Подписаться
Курс ЦБ на 26.05
56,29
57,92

«Хороших решений нет». Как россиянам переводить деньги в/из России после ввода санкций

«Хороших решений нет». Как россиянам переводить деньги в/из России после ввода санкций
Иллюстрация: Pixnio.com

«Старое доброе «окажу самому себе консалтинговые услуги из-за рубежа и переведу таким образом много денег», скорее всего, не пройдет контроль. Еще и поставят на вас красный флажок».

С конца февраля российские деньги в других странах стали воспринимать как токсичные. Из-за санкций многие зарубежные банки (не только США и стран Европы) серьезно ужесточили проверку переводов российских граждан в Россию и из России. Ограничения ввел и российский финансовый регулятор: в месяц перевести родственнику за рубежом можно не более $10 тыс., такую же сумму можно вывести наличными из страны, а деньги от продажи ценных бумаг нельзя зачислить на зарубежные счета.

Какие способы остаются, если нужно перевести деньги из страны или в страну? В каких странах отношение к россиянам лояльнее? И с какими рисками сталкиваются те россияне, которые являются налоговыми резидентами других стран, давно не живут в РФ и не связаны с ней, но продолжают оставаться ее гражданами? Об этом рассказывают Алексей Дебелов, партнер швейцарского мультисемейного офиса FP Wealth Solutions, и Мария Фролова, партнер EY.

Как изменился спрос на услуги по переводу денег

Алексей Дебелов: Исторически наши клиенты — это предприниматели, которые продавали свой бизнес или долю в нем, выводили прибыль — официально — в основном в Швейцарию и ЕС. Они были заинтересованы в диверсификации своего капитала, его сохранности, в долгосрочной перспективе — его доступности за рубежом.

Поэтому мы не видим спроса со стороны клиентов на возврат денег в Россию. Можно полагать, такой спрос есть у людей, более связанных с российским государством или рискующих попасть в санкционные списки.

Но естественно, что в текущей ситуации существенных ограничений со стороны и регулятора, и перестраховывающихся европейских банков, возможности полноценно управлять деньгами на европейских счетах у них уменьшаются или вообще пропадают. Поэтому они тоже рассматривают альтернативные варианты, в частности, переводы в более дружественные юрисдикции, где меньше ограничений со стороны самих стран и со стороны российского регулирования, с февраля этого года.

Мария Фролова: Первый важный критерий — у клиентов может быть или не быть бизнес в России, может быть бизнес за рубежом или и в России, и за рубежом. Второй немаловажный критерий — где он живет, в России или за рубежом, на каких основаниях. Где находятся частные структуры, которые могут стоять над бизнесом. Последний критерий — степень связанности с государством. Для всех этих категорий клиентов и вопросов появляются различные матрицы решений.

Есть понимание, что в странах Евросоюза стало тяжело и сложно, что структуры с холдинговыми компаниями в странах ЕС становятся тяжело управляемыми, если клиент является российским гражданином. Есть запрос на возврат в Россию, на перевод всего в другие юрисдикции.

Сложная многофакторная модель, в которой одним из решений является амнистия капитала. Я бы также выделила недавние законодательные изменения, позволяющие безналогово передавать активы в России.

Алексей Дебелов: В ситуации, когда с одной стороны банки закрывают счета и вынуждают продавать ценные бумаги, а продажа валютной выручки с зачислением на зарубежные счета не разрешена российским регулированием, амнистия капитала может служить таким выходом.

Ты продаешь ценные бумаги с зачислением валюты на зарубежный счет, и по амнистии подаешь этот счет, заводишь его в Россию. Для тех, у кого нет иного выхода, кроме как продавать ценные бумаги, это хорошее решение.

К каким юрисдикциям присмотреться, кроме Евросоюза

Алексей Дебелов: За последние десятилетия комплаенс ужесточался везде. Сейчас европейские банки дуют на воду и вводят более жесткие ограничения, чем требуют их регуляторы — на всякий случай, чтобы не попасть под санкции. Конечно, в этой ситуации по всему миру будет наблюдаться такая же практика.

Никто не хочет попасть под то, что ты обслуживал санкционное физлицо или юрлицо, и столкнуться с гневом американской фемиды. Открыть счет нерезиденту в банке того же Дубая уже становится очень сложной задачей.

Как раз из тех юрисдикций, которые пока (но все очень быстро меняется) готовы работать с российскими несанкционными деньгами, мы видим в первую очередь Дубай и в меньшей степени остальные арабские эмираты и Сербию. Здесь можно создать юрлицо, в котором ты являешься основным владельцем, нанять себя же его директором. На основании этого получить вид на жительство и открыть счет, в том числе, на физлицо, чтобы на него зачислять деньги, естественно, разрешенные российским регулированием.

