму структуру своего бизнеса, на отношения с аффилированными лицами, на условия сделок с взаимозависимыми лицами. Есть ли у применяемой вами структуры бизнеса деловая (экономическая), неналоговая цель? Являются ли условия ваших сделок с аффилированными лицами рыночными, то есть, если бы эти лица были независимыми, совершили бы они такую сделку на таких же условиях (по такой цене, с такой скидкой, с такой отсрочкой платежей)? Отдельный фактор риска — отношения с подконтрольными вам иностранными компаниями (КИК).

В 2024 г. налоговый орган должен принести в бюджет на 14% больше, и он будет максимально жестко подходить к администрированию. Будьте готовы к регулярному получению требований в рамках предпроверочного анализа. С ними придется учиться обращаться. У нас бухгалтеры запуганы, когда они получают требования налогового органа, их первая реакция — предоставить все запрошенное.

Но бесконечно идти навстречу невозможно, бизнесу придется вырабатывать правила, по каким требованиям документы предоставлять, по каким — отказывать в предоставлении. Потому что значительная часть требований, откровенно говоря, выставляются незаконно. И даже в тех требованиях, которые выставлены в целом правомерно, налоговый орган часто запрашивает документы, которые не имеет права требовать.

Кроме ведения бизнеса как такового, умения продавать свой товар, предпринимателям придется учиться налоговому администрированию, тому, как взаимодействовать с налоговым органом наиболее безопасно, чтобы бюджет дополнительно не пополнили за ваш счет.

Год будет непростой. Мы ожидаем, при относительно небольшом количестве выездных проверок существенного увеличения требований в рамках предпроверочного анализа, увеличения существующих штрафов и введения новых, а также бесконечное «закручивание гаек» в регуляторной сфере. Готовимся к ужесточению контроля за бизнесом, увеличению объема и усложнению отчетности, особенно в отношении операций с иностранным элементом, в рамках трансфертного ценообразования (ТЦО). Потому что, давайте откровенно, кроме как с бизнеса, получить дополнительные 22,3% доходов бюджету неоткуда. С таким настроением мы входим в 2024 год.

Читайте также на DK.RU:

Готовьтесь к драконовским штрафам и расширению мониторинга — налоговые риски в 2024 г.

Главные уголовные риски для бизнеса в 2023 г. и как их избежать — адвокат Павел Репринцев

Самое читаемое
  • Без «Лыхны» и «Псоу». Крупнейший поставщик абхазского вина в РФ приостановил работуБез «Лыхны» и «Псоу». Крупнейший поставщик абхазского вина в РФ приостановил работу
  • Еврокомиссия объяснила суть принципа No Russia во внешнеторговых отношенияхЕврокомиссия объяснила суть принципа No Russia во внешнеторговых отношениях
  • Евгений Куйвашев выбыл из первой двадцатки рейтинга губернаторовЕвгений Куйвашев выбыл из первой двадцатки рейтинга губернаторов
  • Что будет со зданиями УрФУ в центре Екатеринбурга?Что будет со зданиями УрФУ в центре Екатеринбурга?
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.