Мария Фролова: В первую очередь необходимо понять, какой на данный момент у физлица статус. Есть большая категория клиентов, у которых есть гражданство или ВНЖ в Евросоюзе, что является исключением из европейских ограничений. Дальше смотрим на комплаенс банков в Европе и Швейцарии: насколько они готовы продолжать обслуживать таких клиентов? Это первый важный комментарий, прежде чем куда-то бежать. Второй — не забываем о вопросах доверия к конкретной стране. Насколько я, имея свободный $1 млн, готова разместить его на счетах сербских банков и в какой форме? Когда мы говорим о переводе, мы смотрим на категорию надежности и доверия к другой стране.

С точки зрения юрисдикции в дополнение к ОАЭ, которые все больше набирают популярность (и там можно много куда пойти, необязательно в Дубай), можно подумать про Бахрейн и Катар, более закрытые страны. Но открыть счет в банке в некогда популярном Гонконге сейчас — это фантастика. В Латинской Америке шикарная юрисдикция — Уругвай. Но это скорее для холдинговой компании, а в случае перевода денег опять же возникает вопрос доверия к банковской системе.

Кто-то для трейдинговых компаний использует турецкие фирмы. Первое, что сделали многие [после 24 февраля] — поехали и открыли счета в странах СНГ.

С учетом того, что на данный момент у нас разрешены переводы в рублях, то можно использовать для этого банковские системы этих стран. Но и в этих странах не забываем об усиливающемся комплаенсе: если просто так перевести им сегодня $1 млн, а завтра — куда-то дальше — это может вызвать недовольство со стороны таких банков.

Альтернативы есть, для физлиц все они новые — раньше эти юрисдикции не особо использовали. Но реально найти вариант, с которым можно работать. Опять же, после того как ответим на первый вопрос: хочу ли я идти туда или дальше, имея присутствие в Евросоюзе или Швейцарии, буду ли усиливать его? Одно дело — когда мы создаем холдинговые транзакционные компании, а деньги храним где-то еще, другое — когда деньги в любой форме переводим в экзотическую страну.

Где гарантия, что через несколько месяцев придется переводить деньги и оттуда?

Алексей Дебелов: В наше время никаких гарантий быть не может. Вопрос скорее в инвестициях. Где центр ваших интересов, там должны быть и основные активы. С другой стороны — вопрос диверсификации. Диверсификацию и блага никто не отменял, чтобы если что, вы могли переместиться к активам, не связанным с вашим текущим проживанием — это довольно большая страховка.

Хочу перевести деньги от продажи квартиры за рубеж. Как это сделать и во что вложить?

Алексей Дебелов. Сначала вам нужно иметь, куда это перевести — желательно открыть счет за рубежом. Когда страна позволяет открывать рублевый счет, как та же Сербия, это будет значительно проще. Но опять же, надо внимательно смотреть на регулирование принимающей страны: в Сербии все такие валютные переводы сначала обязаны быть конвертированы в местные динары, так что надо смотреть суммарные затраты на конвертации.

Да, сейчас по последним поправкам вы можете полученные рубли на счетах в других странах конвертировать там в валюту. После этого вы можете с резидентами менее дружественных стран вступать в сделки по покупке недвижимости либо ценных бумаг. Но не можете получать на эти счета деньги от их продажи. То есть купить недвижимость и тут же продать ее не получиться. Надо рассматривать это как долгосрочную инвестицию. В случае с ценными бумагами вы будете получать от них дивиденды и купоны, которые можно получать на иностранные счета по текущему регулированию — как и зарплату и другие процентные платежи, и средства от сдачи квартиры в аренду.

За рубежом можно оплачивать услуги лечения, но не надо считать, что вы можете оплачивать любые услуги — в банках сейчас будут вдвойне придирчиво рассматривать любые подобные контракты. И старое доброе «окажу себе консалтинговые услуги из-за рубежа и переведу себе таким образом много денег», скорее всего, не пройдет контроль. Скорее всего, еще и поставят на вас красный флажок в будущем при всех переводах.

Если вы не слишком торопитесь и сумма не слишком значимая, можно постепенно переводить по те же $10 тыс. в месяц на счет от всех членов семьи и таким образом постепенно получать деньги за рубежом.

Вложения в недвижимость — это один из вариантов. Может, вы не можете себе ее позволить или не хотите покупать, потому что в текущей ситуации, понятно, никакой долгосрочной предсказуемости нет. Купить недвижимость, которую вы сейчас не сможете продать, не знаете, будет ли она вам нужна много лет в дальнейшем — тоже может быть избыточным риском.

К сожалению, хороших решений сейчас нигде нет, надо для себя взвешивать.

По крайней мере, недвижимость (в меньшей степени) и ценные бумаги (в большей) позволяют получать текущий доход. Сможете ли вы продать купленную недвижимость за те же деньги через год — большой вопрос. Те же Дубай и Абу-Даби последние восемь лет на фоне падения цен на нефть показывали довольно стабильное снижение. Правда, сейчас и цены на нефть высокие, и локальный спрос на фоне перетока российских капиталов. Так что тренд немного развернулся, вопрос в его долгосрочности.

Если речь идет о сумме в несколько миллионов долларов, набор доступных решений меняется. Вход в бизнес сейчас несколько усложнен российским регулированием, надо внимательно смотреть. Также есть риски, связанные со сделками, с переходом права собственности к резидентам недружественных стран. Такой человек в первую очередь должен нанять себе юриста, который будет отслеживать, насколько его сделки соответствуют текущим ограничениям. В остальном ему доступны те же условия, что раньше. Но создание или покупка компании будут связаны с большим количеством телодвижений, которые необязательно вам нужны.

Мария Фролова: Все эти ограничения работают для всех физлиц, где бы они не проживали, если у них есть гражданство России. Потому что у нас есть разница в законодательстве о валютном регулировании, где было введено понятие «спецрезидентов» — тех, кто проживает на территории России менее 183 дней. К ним это тоже применимо.

Даже если я не была в России последние пять лет, но у меня есть гражданство России, с точки зрения российского законодательства я обязана соблюдать все ограничения, которые были введены. Это важный вопрос с т.з. дальнейшей жизни тех людей, которые никак не связаны с Россией и давно сюда не приезжали. Те действия, которые они сейчас совершают, тоже могут быть рассмотрены как нарушение валютного законодательства или указов, принятых президентом.

Алексей Дебелов: При этом валютные резиденты не пересекаются с налоговыми. Если человек не является налоговым резидентом, он может не отчитываться о своих счетах за рубежом и движении денег по ним. Но это не значит, что он не обязан соблюдать остальные требования.

Как быть, если человек нигде не находился 183 дня за год и у него нет четкого налогового резидентства?

Мария Фролова: Сказала бы, что до недавнего времени таким людям было довольно сложно.

Если человек не резидент нигде, он вызывает больше вопросов относительно комплаенса и происхождения средств — по сравнению с тем, кто говорит, где является налоговым резидентом. Сейчас таким людям стало совсем плохо с точки зрения взаимодействия с банками.

Я бы порекомендовала решить, где они являются налоговыми резидентами. Есть страны, где достаточно побывать 45 дней. 

При понимании, какие будут предприниматься ограничения к тому или иному лицу, обычно идут до определения источника средств.

С чем связано ваше богатство, откуда ваши деньги? Вы их заработали в России? Значит, вы связаны с Россией, даже если не живете в России и отказались от гражданства — все равно этот след остается.

Поэтому таким людям нужно определиться, где они хотят быть налоговыми резидентами, чтобы избежать неопределенности. 

Можно ли вынуть часть денег из российского бизнеса и перевести их за рубеж?

Мария Фролова: У нас есть существенные ограничения, которые не позволяют российским гражданам приобретать вклады, паи и доли в иностранных компаниях. Сейчас создание иностранной компании становится проблематичной историей. Можно смотреть, каким образом ее финансировать, но это существенное ограничение в структурировании того, что можно делать. Нужна ли мне компания? Буду ли я чем-то владеть напрямую? Или нужны альтернативные структуры, которые не предполагают вхождения в капитал? Буду ли думать о займах, которые можно выдавать, например, в рублях? Сложная история.

С точки зрения вывода денег из российского публичного бизнеса есть прямые ограничения на выплату дивидендов нерезидентам. Выплата дивидендов в случае с ООО возможна. Опять же, любые платежи будут проходить через российские банки, и они могут принимать более жесткую позицию, например, не пропускать платежи.

Алексей Дебелов: Формально ограничений на оплату услуг зарубежных лиц нет. Другое дело, что за каждой вашей сделкой будут внимательно смотреть в банке и требовать много подтверждающих документов. Следить, чтобы компания, оказывающие эти услуги, могла их оказывать физически.

При любом сомнении не в вашу пользу в сделке вам будет отказано. У сделки обязательно должна быть материальная составляющая. 

В целом, прежде чем куда-то отправлять деньги, вам надо показать документы отправляющему и принимающему банкам. И даже если оба они дадут добро, это не застрахует вас от отсутствия проблем. Мои знакомые отправляли абсолютно белые деньги, которые застряли на уровне банка-корреспондента. А уходили они из банка, который потом стал санкционным. Что будет с этими деньгами и как получить к ним доступ — большой вопрос.

Материал подготовлен на основе выпуска подкаста «Экономика на слух» (проект Российской экономической школы). Ведущий Филипп Стеркин

Самое читаемое
  • Экономисты: крепкий рубль и дорогая нефть несут риск банкротств и огромной инфляцииЭкономисты: крепкий рубль и дорогая нефть несут риск банкротств и огромной инфляции
  • Курс доллара и евро повысится до 76,4 руб. и 82,5 руб. соответственноКурс доллара и евро повысится до 76,4 руб. и 82,5 руб. соответственно
  • Заразен, смертелен, лечение хуже самой болезни. Мифы о раке и их разбор от онколога КотоваЗаразен, смертелен, лечение хуже самой болезни. Мифы о раке и их разбор от онколога Котова
  • Соцполитика — приоритет. Как уральские компании мотивируют и вовлекают персоналСоцполитика — приоритет. Как уральские компании мотивируют и вовлекают персонал
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.